Доступность ссылок

Срочные новости

«Работы по дому стало в разы больше». Пандемия усугубила экономическую зависимость женщин


В казахстанском обществе бытует мнение, что женщина может получить хорошую работу только в том случае, если она свободна и ей есть где оставить детей. Всё это приводит к экономической зависимости женщин.

Группа по защите прав женщин LeanIn.Org и компания McKinsey провели исследование и пришли к выводу, что во время пандемии женщины выполняли работу по дому и воспитанию детей в три раза больше, чем мужчины. Казахстанские женщины рассказывают, что изменилось в их жизни за последние семь месяцев.

«ОСОБЕННО ТЯЖЕЛО БЫЛО УДЕРЖАТЬ ДЕТЕЙ В ЧЕТЫРЕХ СТЕНАХ»

Алия, мать пятерых детей из Нур-Султана, говорит, что пандемия коронавируса «в корне изменила ее жизнь» — работы по дому стало в разы больше, и она мечтает о нормальной жизни, что была до марта 2020 года.

— К прежней работе, связанной с приготовлением еды, уборкой, стиркой, добавились заботы с занятостью детей, их учебой. Во время пандемии мы делаем то, чего никогда не делали: не выпускаем детей на улицу, остаемся дома, учимся онлайн. Удерживать детей в четырех стенах было особенно тяжело как психологически, так и физически, — говорит 35-летняя женщина.

После того как в марте в Казахстане был зарегистрирован первый случай заражения вирусом и власти в срочном порядке ввели карантин, привычный образ жизни семьи Алии изменился. Она, по ее словам, не ожидала, что эпидемия продлится так долго.

Когда весной ввели карантин, всё закрыли. Нам пришлось полностью изменить образ жизни.

— Моим старшим детям по 8, 12 и 14 лет. До эпидемии у них был обычный распорядок дня. Они ходили на дополнительные занятия, тренировки по гимнастике, легкой атлетике, плаванию. Другими словами, у моих детей не было свободного времени. Муж ходил на работу. Я была в декретном отпуске. Когда весной ввели карантин, всё закрыли. Нам пришлось полностью изменить образ жизни. Дети остались запертыми дома. Им некуда было девать энергию, они потеряли связь со своими друзьями, впали в депрессию. Всё это стало для меня дополнительной заботой, — говорит многодетная мама.

Алие пришлось тяжело во время карантина, когда из-за закрытия школ детям пришлось учиться онлайн дома.

— Иногда я не делаю работу по дому, поскольку надо помочь детям с уроками. Я не могу уделить внимания двум младшим сыновьям. Накормлю их и запираю в комнате, чтобы не мешали старшим во время занятий, — говорит она.

В сентябре этого года Алия вышла из декретного отпуска и пошла работать учителем истории в один из колледжей в Нур-Султане. Сейчас она преподает в колледже онлайн и контролирует учебу своих детей. Но и домашние заботы по-прежнему на ней. Алия выполняет работу по дому и готовит еду для детей и мужа, который приходит с работы.

81 ПРОЦЕНТ КАЗАХСТАНСКИХ ЖЕНЩИН СТАЛИ БОЛЬШЕ РАБОТАТЬ ПО ДОМУ ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ

ООН и международные аналитические центры проводят различные исследования и бьют тревогу, что пандемия увеличила нагрузку на женщин, взвалив на их плечи дополнительные заботы. Согласно опросу, проведенному Фондом ООН в области народонаселения в Казахстане (UNFPA Kazakhstan) и организацией «ООН-Женщины» (UN Women), 81 процент казахстанских женщин сообщили об увеличении количества домашних обязанностей во время пандемии, а 65 процентов — об увеличении времени, затрачиваемого на уход за детьми.

Согласно исследованию ООН, в среднем 81 процент женщин и 59 процентов мужчин в Казахстане тратят много времени на работу по дому во время пандемии. Кроме того, в Казахстане больше женщин работают из дома, а не на рабочем месте. Около 26 процентов женщин и 22 процента мужчин в стране потеряли работу.

Оценка социального и экономического воздействия COVID-19 на жизнь и благосостояние женщин и мужчин. Основные данные о Казахстане в этом исследовании:

«НИКТО НЕ ЗАМЕЧАЕТ, КАК МНОГО РАБОТЫ У ЖЕНЩИНЫ ПО ДОМУ»

39-летняя Ботагоз Едилбайкызы, проживающая в Нур-Султане, — одна из тех, кто потерял работу из-за карантина. Она работала продавцом в одном из столичных магазинов, однако эпидемия отрицательно сказалась на ее жизни.

— Я мать-одиночка. У меня двое детей. По состоянию здоровья в 2004 году получила инвалидность третьей группы. Но я продолжала работать. В последний раз работала продавцом. Когда начался карантин, работы не стало. Искать что-то дальше не позволило здоровье. И хорошо, что не вышла. Дети всё еще учатся онлайн. Теперь моя работа — это их уроки. Сейчас мы живем на мое пособие по инвалидности в размере 33 тысяч тенге. Мама со своей пенсии отдает нам по 45 тысяч тенге в месяц — это на аренду нашей квартиры, — говорит женщина.

Ботагоз с двумя сыновьями арендует комнату в общежитии площадью 15 квадратных метров, куда она переехала после развода с мужем. Она говорит, что у нее в связи с карантином «прибавилось забот и хлопот» и всё это утомило её.

— Никто не замечает, как много работы у женщины. Что говорить о домашней работе — это дело привычное. Вот онлайн-обучение вытрепало все нервы. Мы сами стали учителями. Учимся с детьми с утра до вечера. Иногда мы сами не понимаем. Как это объяснять ребенку? Мои сыновья учатся в четвертом и пятом классах. Тяжело и им, и мне, — говорит Ботагоз.

До карантина сыновья Ботагоз ходили в школу, а затем несколько раз в неделю в центр для подростков «Дворовый клуб».

— До эпидемии мои сыновья посещали несколько кружков, у них был полноценный загруженный день, приходили домой уставшими, — вспоминает Ботагоз.

Жительница села Жолкудук близ Павлодара Айгерим Марденова — режиссер на телеканале в областном центре. Говорит, что пыталась уволиться после карантина. По словам 38-летней женщины, с усилением ограничений и на работе, и дома образовался аврал.

— Режим изменился. Раньше работа была с утра до вечера, после объявления карантина начало рабочего дня переместилось на день. Как и во многих учреждениях страны, большая часть сотрудников перешла на работу в режиме онлайн. Есть заболевшие. Поэтому увеличилась нагрузка на оставшихся коллег. Чтобы всё успеть, все домашние дела стараюсь закончить к полудню. Я рано встаю, готовлю сразу завтрак и обед. Накормлю детей, далее готовимся к занятиям онлайн. Девочки постарше, они учатся самостоятельно. Сын учится во втором классе, и я, конечно, помогаю ему с домашним заданием. Я сижу рядом с ним три-четыре часа и контролирую выполнение уроков. Затем мне нужно идти на работу. Но прежде готовлю ужин. Потому что с работы я прихожу только в девять или десять часов вечера. С утра до ночи нет покоя, — говорит мама троих детей.

«ТОЛЬКО ВСЁ НАЛАДИЛОСЬ, НАЧАЛАСЬ ЭПИДЕМИЯ»

37-летняя мать четверых детей Арай Кайроллакызы (имя и фамилия изменены по просьбе женщины) была вынуждена уйти с работы во время пандемии. В январе ее сыну — четвертому ребенку в семье — исполнилось полтора года, и она решила выйти на работу. За малышом смотрели старшие дочери Арай, которые учились в разных сменах в школе.

— Когда в семье с четырьмя детьми работает один человек — это тяжело. К тому же детское пособие платят только до года. А у нас ипотека плюс ко всему прочему. Нашей старшей дочери 15 лет, второй — 13, третьей — семь. Две девочки учатся с утра, одна после полудня. Решили, что они по очереди будут смотреть за сыном, а я прибегала в обед. Только всё наладилось, началась эпидемия, — говорит Арай, жительница Нур-Султана.

Дети Арай перешли на дистанционное обучение, а оно предполагает свои особенности: уроки и выполнение домашних заданий иногда длятся целый день, есть перебои с интернетом и трудности общения с учителями онлайн.

У тебя тут работа, тут дети, домашнее хозяйство, я не успевала за всем, в итоге решила бросить работу.

— Если старшие еще как-то самостоятельны, то младшей дочери было тяжело. В четвертой четверти я превратилась в настоящую учительницу. При том что я продолжала работать, тоже дистанционно. И мужа тоже перевели на «дистанционку». У тебя тут работа, тут дети, домашнее хозяйство, я не успевала за всем, в итоге решила бросить работу. И поняла, что приняла правильное решение, когда сообщили, что первая четверть нового учебного года вновь будет организована дистанционно, — рассказывает Арай.

«ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ВЕРНУЛИСЬ К СИТУАЦИИ В НАЧАЛЕ ПРОШЛОГО ВЕКА»

ООН предупреждает, что пандемия может подорвать десятилетия гендерного равенства и увеличить число домохозяек и женщин, много занимающихся домашним хозяйством.

— Существует опасность, что женщины будут предпочитать работать из дома, а офисы могут оказаться просто местом, куда будут ходить мужчины. Мы так много работали, чтобы сказать, что место женщины — не на кухне. Мы не хотим, чтобы коронавирус диктовал, что место женщины дома, с ноутбуком на кухне, а место мужчин — в офисе, — заявила исполнительный директор UN Women Фумзиле Мламбо-Нгкука в интервью фонду Thomson Reuters.

По словам Гульзады Сержан, одной из основательниц женской правозащитной группы Feminita в Казахстане, пандемия не только прибавила работы женщинам, но и изменила ситуацию до уровня начала прошлого века.

— В начале 1900-х годов женщины начали защищать свои права и открыто бороться с неравенством. Все, что они хотели, — это сократить 16-часовой рабочий день до 8 часов. Они подняли вопрос об открытии детских садов, отправке детей в школу и их обучении. В результате пандемии эти требования, похоже, исчезают. Хотя и не говорится, что у женщин нет прав в политическом плане, но похоже, что им ограничивают права, обязывая оставаться дома ради здоровья населения. Я думаю, что сейчас, когда работа школ и детских садов ограничена, пандемия лишает женщин возможности зарабатывать деньги, — говорит она.

Гульзада Сержан предполагает, что во время пандемии в Казахстане преимущественно в бытовом плане пострадали женщины. Она считает, что после окончания пандемии первыми на работу вернутся не женщины, а мужчины и в большем количестве.

В казахстанском обществе бытует мнение, что женщина может получить хорошую работу только в том случае, если она свободна и ей есть где оставить детей. Всё это приводит к экономической зависимости женщин.

— Как вы думаете, почему? По статистике, в Казахстане доходы женщин на 35 процентов ниже доходов мужчин. Согласно исследованию Университета Нархоз, женщины в Казахстане зарабатывают на 35 процентов меньше мужчин. Даже при выполнении одинаковой работы наблюдается такой показатель. Другими словами, даже если женщина работает в семье, она зарабатывает на 35 процентов меньше, чем ее муж. Люди не глупы. Тот, кто больше зарабатывает, тот и пойдет работать. Что лучше — когда в семейный бюджет поступает тысяча тенге или три тысячи тенге? Я сомневаюсь, что это неравенство будет устранено, а положение женщин улучшится. В казахстанском обществе бытует мнение, что женщина может получить хорошую работу только в том случае, если она свободна и ей есть где оставить детей. Всё это приводит к экономической зависимости женщин. В этом случае на женщину оказывают давление со всех сторон. Я бы сказала, что пандемия усугубила эту негативную тенденцию, — считает активистка.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG