Доступность ссылок

Срочные новости

Сакен Таужанов. Памяти первого казахстанского блогера


Сакен Таужанов, казахский блогер, трагический погибший 1 августа 2007 года в Алматы. Фото с сайта www.kub.kz

Сакен Таужанов, молодой журналист и блогер, жестко критиковавший режим Нурсултана Назарбаева, три года назад погиб в Алматы при обстоятельствах, не до конца выясненных. Официальная версия его гибели – несчастный случай.


Я был близко – по духу! – знаком с Сакеном Таужановым, хотя мне и не довелось лично пообщаться с ним. Мимолетная встреча с Сакеном зимой 2007 года в Алматы возле ТЮЗа во время гражданской панихиды по общественному деятелю Болатхану Тайжану – не в счет, поскольку нас тогда только представили друг другу. Я побежал дальше добывать фотографии для своего очередного, как я называл, фотореквиема. Разве я мог тогда подумать, что всего лишь через полгода буду делать фотореквием уже по Сакену Таужанову?!

МОЯ СУДЕБНАЯ ЭПОПЕЯ

Летом 2006 года КНБ завел на меня два уголовных дела по обвинению в посягательстве на честь и достоинство президента Нурсултана Назарбаева. Причиной и поводом для этого послужили две мои статьи, которые были размещены весной 2006 года в моем блоге в Интернете.

Одну из них под названием «Папа Римский и Папа Астанинский – почувствуйте разницу!» я написал (и разместил на своем блоге!) 2 апреля 2006 года. Поводом для нее послужила годовщина смерти Папы Римского Иоанна Павла Второго. Причиной – та позиция, которую занял президент Нурсултан Назарбаев по делу об убийстве одного из лидеров оппозиции Алтынбека Сарсенбаева и его двух помощников.

Вторую статью, о противоречиях в расследовании убийства лидера оппозции Алтынбека Сарсенбаева, я написал 3 мая 2006 года. Поводом для нее послужил арест Рысбека Сарсенбаева, его родственников, которые посмели выйти с молчаливой акцией протеста к Монументу Независимости на площади Республики в Алматы в апреле 2006 года.

Когда КНБ завел на меня два уголовных дела, которые затем были объединены в одно производство, еще не было ясно, чем все это для меня закончится. Меня то и дело таскали на казахскую «Лубянку», что находится в Алматы на пересечении бывших улиц Дзержинского и Виноградова, где ранее была республиканская контора КГБ.

Подполковник КНБ, старший следователь по особо важным делам, запомнился мне тем, что с видимым – как мне показалось – наслаждением допрашивал меня, а когда молча читал текст с монитора компьютера, то шевелил губами. Было неприятно, конечно, но страха не было. Я считал обвинения в мой адрес ничтожными и надуманными.

Однако не все, видимо, понимали это. Около меня вдруг начали крутиться и пытаться втереться ко мне в доверие некоторые довольно способные (думаю, в разных отношениях) молодые люди, к которым я относился со здоровым подозрением.

ЯВЛЕНИЕ САКЕНА ТАУЖАНОВА

И вдруг, как бриллианты чистой воды, среди всей этой пыли и грязи появились в Интернете комментарии Сакена Таужанова в мою поддержку!

Сакена я и раньше знал по его публикациям. Меня всегда поражала его точность и краткость. Так что без всякого желания угодить его родным и близким скажу: я сразу понял, что он талантлив! Я почувствовал себя словно Сальери перед Моцартом (но не было никогда желания отравить его), когда видел при чтении его статей, как легко, ясно и красиво Сакен в нескольких словах выражает то, на что я потратил бы груду тяжелых словесных кирпичей. Чтобы вначале заложить фундамент того, что хочу сказать, а затем использовать еще большую груду для того, чтобы объяснить, что же хочу сказать. И только после этого перейти к сути дела. Как, впрочем, и на сей раз.

Иначе говоря, Сакен был литературным «снайпером»! Его статьи поражали цель в самую десятку: один выстрел – один «труп»! Поэтому в плане литературной формы я восхищался тем, как он пишет, и понимал, что этого мне не дано. Одно это вызывало во мне безмерное уважение к нему.

Однако Сакен Таужанов не только блестяще владел литературной формой. Он был мужественным публицистом. Все-таки быть «снайпером» – удел героических личностей! И вот этот мужественный человек бесстрашно протянул мне руку дружбы в тот момент, когда вокруг меня образовалась определенная моральная пустота.

Кто-то другой может на меня при этих моих словах обидеться, поскольку они могут заявить, что оказывали поддержку мне. Я выражаю искреннюю благодарность тем, кто поддерживал меня, защищал меня на судебном процессе в качестве его участника или в составе группы поддержки.

Однако помощь Сакена Таужанова в тот период оказалась иной. Она была на два порядка выше. И пусть он не ходил на судебные заседания по моему делу, тем не менее именно его моральная поддержка, а в чем-то и философская помощь, оказалась своего рода бальзамом на душу.

Прежде всего, его помощь была абсолютно искренней и также абсолютно не организованным из вне душевным порывом. В то же время эта его искренность не была по-местечковому мелкой, обывательской. Она была возвышенной, чистой, не замутненной какой-либо интеллектуальной или моральной ограниченностью.

Иначе говоря, Сакен Таужанов в тот момент оказался единственным человеком, который меня понял верно: начиная с того, что мной двигало, когда я садился писать, и заканчивая оценкой возможных последствий содеянного мной.

МОЙ МЛАДШИЙ СТАРШИЙ БРАТ

Зная о том, что Сакен почти на тридцать лет моложе меня, я почитал его, тем не менее, как старшего собрата по перу.

Возможно, поэтому я побоялся встретиться с Сакеном в физическом пространстве, чтобы исключить нарушение сложившихся между нами гармоничных виртуальных отношений, при которых он занимал положение старшего литературного брата.

И здесь самое время признаться, что я боялся Сакена! Боялся его суждений. Тем более что он всегда резал правду-матку. В том числе боялся того, что при личной встрече он может обнаружить: я никакой не мужественный человек. Может быть, он обнаружил бы еще и многое другое, в чем я не готов пока признаться даже самому себе.

ЗАЩИТА ДЛЯ ЗАЩИТЫ?

Во время судебных баталий у меня была сильная защита. Меня защищал профессиональный адвокат Мустахим Тулеев, который в 2002 году прославился защитой одного из лидеров оппозиции – Галымжана Жакиянова. Моими общественными защитниками были лидер партии ДВК Асылбек Кожахметов, руководитель прессозащитной организации «Журналисты в беде» Розлана Таукина и руководитель другой прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева. Они оказали мне огромную помощь.

Однако в чем я был принципиально не согласен с моими защитниками, так это в том, что я должен был, по их мнению, вести себя на судебном процессе осмотрительнее. «Мы вас пытаемся защитить, а вы сами лезете в петлю», – обобщил как-то Асылбек Кожахметов. Я же полагал, что должен занимать не оборонительную, а наступательную позицию. Не знаю, кто оказался прав. Однако в своем последнем слове я заявил, что меня судят по существу за то, что я «не люблю президента Назарбаева».

Вместе с тем я полагаю, что благодаря именно стараниям моих защитников мне дали всего лишь два года тюрьмы условно. И их труд необходимо тем более оценить в превосходной степени по той простой причине, что в процессе следствия, а затем и судебного процесса я продолжал клеймить «режим Назарбаева».

КАТАЛИЗАТОР ДОСТОИНСТВА

И катализатором подобных моих публикаций был именно Сакен Таужанов. Мои защитники хотели видеть меня осторожным подсудимым, который не должен навредить себе. Сакен Таужанов хотел видеть меня Человеком, который должен не навредить собственному человеческому достоинству. Которого не должна согнуть какая-нибудь «юридическая буква».

И это ему удалось сполна! Да так, что я даже после оглашенного мне приговора продолжал вести себя так, как задал мне линию литературного поведения, сам того не подозревая, Сакен Таужанов. Я продолжал писать в том же духе. Правда, наступил 2007 год, когда оппозиционеров уже не убивали, когда не было понятно, что писать о впавшем в немилость Рахате Алиеве. Поэтому не было причины и повода писать что-либо в духе статьи «Папа Римский и Папа Астанинский – почувствуйте разницу».

В конце концов, как я понимаю, режиму надоело возиться со мной и, по меткому выражению одного из моих знакомых, он «решил освободиться от меня». В 2008 году – когда я отбыл первый год своего условного срока – власти, как я понял, приняли решение освободить меня. Состоялся суд, во время которого те, кому надо, выступили в том духе, что я, мол, за прошедший год «исправился».

Однако я на этом суде заявил, что никак не исправился. Эта моя речь, как я полагаю, поставила в неловкое положение прокурора, однако – перерыв не предусмотрен – он должен был выступать. И он вынужден был зачитать заготовленный текст о том, что я, мол, исправился и меня надо освободить и снять с меня судимость. Судья удалился в совещательную комнату. Вскоре он оттуда появился и объявил свое решение, которое совпало с предложением прокурора.

Многих моих знакомых удивила в моей речи эдакая бесшабашность. Другие вновь заподозрили, что я все слишком хорошо рассчитал. Однако я не мог поступить иначе. Иначе мне не позволяла поступить моя совесть – которой была в тот момент уже память о Сакене!

ЖИВЫЕ И МЕРТВЫЕ

Когда шло следствие и судебный процесс по моему уголовному делу – во второй половине 2006 года и в первой половине 2007 года, – я чуть ли не физически ощущал не только мужественную руку Сакена Таужанова, которую он протянул мне не колеблясь, но и его теплую душу, чуть ли не дыхание рядом стоящего друга, товарища и брата.

В момент же моего «освободительного» суда, который состоялся уже в 2008 году, мне уже помогал дух Сакена, память о нем, поскольку он погиб летом 2007 года. Больше всех должен был обрадоваться моему освобождению именно Сакен. Поскольку мое уголовное дело и моя поведенческая линия, мое внутреннее ощущение и мировоззрение были неразрывно связаны с его образом мышления.

Летом 2007 года случилось непоправимое, противоестественное… Безмерно горюя, родные, близкие и друзья закрыли ему глаза. Однако верно говорят, что «живые закрывают глаза мертвым, а мертвые открывают глаза живым». Жизнь идет, но Сакен даже таким старикам, как я, продолжает открывать глаза. И я нашел мужество признаться в своем немужестве.

И пусть Сакен меня уже не слышит, но зато меня слышат живые. Всё, что ни делается по мертвым, делается для живых! Жизнь продолжается! Поэтому то, как мог тонко и глубоко чувствовать и понимать Сакен, как он мог это блестяще выражать, может и должно служить всем нам и прежде всего молодым журналистам моральным камертоном, прекрасной притягательной вершиной профессионального мастерства. Лучше гор могут быть только горы!..

И наконец, я приношу извинения читателям за нудные подробности моего уголовного дела. Если следовать духу Сакена Таужанова, то мне следовало бы не топтаться на этом уголовном недоразумении, а идти дальше, не нося его при этом гордо, как значок депутата нуротановского парламента. Однако в связи с воспоминаниями о Сакене я не мог не вспомнить об этом уголовном деле, поскольку именно оно послужило толчком к нашему знакомству, быстро переросшему в настоящую мужскую дружбу.

И еще! С февраля 2006 года в Казахстане перестали погибать – и слава Богу! – видные оппозиционеры. Однако гибель независимых журналистов, к тому же жестко критиковавших действующих режим, продолжилась.

***

Ниже я предлагаю статью Сакена Таужанова в связи с вручением мне премии «Свобода», которой казахстанская демократическая общественность наградила меня в январе 2007 года.

К.Тогузбаев и материализованные куски «Свободы»…

Сакен ТАУЖАНОВ, 19 января 2007 года.

Казис Тогузбаев держал в руках кожахметовскую версию «Свободы»

Конечно, сегодня еще нужно писать так: «Бостандыкский районный суд города Алматы vs К.Тогузбаев». И как справедливо заметил когда-то один римский патриций: «Разве вы знаете, где жмет мне ногу этот сандалий?». Вероятно, поэтому Н.А.Н. может предъявлять против своих сограждан практически любой повод к судебному преследованию. И выставлять любой «сандалий». Впрочем, старца из "Ак-Орды" давно не жалко: он играет в "русскую рулетку". И это его выбор.

Однако, суд - судом, а "Свобода" у г-на Тогузбаева уже "в кармане".

Хочу поздравить Казиса Тогузбаева с премией «Свобода»!

Название премии звучит аляповато. До, собственно, состояния «свободы», пожалуй, точно такое же расстояние, как до пресловутой планки цены 1 квадратного метра в Алматы: дескать, даешь 350 USD! Да и сам факт раздачи подобных «слонов» - сильно пахнет «совком». Но раз руководство организации с нелепым названием «Алга!» вручило премию своему соратнику – означает, что К.Тогузбаев был обречен взять этот нелепый приз.

Тщеславие – качество, которое не прибавить, ни отнять. Вот и А.Кожахметов стал как Н.Назарбаев. Казахский президент, помнится, тоже любит награждать тех, кого потом низвергает: так было с А.Кажегельдиным. Так было и с Е.Утембаевым. И уже нет абсолютно никакой разницы между назарбаевским «Курмет» и кожахметовской «Свободой». И то и другое – это «потолок» деятельности, соответственно, Н.Назарбаева и А.Кожахметова. Ведь вы согласитесь, что А.Кожахметов особо не горит желанием как зарегистрировать свою организацию, так и завоевать состояние «Свободы» для своих соратников.

Награждение К.Тогузбаева премией «Свободы» носит еще один не совсем этичный характер. Аккурат в пятницу пришло два сообщения. Первое - о встрече оставшихся в живых лидеров "Н.А.Ж." с руководителем Администрации президента РК. И второе - встрече лидера социал-демократов Ж.Туякбая с зарубежной делегацией. Создается впечатление «торга» за спиной журналиста «Азата». Тем более, в Казахстане практически все процессы по поводу "Чести и Достоинства" кого-нибудь из президентской Семьи отличались тем, что "ответчики" оказывались в дурацком положении из-за того, что их подводили в самый ответственный момент.

Если дело обстоит не так, то, вероятно, «гарики очкастые» уже скачут перед глазами автора этих строк. Однако, это как раз тот случай, когда хотелось бы ошибиться. Однако...

Опыт - вещь упрямая, противная, говорящая о том, что господа "демократы" приучены лишь "капитулировать". Недаром все они - "птенцы гнезда Нурсултанова".

Но в любом случае, теперь, на очередном глянцевом сборище господ «демократов», г-н Тогузбаев может степенно идти к микрофону, пока распорядитель вечера будет перечислять все его регалии. Эта картина будет наверное выглядеть так: «А сейчас я хочу пригласить, на эту сцену, уважаемого Казиса Тогузбаева - обладателя премии «Свобода», двукратного обладателя премии «Независимость», трехкратного обладателя титула «Золотой «глаз»»». И тому подобные фееричные картинки для местных глянцевых изданий и ТВ-каналов.

Что актуально сейчас?

Если серьезно, то не осталось ничего. Разве что вера в себя. И "картинка" с г-ном Тогузбаевым, взявшим в руки материализованную «Свободу» - это как увидеть белый флаг. В данном эмоциональном протуберанце нет претензий к полковнику. Это, скорей всего, проявление аллергического шока по отношению ко всякого рода туякбаев, жандосовых, которые зело любят спекулировать такими словами, как «Свобода» и встречаться с людьми, представляющими Абсолютное Зло: джаксыбековыми, назарбаевыми и т.п.

Хочется поздравить Казиса Тогузбаева. Название премии, в самом деле, идиотское. Но пусть это будет поводом пожелать: сил и здоровья. Он единственный человек, который, как говорили советские идеологи, «сорвал маску лицемерия с ….».

Да, Казис Тогузбаев «сорвал маску» с главы территории "KZ" – Н. Назарбаева. Благодаря Тогузбаеву, мы увидели всё уродство. Моральное уродство, как первых лиц государства, так и целых структур: от спецслужб до судейских.

Благодаря Тогузбаеву мы увидели уродство общественного сознания. Семьи убиенных в феврале прошлого года людей ныне вернулись в состояние обычных обывателей. А в прошлом они изрядно "забрызгали" всех эмоциональными эскападами на заседаниях суда и пресс-конференциях. Сегодня они остыли и вернулись в привычное ("штатное") казахское состояние «Ашык Аспан». Иначе говоря, в состояние «ноль».

В "сухом остатке":

1)внезапно появившееся уравнение:
Кесарю - "Честь и Достоинство", а К.Тогузбаеву - "Свободу".

2) Ну и вера в себя.

А что касается т.н. «свободы», то до неё еще идти и идти…
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Смотреть комментарии (6)

Форум закрыт, но вы можете продолжить дискуссию по этой теме на странице Радио Азаттык в Фейсбуке: https://www.facebook.com/RadioAzattyq
XS
SM
MD
LG