Доступность ссылок

Срочные новости

Вернется ли «Талибан» накануне выборов?


Бойцы движения "Талибан".

В Афганистане осенью этого года должны состояться парламентские выборы. Несмотря на призывы властей принять участие в процессе по примирению, талибы пока не предпринимают ответных шагов. Эксперт по вопросам Афганистана в интервью Азаттыку ответил на вопрос, как действия «Талибана» в стране отразятся на Центральной Азии.

Представители движения «Талибан», присутствовавшие в феврале на конференции в рамках «Кабульского процесса» по примирению в Афганистане, не приехали на международную конференцию по вопросам мира и безопасности в Афганистане, которая состоялась в конце марта в Ташкенте. Однако 13 апреля Афганская редакция Азаттыка сообщила о намерении десятков лидеров «Талибана» переехать в вилайет Кандагар, который граничит с Пакистаном. Также сообщается, что они готовы прийти к мирному соглашению и, возможно, примут участие в выборах в Волеси Джирга – парламент – и советы вилайетов, которые планируется провести в этом году. Во время встречи в рамках «Кабульского процесса» президент Афганистан Ашраф Гани заявил, что если талибы прекратят вооруженные действия, то Кабул будет готов без каких-либо дополнительных условий признать движение «Талибан» политической партией.

Насколько уместно признавать движение «Талибан» политической силой? Как отразится ситуация в Афганистане на приграничных с ним странах Центральной Азии? На эти и другие вопросы по ситуации в регионе в интервью Азаттыку ответил турецкий эксперт по вопросам Афганистана Эседолла Огуз, который родился и вырос в этой стране.

Азаттык: Как вы охарактеризуете сейчас «Талибан» в качестве политического движения в Афганистане?

Эседулла Огуз: Всем известно, что прежде, до вмешательства Советского Союза в дела Афганистана, в стране не было таких проблем, как сейчас. Все этнические группы мирно сосуществовали в своем определенном ритме. Сразу же после ввода советских войск в Афганистан произошла дисгармония. Что говорить о противостоянии моджахедов и советстких войск, когда конфликты происходили и между самими афганцами. Движение «Талибан» возникло через несколько лет после вывода советских войск из страны.

Лидер «Талибана» Мулла Омар.
Лидер «Талибана» Мулла Омар.

В начале 1990-х годов было лишь одно возглавляемое Муллой Омаром движение «Талибан», которое контролировало основную часть территории страны. Они были изгнаны после введения в Афганистан международного военного контингента. Однако после вывода из страны международных сил, начиная с 2014 года, талибы снова подняли головы.

Сейчас в Афганистане насчитывается несколько группировок, которые не признают друг друга, но тем не менее называют себя «Талибаном». Одни из них готовы прийти к соглашению с властями, другие это предложение не принимают. Однако всех их объединяет одно: все группировки, называющие себя «Талибаном», против вмешательства иностранцев в дела Афганистана. Это общая для группировок «Талибана» идея.

Азаттык: Президент Афганистана говорит о возможности признания «Талибана» политической партией. Это политическая тактика центрального правительства Кабула или власти действительно хотят признать «Талибан»?

Гульбеддин Хекматияр готовится к выступлению перед сторонниками в Джелалабаде. 30 апреля 2017 года.
Гульбеддин Хекматияр готовится к выступлению перед сторонниками в Джелалабаде. 30 апреля 2017 года.

Эседулла Огуз: Вряд ли это можно назвать тактикой. Кабул, действительно, заинтересован в том, чтобы «Талибан» участвовал в происходящих в стране политических процессах. К примеру, ранее власти выступили гарантом, и глава группировки «Хизб-и-Ислами» (Исламская партия) Гульбеддин Хекматияр вернулся в страну. Это хороший признак. Если «Талибан» сложит оружие и начнет свободно участвовать в политических событиях в стране, то конфликты, нападения сократятся.

Читайте еще: Глава группировки «Хизб-и-Ислами» прибыл в Кабул

Азаттык: Чем занимается группировка «Хизб-и-Ислами» после возвращения в страну?

Эседулла Огуз: Осенью этого года в Афганистане пройдут парламентские выборы. Похоже, «Хизб-и-Ислами» примет участие в этих выборах. Даже сам Хекматияр, которого обвиняют в причастности к кровавым событиям в Кабуле, объединился с властями Кабула и призывает талибов к заключению мирного соглашения. Однако талибы вряд ли согласятся с призывами Хекматияра и официальных властей. Они требуют вывода иностранных войск и считают, что местные группировки к соглашению могут прийти только в этом случае.

Азаттык: Как, по-вашему, отразится на Центральной Азии признание Кабулом «Талибана» политической партией?

Если ИГ получит влияние, то это, безусловно, станет угрозой для Центральной Азии. Представителей ИГ пока можно встретить лишь на севере Афганистана. Если они окрепнут, это ни к чему хорошему не приведет.

Эседулла Огуз: С Афганистаном граничат сразу три страны Центральной Азии – Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан. Если талибы будут признаны политической силой, они адаптируются к афганскому обществу и, соответственно, близлежащие народы не будут страдать. Почему я говорю об этом? Сейчас в Афганистане, кроме «Талибана», есть организация «Исламское государство» (ИГ). Если сравнить идеологию «Талибана» и ИГ, то видно, что талибы поднимают проблемы лишь в рамках Афганистана. Между тем ИГ хочет навязать свои идеи другим. Они не ограничиваются определенной территорией и намерены распространить свои идеи по миру. Поэтому, если «Талибан» захочет участвовать в процессе по примирению, думаю, для Центральной Азии это будет неплохо. Даже в 1990-е годы, когда к власти в Афганистане пришли талибы, они не относились враждебно к Центральной Азии и не навязывали свою идеологию.

Если ИГ получит влияние, то это, безусловно, станет угрозой для Центральной Азии. Представителей ИГ пока можно встретить лишь на севере Афганистана. Если они окрепнут, это ни к чему хорошему не приведет. Сейчас время от времени звучат сообщения, что некоторые группировки примкнули к ИГ.

Азаттык: Говоря о проблеме «Талибана», мы должны сказать и о Пакистане. Эти две страны не перестают обвинять друг друга в «поддержке террористов». Огонь, открытый с приграничной территории Пакистана, достигает афганских земель. Премьер-министр Пакистана Шахид Хакан Аббаси 7 апреля побывал с визитом в Кабуле. В целом, когда и как изменятся взаимоотношения между Афганистаном и Пакистаном? Что дал визит Аббаси?

Эседулла Огуз: Я не думаю, что сейчас произойдут большие изменения. Официальные визиты на высоком уровне между Афганистаном и Пакистаном стали обычным явлением. Однако, как это ожидалось, между сторонами не установились доверительные отношения. В Афганистане обвиняют Пакистан в связи с некоторыми вопросами «Талибана». Нельзя сказать, что это настолько правильные действия. Потому что сейчас Пакистан полностью не контролирует «Талибан». Считается, что Северный Вазиристан на границе, который не могут контролировать обе стороны, подчиняется талибам. Там встречаются представители «Талибана» и ИГ.

Осевшие там боевики нападают то на Пакистан, то на Афганистан. В такие моменты в Исламабаде и Кабуле звучат взаимные обвинения.

Действительно, в девяностые годы Пакистан оказывал помощь «Талибану». Однако теперь талибы в Северном Вазиристане разделены на несколько группировок. Армии обеих стран не имеют доступа в районы, где они осели. Между тем руководство Афганистана и Пакистана, кроме взаимных обвинений, не прилагает никаких усилий по укреплению взаимного доверия. Прежде всего им нужно укреплять доверие друг к другу. Сегодня взаимные обвинения не дают никаких результатов.

Солдат войск Пакистана охраняет участок границы между Пакистаном и Афганистаном.
Солдат войск Пакистана охраняет участок границы между Пакистаном и Афганистаном.

Официальные визиты друг к другу лишь обнадеживают, но не способствуют доверию. В прошлом году руководство Афганистана побывало с визитом в Пакистане, и пакистанские делегации приезжали в Афганистан на переговоры. В ходе всех этих встреч звучали разные обнадеживающие заявления, однако прогресса в деле нет.

Азаттык: В прошлом году Пакистан должен был активно участвовать в подписании мирного соглашения по Афганистану. Однако в условиях взаимных обвинений, кажется, не наблюдается активного желания в достижении мира? В чем причина этого?

Считается, что 60–70 процентов территории Афганистана контролируется талибами. Талибы не отрицают возможности мирного перемирия только в том случае, если иностранные войска будут выведены полностью.

Эседулла Огуз: В 1990-е годы Пакистан много помогал Афганистану. К примеру, миллионы афганских беженцев нашли приют в Пакистане. Исламабад, в свою очередь, также хочет, чтобы в Кабуле сформировалось дружественное правительство. В настоящее время из-за отсутствия настоящего доверия между двумя странами талибы усилили свои позиции вдоль границы. К примеру, мы видим, что после прошлогодних встреч не было достигнуто никакого прогресса. Даже если не говорить о ситуации между Пакистаном и Афганистаном, Исламабаду всё еще не удается наладить хорошие отношения со своим другим соседом – Индией. Есть намерения, но нет действий.

Азаттык: Вы сказали про Индию. Недавно газопровод ТАПИ, по которому планируют экспортировать туркменский газ в Индию через территории Афганистана и Пакистана, дотянули до Афганистана. Безопасность проекта по-прежнему вызывает сомнения. В Афганистане и Пакистане предпринимают какие-либо действия в этом отношении?

Читайте еще: Газопровод TAPI дотянули до Афганистана. Что дальше?

Эседулла Огуз: Несмотря на то, что Афганистан говорит о безопасности территории вдоль газопровода, он не учитывает тот факт, что территория, по которой проходит трубопровод, осталась бесконтрольной. Пока официальный Кабул и «Талибан» не достигнут определенного соглашения, полное осуществление этого проекта будет под вопросом. Считается, что 60–70 процентов территории Афганистана контролируется талибами. Талибы не отрицают возможности мирного перемирия только в том случае, если иностранные войска будут выведены полностью. Думаю, что без достижения мира и согласия еще рано говорить о безопасности трубопровода.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Куанышбек КАРИ

    Куанышбек Кари работает на Азаттыке с 2010 года, является главным редактором Алматинского бюро. Окончил бакалавриат факультета журналистики КазНУ имени Аль-Фараби и магистрат факультета персидской литературы Тегеранского университета.

    Работал корреспондентом во всемирной службе телерадиообъединения Ирана, затем был корреспондентом нескольких казахстанских СМИ в Иране. Работал на должностях корреспондента, заведующего отделом и первого заместителя главного редактора в ряде информационных агентств, газет и журналов в Казахстане.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG