Доступность ссылок

Что будет, если Туркменистан отключит газ Ирану?


Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов (слева) и президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад во время церемонии открытия газопровода из Туркменистана в Иране. Довлетабад, 6 января 2010 года.

Газовый конфликт между Туркменистаном и Ираном продолжается. Эксперты обсуждают, что может произойти, если Туркменистан полностью прекратит поставки газа в Иран.

ГАЗОВЫЙ КОНФЛИКТ

1 января Национальная газовая компания Ирана заявила, что Туркменистан прекратил поставки газа в северный Иран. Газовый конфликт между двумя странами продолжается.

В Туркменистане заявляют, что Иран имеет огромный неоплаченный долг за газ. Перекрытый вентиль плохо сказывается как на Иране, так и на Туркменистане. Эти две соседние страны хорошо ладили друг с другом на протяжении последних 25 лет, но в вопросе газового конфликта, как кажется, стороны занимают слишком разные позиции, и найти компромисс может стать нелегким делом.

Для обсуждения подробностей конфликта, а также его возможных последствий для ирано-туркменских отношений Азаттык организовал дискуссионную панель с участием пресс-менеджера Азаттыка Мухаммада Тахира, старшего научного сотрудника Atlantic Council's Global Energy Center Бренды Шаффер, эксперта по безопасности Middle East Institute Алекса Ватанки и автора этой публикации Брюса Панниера.

Информация о трениях между Туркменистаном и Ираном появилась как раз перед Новым годом. Условия ирано-туркменского газового соглашения, заключенного почти 20 лет назад, никогда не были известны для внешнего мира, поэтому недавно озвученные разногласия между двумя сторонами пролили свет на подробности соглашения.

- Многие иранские обозреватели и сообщения в прессе… говорят, по существу, что коммерческое соглашение не сработало. Они говорят, что это не политический вопрос, - сказал Алекс Ватанка.

Туркменско-иранская граница в районе Серахса, Марыйская область Туркменистана.
Туркменско-иранская граница в районе Серахса, Марыйская область Туркменистана.

Точная сумма задолженности неизвестна, хотя первые сообщения о газовом конфликте называли сумму в 1,8 миллиарда долларов. Некоторые иранские источники сообщают, что вообще нет никакого долга, тогда как несколько иранских официальных лиц дали интервью, в которых признали, что Иран действительно имеет задолженность. Их оценки разнятся от сотен миллионов до более миллиарда долларов. Туркменистан не предоставил никаких данных. По мнению Алекса Ватанки, это наталкивает многих на мысль, что «это больше о том, сколько денег Туркменистан может получить у Ирана, а с иранской стороны – сколько они могут избежать дать Туркменистану».

ВНУТРЕННИЕ ПОСТАВКИ?

Пока переговоры продолжаются, иранские власти пытаются перенаправить энергию в районы на северо-востоке Ирана, которые остались без газа. Некоторые иранские чиновники считают, что северо-восточный Иран может обойтись без туркменского газа, и многие иранские официальные лица предсказывают, что пройдет не слишком много времени до того, как внутренние газопроводы достигнут северного Ирана и сделают покупку туркменского газа ненужной.

Однако с приближением президентских выборов в Иране публичные выступления официальных лиц могут не полностью отражать ситуацию в северном Иране. На самом деле Иран, возможно, окажется неспособным обеспечить энергией север страны в связи с проблемами с туркменским газом.

- Я думаю, очень важный вопрос в том, каково на самом деле состояние добычи газа в Иране, и сможет ли Иран на самом деле предоставить газ своему собственному населению, - говорит Бренда Шаффер. Она отметила, что по данным BP и Департамента США по энергии, «Иран, по сути, является нетто-импортером газа, что значит, что он импортирует больше газа из Азербайджана и до недавних пор из Туркменистана, чем он экспортирует на свои два экспортных рынка – в Армению и Турцию».

Женщины, убирающие улицы, идут вдоль дороги в Ашгабате. Декабрь 2016 года.
Женщины, убирающие улицы, идут вдоль дороги в Ашгабате. Декабрь 2016 года.

Сообщения прошлого года указывают на то, что Туркменистан сталкивается с серьезными экономическими трудностями в связи с падением мировых цен на газ – основную составляющую экспорта Туркменистана. Кроме того, в начале 2016 года Туркменистан потерял Россию в качестве покупателя своего газа, и сейчас экспортирует только в Иран и Китай. Некоторые эксперты высказывают предположение, что решение Ашгабата оказать давление на Иран обусловлено острой нуждой Туркменистана в деньгах. Если это правда, то это стратегия может иметь долгосрочные последствия.

- Посмотрите [на Иран на карте]. Это крупнейший участок территории в этой части света, связывающий Ближний Восток с севером, Центральной Азией, Кавказом, Европой на западе, и конечно, Восточной Азией, - говорит Алекс Ватанка.

Он отмечает, что Иран играет большую роль в китайском проекте «Один пояс, один путь», и что Туркменистан, будучи соседом Ирана, может получить выгоду от больших связей с внешним миром через Иран и китайский проект.

- Национальная иранская газовая компания стремится сделать Иран региональным центром природного газа. Это означает, что Иран становится не только поставщиком газа, но и транзитным пунктом для поставок газа на север, восток и запад, - говорит Алекс Ватанка.

ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПАРТНЕР

Сохраняющаяся из-за газового конфликта напряженность, возможно, не окажет длительного эффекта на ирано-туркменские отношения. За все годы, когда Иран находился под различными экономическими санкциями, Туркменистан поддерживал хорошие отношения с Исламской Республикой – и эти отношения действительно основаны на торговле. Бренда Шаффер отметила, что «во многих местах могут быть конфликты в связи с торговлей газом, и это не отражается на политических отношениях, и наоборот».

Иран становится не только поставщиком газа, но и транзитным пунктом для поставок газа на север, восток и запад.

Алекс Ватанка добавил, что «Туркменистан и Иран являются прибрежными государствами [Каспийского моря]», и все еще есть много вопросов об использовании Каспия, требующих согласия всех сторон, которые делят это море. Он также указал, что имеется также нарушения безопасности в северном Афганистане, на участках, граничащих с Ираном и Туркменистаном.

Туркменистан неизбежно теряет Иран в качестве газового покупателя. Однако Иран, который больше связан с международной торговлей, может пригодиться для Туркменистана не просто как покупатель газа, тем более, что объемы продаж газа, как кажется, никогда не превышали восьми миллиардов кубометров в год.

В то же время, у Туркменистана, как кажется, есть немного возможностей улучшить свое экономическое положение. Несмотря на утверждения Ашгабата, что власть пользуется широкой поддержкой населения, множество признаков указывают на то, что большая часть населения недовольна властями, и что на фоне недавнего экономического спада недовольство растет. Каковы бы ни были долги Ирана, Туркменистану сейчас определенно нужны деньги.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG