Доступность ссылок

Первый из семи пороков НПО в Казахстане – проблема верификации


Во время открытия конференции для НПО Казахстана "SocialCamp Astana 2010". Астана, 22 июля 2010 года.

Когда говорим НПО, мы понимаем это как некий целый сектор общественных организаций. Третий сектор – так НПО называют в противовес двум первым: государству и бизнесу. Однако, если вглядеться, на самом деле нет никакой монолитности.


В Казахстане, во многом благодаря законодательству, все организации, которые не подходят под определение государственных или коммерческих, являются неправительственными – НПО. Это и социальные общественные организации, и национально-культурные центры, и политические партии, и религиозные общины. Но «кто есть кто» на самом деле? И самое важное: что они делают и зачем нужны?

«МЕРТВЫЕ ДУШИ»

Отличной иллюстрацией бедлама, царящего в третьем секторе, является самая простая статистика. Никто сейчас не может внятно ответить, сколько сейчас в стране НПО. Разными организациями приводятся различные данные. Если же усложнить вопрос: «Сколько в Казахстане реально действующих НПО?» – то ответа не будет как такового.

То есть сейчас в Казахстане можно зарегистрировать НПО, выигрывать гранты и использовать ее имя, но нельзя никаким образом ее верифицировать, если НПО сама того не пожелает. И конечно же, ликвидировать – кроме как по решению учредителей – также нельзя. Это, в принципе, нормально, но вот в стране такие порядки привели к возникновению целой среды НПО – «мертвых душ».

У меня и у моих коллег, давно работающих в общественной сфере, есть своя классификация, которую я и хочу озвучить.

НПО-ОДНОДНЕВКИ

Основная цель создания таких НПО – это отмывание денег. Чаще всего они создаются под какой-то проект, что подразумевает некую аффилированность учредителей НПО с теми, кто дает деньги на проект. Отработав свое, эти НПО просто остаются лежать «мертвым грузом» до следующего удобного случая. Причем, никаких серьезных препонов для участия таких НПО ни в конкурсах грантодателей, ни в государственном социальном заказе нет. НПО может существовать годами, удачно обходя ценз по «возрасту» (когда для участия в конкурсах требуется определенное количество лет работы).

Такие НПО множат статистику сектора, но самое плохое – они оттягивают значительную часть ресурсов, которые могли бы быть использованы другими, реальными, общественными организациями.

НПО-ПРИКОРМЫШИ

НПО-прикормыши есть как у государства, так и у крупных грантодателей. Такие квазиНПО – это номинально неправительственные общественные объединения, которые действуют в интересах либо местных, либо республиканских властей. Эти организации используются с целью демонстрации «динамично развивающегося гражданского общества» западным наблюдателям, а также для создания позитивного имиджа государственной политики.

Результат – НПО-прикормыши выигрывают большинство государственных грантов на реализацию социальных проектов, обладая полной поддержкой властей. Тут нужно отметить, что некоторые из них все же работают или пытаются работать, качественно реализовывать проекты. Однако всё же они всегда явные фавориты при проведении госсоцзаказов, что несправедливо по отношению к прочим общественным организациям и опять же ведет к нерациональному использованию ресурсов. Из-за отсутствия фактической деятельности такие прикормыши относят чиновникам по 40 процентов «отката» от грантов, а чиновники к хорошему привыкают быстро.

У международных грантодателей, к сожалению, также есть такая практика. Они выбирают себе круг избранных НПО, и потом это называется «давние партнеры». Причем признавать, что дают деньги на пустые прожекты и неэффективные акции дружеским НПО, международники не хотят, хотя при случае активно пеняют на госсоцзаказ и прогосударственные НПО: мол, вы неэффективны и проводите только круглые столы. Результат – достойные не находят должной поддержки, «давние партнеры» расслабляются и работают спустя рукава (все равно ведь денег дадут!), а международные фонды вносят свою лепту в дебилизацию общественных организаций в Казахстане.

ЛЖЕПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ НПО

Лжепрофессиональные НПО – всяческие организации, представляющие группы людей, объединенных по профессиональному признаку. Вот только незадача – очень часто эти люди так и не знают о таких организациях, и «представление интересов» заключается только в участии в специализированных проектах в качестве экспертов.

За редким исключением сотрудники, работающие в подобных организациях, не смогли себя реализовать в профессиональной деятельности, а чаще всего представляют из себя «всезнающих экспертов», которые не только не способны к глубокому анализу проблем, но и не могут признаться в этом.

Именно из-за таких «экспертов» многие проблемы общества и не могут найти здравого и взвешенного решения. Результатом работы является отсутствие решения социальных проблем, а иногда и их усугубление. Прикрываясь интересами групп профессионалов, они на деле не только не оказывают никаких услуг этим группам, не приносят никакой опосредованной пользы, но опять-таки потребляют гранты, которые можно было бы использовать более эффективно.

«ВЕЧНО МОЛОДЫЕ» НПО

С этим видом НПО сталкиваются множество новых молодых активистов: пытаясь начать работу с социальных грантов, они видят, что эта ниша занята немолодыми бывшими партработниками, которые, конечно же, гораздо лучше знают молодёжную специфику и видят ситуацию «умудрёнными глазами».

Многие из них сидят в «молодежке» годами, в 30 с лишним лет отчаянно молодятся, неумело используют молодежный сленг и очень умело «пилят» бюджет государственной молодежной политики. Этих людей иногда откровенно жаль. Чаще всего нигде, кроме молодежной политики, они так и не реализовываются, не понимая, как смешно выглядят.

К сожалению, подобный вид НПО практически не способен решать наиболее актуальные проблемы молодёжи, мешает ей участвовать в принятии решений, а также демотивирует более эффективных и активных лидеров.

БИЗНЕС-НПО

Они по своей сути – эволюционировавшие НПО-однодневки. Они также не дают никакого позитивного социального эффекта, но исправно получают гранты, проводят пустые мероприятия и просто превращают деятельность НПО в выгодный всем соцбизнес. Такие НПО часто объединены в целые «НПО-холдинги», где есть НПО по молодежке, НПО по гендеру, НПО по соцуслугам. Они имеют большой штат служащих, которые очень часто являются членами одной семьи, работают на доверии друг к другу.

Например, в Астане есть НПО-семья: своя общественная организация есть у мамы, дочки и теперь – у сына.

И самое главное – такие НПО практически всегда являются «кормушками» для местных чиновников, к которым вхожи напрямую и часто лично дружат с ними. Как вычислить такие «НПО-холдинги»? Очень просто, возьмите данные по госсоцзаказу в регионе от любого областного акимата. Видите НПО, которая загребает до половины лотов совершенно разной направленности? Это первый сигнал. Зачастую все просто знают и не связываются с такими людьми, потому что себе дороже.

КАК ОТДЕЛЯТЬ ЗЁРНА ОТ ПЛЕВЕЛ?

Как же бороться с этим пороком? Пока решения нет. Для начала было бы неплохо дать более четкое определение НПО по закону. Ведь если у организации нет миссии, которой она следует, то это что угодно, но не НПО. Если нет проблемы, которую она решает, это не НПО. Если нет людей, которые получают пользу от деятельности такой организации, то это не НПО.

Кто-то предлагает внедрить более жёсткую систему контроля за реализацией проектов, которая позволит проектам реализовываться в правильном понимании. Кто-то настаивает на изменении всего неправительственного сектора. Есть и приверженцы «статистического подхода»: нужно сначала посчитать, а затем провести мониторинг всех неправительственных организаций Казахстана. Но это всё – действия «сверху вниз».

Я же считаю, что, пока не изменится сама внутренняя культура НПО Казахстана – всё бесполезно. Инициировать эти перемены должны сами энпэошники. Те, кто верит в общественный сектор. Те, кто хочет доказать, что НПО полезны, и те, кто просто устал от засилья всех эти «мертвых» и «мертворожденных» организаций, описанных выше.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG