Доступность ссылок

Срочные новости

«Два президента» в Казахстане, или Кто в доме хозяин


Касым-Жомарт Токаев в день вступления в должность президента и его предшественник Нурсултан Назарбаев. 20 марта 2019 года.

В западных СМИ на этой неделе пишут о широких полномочиях, сохраняющихся в руках экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, отмечая, что передача власти в стране произошла «исключительно на бумаге». В зарубежной прессе анализируют также причины антикитайских выступлений в Казахстане и приводят данные о том, что почти половина так называемых инвестиционных проектов Пекина сосредоточена в нефтегазовом секторе.

«ГОСУДАРСТВО НАЗАРБАЕВА» И СОХРАНЯЮЩАЯСЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

«Казахстан остается государством Назарбаева» — статья под таким заголовком вышла в издающейся в Вашингтоне газете Diplomat. В ней говорится, что Нурсултан Назарбаев, объявивший в марте этого года об отставке после почти 30 лет правления, по-прежнему удерживает в своих руках значительную власть, ведет себя как президент, «говорит как президент и обладает полномочиями наравне с президентом». В публикации анализируют указ действующего президента Касым-Жомарта Токаева, согласно которому назначения на ключевые посты в государстве подлежат согласованию с Советом безопасности, возглавляемым Назарбаевым. Документ появился в публичном доступе 21 октября, из него следует, что обсуждению и согласованию с Совбезом подлежат кандидатуры на посты акимов регионов и городов республиканского значения, большинства министров, руководителей КНБ, Генпрокуратуры, Национального банка и других структур.


Несмотря на то что Назарбаев в интервью официальному телеканалу 11 октября сказал, что ведет размеренную жизнь, посвящая свое время живописи и чтению, он продолжает совершать визиты за границу, в которых представляет Казахстан, отмечает Diplomat. В числе его недавних поездок упоминают визит в Японию на коронацию нового императора, встречу в Токио с президентом Украины Владимиром Зеленским и поездку в Баку на саммит Совета сотрудничества тюркских стран.

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев после церемонии интронизации императора Японии Нарухито в Императорском дворце. Токио, 22 октября 2019 года.
Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев после церемонии интронизации императора Японии Нарухито в Императорском дворце. Токио, 22 октября 2019 года.


«Можно подумать, что в стране два президента, потому что в некотором смысле так и есть. Новые поправки к законодательству о кадровых назначениях в Казахстане укрепляют существующее понимание того, что пребывание Токаева на посту президента не должно расходиться с видением Назарбаева», — пишет автор публикации. В статье отмечается, что самостоятельность Токаева и без этого указа многие оценивали скептически, а теперь его обещания провести «глубокие политические реформы» в стране кажутся еще более слабыми.

«Казахстан твердо остается государством Назарбаева. Возможно, он подал в отставку, но он сохраняет исключительные полномочия для вышедшего в отставку лидера; широко распространены ожидания, что его преемник Токаев будет следовать сказанному Назарбаевым. Если "слышащее государство" Токаева и слушает кого-либо, так это голос Назарбаева», — резюмирует Diplomat.

Американский аналитический центр Jamestown Foundation также обращается к этой теме в статье «Преемственность кажется менее понятной, поскольку бывший президент Казахстана Назарбаев формально получает огромные полномочия». Опубликованный 21 октября указ Токаева о кадровой политике называют в публикации документом, де-факто наделяющим Назарбаева «правом вето на решения по ключевым правительственным назначениям».

Казахстанская пресса, как пишут в материале, сообщила об этом указе в «нейтральном тоне», что неудивительно, пишет автор. Западные СМИ, которые систематически критикуют «единоличное правление» в Казахстане, не обошли вниманием этот указ, отметив расширение полномочий Назарбаева. В аналогичном ключе об указе написали и некоторые российские издания. В частности, «Независимая газета», редакционную политику которой неоднократно обвиняли в лояльности президенту России Путину, 22 октября напечатала статью с подзаголовком «Первый президент остается хозяином в Казахстане». В ней цитируют видного казахстанского политолога Досыма Сатпаева, который считает, что «сложившаяся ситуация идет в явное противоречие с озвученным Токаевым тезисом в его послании о "сильном президенте, влиятельном парламенте и подотчетном правительстве", так как бюрократический аппарат получил четкий сигнал о том, кто в доме хозяин».

Нурсултан Назарбаев в день сложения президентских полномочий, спикер мажилиса (нижней палаты) Нурлан Нигматулин и вступающий в должность президента спикер сената Касым-Жомарт Токаев. Астана, 20 марта 2019 года.
Нурсултан Назарбаев в день сложения президентских полномочий, спикер мажилиса (нижней палаты) Нурлан Нигматулин и вступающий в должность президента спикер сената Касым-Жомарт Токаев. Астана, 20 марта 2019 года.


Существующая реальность позволяет предположить, что передача власти в марте 2019 года в крупнейшей стране Центральной Азии «произошла исключительно на бумаге», считает автор. «Подлинная преемственность будет только тогда, когда Назарбаев окончательно откажется от контроля», — заключает Jamestown Foundation.

Недавнюю критику Токаевым проекта легкорельсового транспорта в столице (реализация которого омрачена коррупционным скандалом и постоянным отставанием от графика), подхода к управлению городом Алматы и даже реформы алфавита казахского языка (за которой лично следит Назарбаев), некоторые рассматривают как «слегка завуалированную атаку на окружение его предшественника».

«Многие ожидали большей ясности после мирной передачи власти в Казахстане, но неопределенность всё еще сохраняется», — считает автор опубликованной на сайте Jamestown Foundation статьи.

ЧТО СТОИТ ЗА АНТИКИТАЙСКИМИ ПРОТЕСТАМИ?

На сайте Московского центра Carnegie.ru в статье «Что стоит за протестами против Китая в Казахстане?» анализируют причины роста антикитайских настроений в Казахстане.

«Недовольство растущей зависимостью от Пекина копится в Казахстане не первый год. Происходит это не в последнюю очередь потому, что казахские власти (как, впрочем, и власти других стран региона) не умеют говорить с людьми о балансе проблем и возможностей в отношениях с Китаем. Руководство официально отказывается признавать существующие риски, предпочитая вместо этого усиливать контроль над Интернетом и искать нарушителей спокойствия внутри страны и вне ее», — пишет Carnegie.ru.

Акция в Актобе в поддержку жителей Жанаозена, которые призвали не допустить реализации совместных с Китаем проектов. 3 сентября 2019 года.
Акция в Актобе в поддержку жителей Жанаозена, которые призвали не допустить реализации совместных с Китаем проектов. 3 сентября 2019 года.


Вспыхнувшие в сентябре в Жанаозене протесты охватили другие города Казахстана. В статье отмечают, что сначала «власти действовали спокойно и шли на диалог — несмотря на то что акции не были согласованы, ни одного задержанного не было». Однако митинги 21 сентября, организованные запрещенным в стране движением «Демократический выбор Казахстана», глава которого Мухтар Аблязов живет во Франции, полиция разогнала, задержав около 100 человек в восьми городах, говорится в статье.

Власти винили в протестах «некие силы», говорили о «фейках», распространяемых в связи с реализацией совместных с Китаем проектов на территории Казахстана. Carnegie.ru пишет, что протесты прошли после рассылки в мессенджере WhatsApp, которая была основана на новостях пятилетней давности о рамочном соглашении относительно 55 совместных казахстанско-китайских проектов.

На фоне протестов в правительстве Казахстана заявили, что китайская сторона создает высокотехнологичные предприятия, которые в общей сложности создадут 20 тысяч новых рабочих мест для казахстанцев.

«В реальность этого заявления поверить трудно. На данный момент только 15 из 55 проектов на общую сумму четыре миллиарда оказались реализованными, 11 — в работе, 27 — пока даже не начинали. В качестве реализованных проектов засчитывается в числе других простая покупка китайцами долей в капитале казахских компаний, что совсем не обязательно создает новые рабочие места», — говорится в статье.

Другим источником беспокойства в казахстанском обществе по поводу сотрудничества с Китаем является торговля с соседним государством, в частности высокий уровень коррупции и махинации с документами на таможне, пишет автор. Пекин оценил экспорт в Казахстан в 2017 году в 11,56 миллиарда долларов, тогда как Казахстан посчитал, что объем импорта из Китая составил 4,69 миллиарда долларов. Разница — более чем в два раза. Около миллиарда долларов товарооборота приходится на приграничную экономическую зону Хоргос, которая постоянно упоминается в новостных сводках в связи с коррупционными скандалами, злоупотреблениями и контрабандой, отмечает Carnegie.ru.

Как пишет Carnegie.ru, некоторые опасения являются необоснованными, — в частности, это касается обеспокоенности по поводу растущего долга перед Китаем. На апрель 2019 года Казахстан был должен Китаю 11 миллиардов долларов, приводит данные издание. Это самый высокий показатель в регионе в абсолютном выражении, но доля долга в ВВП Казахстана составляет 6,5 процентов — это ниже, чем у других стран Центральной Азии. Более того, с 2013 года объем внешнего долга Казахстана перед Китаем не растет, а снижается в среднем на 7 процентов ежегодно.

Много страхов связано и с трудовой миграцией, однако официальная статистика говорит, что угрозы нет. 43 процента всех иностранных рабочих, прибывших в Казахстан в 2017 году, составляли граждане Китая, но это всего 12 тысяч человек. Квота на количество рабочих из Китая на 2019 год составляет 23 тысячи человек, говорится в статье.

Больше всего на восприятие современного Китая в Казахстане повлияла политика Пекина в Синьцзяне в отношении этнических меньшинств, в том числе казахов. Из провинции на северо-западе Китая в последние годы поступают сообщения о принудительном помещении представителей коренных тюркоязычных общин, исповедующих в основном ислам, в «лагеря политического перевоспитания». Живущие в Казахстане родственники казахов из Синьцзяна постоянно говорят о дискриминационной политике Пекина. Эта политика «ставит власти стран Центральной Азии в неловкое положение»: они, вероятно, разделяют возмущение своих граждан, но критика внутренней политики их могущественного соседа может создать проблемы, говорится в статье.


«Экономический рост Казахстана зависит от отношений с Китаем, поэтому местные элиты прекрасно осознают необходимость сотрудничать. Но в то же время они боятся растущей зависимости. В таких условиях властям Казахстана (и других стран Центральной Азии) будет сложнее подавлять антикитайские настроения в стране. Без признания причин таких настроений проблемы продолжат усугубляться. А страхи все чаще будут использоваться в борьбе за влияние как оппозицией, так и различными политическими фракциями внутри правящей элиты», - заключает Carnegie.ru.

ИНВЕСТИЦИИ КИТАЯ И ОПАСЕНИЯ ЭКОЛОГОВ

На сайте неправительственной организации Chinadialogue.net в статье «Половина инвестиций Китая в Казахстане идет в нефтегазовый сектор» пишут, что власти Казахстана опубликовали список из 55 проектов с участием Пекина. Общая сумма инвестиций в проекты оценивается в 27,6 миллиарда долларов, из них около половины приходится на нефтегазовые проекты, а остальные - на добычу и переработку руды, машиностроение, энергетику и производство продуктов питания.

В статье отмечают, что «вместо того, чтобы пытаться конкурировать с Китаем в производстве товаров, правительство Казахстана сосредоточилось на промышленной кооперации как на лучшем способе развития своей экономики».

Антикитайская акция в Шымкенте, 5 сентября 2019 года.
Антикитайская акция в Шымкенте, 5 сентября 2019 года.


Эти 55 проектов не раз упоминались властями в документах и выступлениях. Эксперты и активисты-экологи просили обнародовать список на протяжении нескольких лет, однако власти ссылались на то, что информация является «коммерческой тайной», говорится в статье. В ответ активисты утверждали, что размещение информации в публичном доступе оставит меньше места для слухов и страхов, поможет ответить на общественно значимые вопросы о проектах Китая и противодействовать росту антикитайских настроений в Казахстане.

После волны антикитайских протестов в сентябре две неправительственные организации «ЭкоФорум» и Crude Accountability вновь обратились к правительству с просьбой опубликовать список, и в этот раз их просьбу выполнили.

«Статья 21 экологического кодекса Казахстана регламентирует процедуры раскрытия такой информации и участия общественности. Но чтобы иметь возможность запрашивать эту информацию у разработчиков, общественность должна знать, какие проекты существуют. Вот почему запоздалая публикация списка проектов рассматривается многими наблюдателями как обнадеживающий признак изменения политики под новым руководством Казахстана. Однако неопределенность относительно того, когда и как китайские компании будут раскрывать социальные и экологические последствия конкретных проектов, остается», - пишет Chinadialogue.net.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG