Доступность ссылок

Из названия законопроекта выпало понятие «свобода вероисповедания»


Верующие молятся напротив мечети. Алматы, 16 ноября 2010 года.

Нижняя палата парламента Казахстана одобрила в среду, 21 сентября, проект закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». Основные положения законопроекта сразу вызвали критику и споры.


Напомним, что действующий закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях» – один из самых первых законов Казахстана. Он был принят в январе 1992 года, через несколько недель после провозглашения независимости Казахстана.

Действие данного закона сделало возможным относительно либеральные условия для регистрации религиозных организаций. Председатель агентства по делам религий Кайрат Лама Шариф в интервью официальной газете «Казахстанская правда» привел такие данные: «В настоящее время в Казахстане насчитывается 4551 религиозное объединение. Из них 2815 – исламские, 306 – православные, 1283 – протестантские, 118 – католические, 25 – иудейские, и буддистские – 4».

Кайрат Лама Шариф, сославшись на исследования Института политических решений, также сказал, что более 93 процентов казахстанцев относят себя к той или иной религии. «При этом ислам исповедуют 64 процента казахстанцев, приверженность христианству подтверждают 29 процентов, а 6 процентов жителей городов считают себя атеистами», – сказал Кайрат Лама Шариф.

МОЖНО ЛИ МОЛИТЬСЯ НА РАБОЧЕМ МЕСТЕ?

Председатель комитета мажилиса парламента по законодательству и судебно-правовой реформе Рахмет Мукашев, открывая первое публичное обсуждение, выделил новые аспекты законопроекта, которые ужесточают требования к проведению богослужений, религиозных обрядов и собраний. Государственные органы также намерены взять под контроль ввоз, издание и распространение религиозной литературы.

Депутат парламента, перечисляя предлагаемые нововведения, сослался и на мировой опыт, например на Францию, Марокко и Алжир, где, по его словам, «по этим составам применяется уголовная ответственность. «Причем с каждым годом такая ответственность всё более усиливается и расширяется», – говорит Рахмет Мукашев.

Что касается казахстанского законодательства, то принятие закона в предложенном виде потребует внесения поправок в два кодекса и семь законов, среди которых особо отмечают недопущение совершения
Всё это пришло сейчас, и самое страшное, что в рядах религиозных фанатиков и экстремистов очень много молодежи. Это наша с нами вина, вина компетентных органов.

религиозных обрядов и церемоний в зданиях государственных органов, образования, в вооруженных силах и зданиях остальных силовых органов.

Эмоциональностью отличилось выступление другого депутата парламента – Ерзата Альзакова. Он спрашивал у своих коллег 7 сентября на пленарном заседании парламента: «Как такое могло случиться?»

«Казахстан, – продолжал он, – всегда был привлекателен своей толерантностью и свободой вероисповедания. А казахский народ никогда не был фанатичным сторонником религии: ношение бороды, коротких штанов, паранджи – всегда были чуждыми менталитету степного человека. Всё это пришло сейчас, и самое страшное, что в рядах религиозных фанатиков и экстремистов очень много молодежи. Это наша с нами вина, вина компетентных органов. Можно сказать, что вина всего нашего общества».

ОПАСЕНИЯ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

В ходе пресс-конференции, проведенной в Астане 20 сентября представителями правозащитных организаций, говорилось, что за две недели после поступления законопроекта в парламент рабочая группа провела уже восемь заседаний, в ходе которых получила замечания от представителей религиозных конфессий. Например, по словам Максата Нурыпбаева, председателя общественной организации «Казахстан жастары», свои замечания против некоторых статей закона высказали представители духовенства. Он задается вопросом: если «сам муфтият против, то как будет работать закон»?

Болатбек Билялов, председатель общественной организации «Институт демократии и прав человека», считает, что проект закона не только не
Болатбек Билялов, председатель ранее неизвестной организации «Институт демократии и прав человека». Астана, 20 сентября 2011 года.

соответствует международным нормам, но и прямо нарушает статью 12 Конституции Казахстана о гарантиях свободы совести, которая не может быть ограничена никакими нормами права. В целом даже если Казахстану и требуется новый закон, который касается свободы вероисповедания, то, по мнению Болатбека Билялова, закон может только регламентировать деятельность и реализацию этого права.

Что касается проекта закона, который уже передан в верхнюю палату парламента, то, по мнению председателя организации «Институт демократии и прав человека», «это не новый закон, это новый подход по отношению к религиям, и он выражается даже в названии нового законопроекта, из которого исчезло понятие „свобода вероисповедания“».

– Если в старом законе говорилось, что «закон гарантирует реализацию прав граждан на свободу вероисповедания», то в новом нет ни слова о гарантиях, зато появились «компетенция уполномоченного органа и местного органа». За этими словами тревожная тенденция, – считает Болатбек Билялов.

САМАЯ ДИСКУТИРУЕМАЯ СТАТЬЯ № 7

– Очень многим чиновникам, в том числе и сенаторам, которые читают намаз (пятикратная молитва в исламе), придется выбирать между работой и религиозными убеждениями – так считает Максат Нурыпбаев, председатель организации «Казахстан жастары».

Как он сообщил со ссылкой на столичное духовенство, мечети Астаны ежедневно посещает 30–35 тысяч человек и из них 60–70 процентов составляют госслужащие.

– Что тогда делать? Гражданам придется выбирать или религию, или работу. А ведь глубоко уверовавшие из-за страха перед Аллахом, а не перед шефом выберут религию! – предупреждает Максат Нурыпбаев.

Он считает, что в целом законотворческая инициатива основана лишь на
Представители ранее неизвестных общественных организаций Канат Жуман (слева), Максат Нурыпбаев (в центре). Астана, 20 сентября 2011 года.

желании ввести в действие статью 7 законопроекта – «Религиозные обряды и церемонии».

Напомним, что, согласно предлагаемой статье 7, «религиозные обряды и церемонии беспрепятственно проводятся в культовых зданиях (сооружениях) и на отведенной им территории, в местах поклонения, в учреждениях религиозных объединений, на кладбищах и в крематориях, в жилищах в случае ритуальной необходимости при условии соблюдения прав и интересов близ проживающих лиц. В иных случаях религиозные мероприятия осуществляются в порядке, установленном для проведения собраний, митингов, демонстраций и шествий».

– А как быть с поминками? Согласно этой статье, можно наказать и тех граждан, которые проводят обрезание детей, которое можно рассматривать как религиозный обряд, – спрашивает Максат Нурыпбаев у журналистов по поводу 7-й статьи.

При этом он соглашается с необходимостью порядка регистрации новых религиозных объединений и распространения литературы.

В социальных сетях живо обсуждается именно эта ключевая фраза в ключевой статье № 7 , что молиться можно «при условии соблюдения прав и интересов близ проживающих лиц». Означает ли это, что если сосед иной веры потребует не читать молитву в общем дворе, то это может быть использовано как легальный повод для запретов? Такие вот вопросы пока не находят ответа.

В КАБИНЕТАХ МОЛЯТСЯ «ЛЕНИВЫЕ МУСУЛЬМАНЕ»

В этот же день, после заявления представителей общественных организаций, председатель агентства по делам религий Кайрат Лама Шариф ответил им через местную прессу, что готов выслушать оппонентов и предложил «не делать преждевременных выводов относительно законопроекта».

Также в интервью агентству «Интерфакс-Казахстан» Лама Шариф прокомментировал предложение о запрете совершать намаз в стенах государственных учреждений: «Как всем известно, намаз совершается в день пятикратно – рано утром, в обед, после обеда, вечером и ночью. И когда мы говорим о молитве в госучреждениях, разговор идет только об
Председатель агентства по делам религий Кайрат Лама Шариф.

одной молитве – послеобеденной. Четыре молитвы он точно может совершать дома».

При этом он съязвил: «И потом молиться нужно в мечетях. А молельные комнаты – это для ленивых мусульман».

Депутат парламента Бекболат Тлеухан также натолкнулся на жесткий ответ председателя агентства по делам религий.

«Я обратился к Кайрату Лама Шарифу с вопросом о том, буду ли я считаться преступником, если закроюсь у себя в кабинете и прочитаю молитву», – вспоминал он 17 сентября в интервью астанинскому телеканалу «Седьмой канал». В ответ услышал, что он тоже будет считаться нарушившим закон. «А где мои конституционные права? Так я ответил ему», – добавил депутат парламента, который позиционирует нынче себя как примерного мусульманина.

«УВОЛИТЬ… ЗА СЫРОЙ ЗАКОНОПРОЕКТ»

В целом представители общественных организаций, организовавшие в Астане пресс-конференцию, считают, что «для сохранения единства среди общества президенту следует уволить и председателя агентства по делам религий Кайрата Лама Шарифа, так и его заместителя Ардака Досжана, за сырой законопроект, внесенный в парламент без общественного обсуждения и способный привести к расколу единства в обществе».

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев словами «межрелигиозное согласие – это одна из основ единства нашего народа» поддержал продвижение нового закона в своей речи при открытии осенней сессии парламента. При этом, обосновывая необходимость новой версии закона, Назарбаев сказал, что «речь не идет о том, чтобы запретить свободу совести, речь идёт о том, чтобы защитить государство от религиозного экстремизма, что делают все государства, тем более принявшие ислам как государственную религию».

Однако главными словами президента Казахстана, сказанными им в парламенте 1 сентября 2011 года, стали совсем другие.

«Что хотят, то и делают, кто хочет, тот сюда приезжает, именем своего отца мечети называет! Чем эти мечети занимаются, никто не знает. Никто их не утверждает, не регистрирует! Это государство! Мы должны дома у себя навести порядок. Я думаю, что вы серьезно подойдете к этому вопросу, и мы всё сделаем как надо», – сказал тогда Назарбаев по поводу нынешней, второй волны распространения ислама на территории Казахстана.

ЭКСТРЕМИЗМ ПОРОЖДАЮТ РЕПРЕССИВНЫЕ ЗАКОНЫ

Председатель общественной организации под амбициозным названием Союз мусульман Казахстана Мурат Телибеков – один из немногих открыто высказавших мнение по поводу законопроекта.

– Этот закон свидетельствует о нашей идеологической беспомощности. И данный закон показывает не нашу силу, а демонстрирует нашу слабость. Если его примут, то это будет признанием властей в слабости на идеологическом уровне, – так Мурат Телибеков оценил законопроект в интервью 8 сентября агентству «Казахстан тудэй».

Еще мрачнее ему вторит Болатбек Билялов, председатель организации «Институт демократии и прав человека:

– Экстремизм зарождается тогда, когда пытаются принять законы репрессивного характера. Надо находить компромиссные пути. Вы знаете историю, когда тоталитарные общества пытались контролировать мораль
Данный закон показывает не нашу силу, а демонстрирует нашу слабость. Если его примут, то это будет признанием властей в слабости на идеологическом уровне.

и религию. Нас может ждать такое будущее.

Болатбеку Билялову оппонирует Ерзат Альзаков, депутат парламента, в стенах которого продолжается работа над законопроектом:

– Мы с полным безразличием отпускали наших детей в различные религиозные учебные заведения, абсолютно не интересуясь, чему их там учат. Мы с полным безразличием разрешаем строительство в нашей стране религиозных учебных заведений, которые якобы бесплатно будут учить нашу молодежь истинному исламу и бесплатно содержать студентов. Мы покупаемся на это, бесплатными бывают только проблемы. И сейчас мы их получили.

Международные демократические организации часто критикуют власти Казахстана за грубые нарушения прав на религию, за необъективные и непрозрачные следствие и суды в случаях, когда были отправлены на долгие годы тюрьмы граждане, обвиненные в экстремизме и терроризме.

Летом этого года в Актюбинской области прошли невиданные ранее кровавые столкновения между полицией и группой вооруженных людей, которых называют религиозными экстремистами. Потом в Атырауской области была арестована большая группа граждан, которых считают ваххабитами, они обвинены в террористической деятельности. В начале сентября в парламент поступил противоречивый законопроект о религиях, который уже быстро принят в нижней палате и отправлен в верхнюю палату.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG