Доступность ссылок

На фоне сокращения числа занятых в стране растёт беспокойство и за неформально занятых. Около двух миллионов человек в Казахстане работают без оформления трудовых отношений.

В центре Алматы проспект Сейфуллина много лет является неофициальным рынком труда. Если надо построить дом, сделать ремонт, перевезти мебель, а в теплое время года провести сельскохозяйственные работы, многие едут туда за дешевой рабочей силой.

На проспекте Сейфуллина оживленно. Его обитатели — безработные — стоят обычно по трое. В основном это мужчины от 30 до 50 лет. Тех, кто помоложе или постарше, — немного. Репортера Азаттыка здесь приняли за потенциального клиента: пожали руки, выслушали, но на предложение выступить в роли героя репортажа тактично ответили отказом. Говорят, что им неловко, не хочется, чтобы узнали родственники.

Позже мужчина средних лет согласился поговорить, когда услышал аргумент о том, что его рассказ может оказаться полезным для других людей. Он представился Дауреном Базарбаевым. У него был пакет со сменной одеждой и средствами гигиены. Находясь вдали от шумной улицы, он повесил пакет на дерево и стал рассказывать о себе.

ОБЛИЦОВЩИК С ДИПЛОМОМ УЧИТЕЛЯ

Вот уже 10 лет Даурен Базарбаев выходит на проспект Сейфуллина, чтобы найти подработку. В родном селе в Южно-Казахстанской области остались жена и четверо детей. Отучился на филологическом факультете и получил специальность учителя русского языка и литературы, но преподавать в школе не стал, так как, по его словам, в то время учителя получали маленькую зарплату. Другой работы, где платили бы столько, чтобы хватило на жизнь, в селе не нашел.

Даурен Базарбаев на неофициальном рынке труда. Cогласился быть сфотографированным только со спины. Алматы, 14 февраля 2017 года.
Даурен Базарбаев на неофициальном рынке труда. Cогласился быть сфотографированным только со спины. Алматы, 14 февраля 2017 года.

Уехал в Алматы, устроился на стройке разнорабочим. Вскоре обучился профессии облицовщика. Платили около 90 тысяч тенге, но, когда устраивался, говорили, что будет больше. Зарплату постоянно задерживали. Сменил несколько строительных компаний, но везде, как утверждает наш собеседник, одна и та же история: компания оформляет трудовой договор, но его положения не соблюдает.

Одно время Даурен Базарбаев решил вернуться к своей первой специальности, которую получил в институте, но, как оказалось, это стало трудной задачей. Он никогда не работал в школе, не было стажа. Предлагалась возможность обойти это условие, оставалось только, по словам Даурена, дать взятку, но денег не было. Он вернулся в Алматы. Каждое утро стал выходить на проспект Сейфуллина. В удачный день он может заработать восемь тысяч тенге.

— Как договоришься. Сам договариваешься, сам получаешь. По-разному бывает. Иногда пять, иногда восемь тысяч тенге. Если есть работа. Бывает, неделями нет работы. Просто стоишь, — рассказывает Даурен Базарбаев Азаттыку.

Когда он накапливает достаточную сумму, то едет домой, чтобы увидеть родственников и помочь им закупить продукты и всё необходимое. Еще надо оставить деньги на оплату аренды квартиры, которую он снимает вместе с друзьями.

ПОГРАНИЧНОЕ СОСТОЯНИЕ

По официальным данным, в Казахстане около двух миллионов человек работают без оформления трудовых отношений, 600 тысяч из них — молодые люди. Доля ничем не занятой молодежи выросла до 9,5 процента. Эти данные были озвучены на экспертном обсуждении темы «Неформальная занятость молодежи в условиях моногорода: проблемы, риски, решения» по инициативе аналитической группы «Кипр» и Фонда «Сорос — Казахстан».

Устоялась тенденция: молодые люди в поисках работы уезжают из небольших населенных пунктов в крупные города. Некоторые социологи говорят, что случайный характер занятости и низкая оплата труда, которая их ждет там, приводят к потере социальных маркеров. Они уже не сельские жители, но еще и не горожане.

...эти люди выпадают из общего мейнстрима. Следовательно, они уязвимы перед разного рода стрессами и подвержены влиянию радикальных идеологий.

Социолог Серик Бейсембаев в своих исследованиях поднимает проблему депрофессионализации нетрудоустроенной молодежи. Одна из его основных гипотез — неформальная занятость является одной из причин маргинализации молодых людей.

— В плане экономическом, социальном. Так как эти люди выпадают из общего мейнстрима. Следовательно, они уязвимы перед разного рода стрессами и подвержены влиянию радикальных идеологий, — говорит Азаттыку Серик Бейсембаев.

Беспокоит экспертов, что из-за низкой квалификации труда и случайного характера заработков неформальные занятые имеют нестабильный и часто невысокий доход. Их трудовые отношения никак не оформляются, то есть они исключены из систем социальной, правовой защиты и страхования. Эта категория населения не пользуется банковскими услугами, не платит налоги, не производит пенсионные отчисления, что создает серьезную нагрузку для государственного бюджета.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ

В Казахстане правительство запускает государственные программы по снижению уровня безработицы и неформальной занятости. Принята «Программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы», предусмотрен ряд мер в рамках «Дорожной карты занятости — 2020». Однако эффективность этих программ вызывает вопросы, в частности у отдельных депутатов мажилиса парламента.

В комментарии Азаттыку депутат Ирина Смирнова говорит, что члены правительства должны нести персональную ответственность за нерезультативность внедряемых программ.

— Неслучайно президент поднял вопрос сейчас об ответственности правительства и каждого министра за те программы, которые внедряются, потому что не все они имеют результат и положительные последствия для населения, — говорит Ирина Смирнова.

Люди предлагают свои резюме на ярмарке вакансий. Шымкент, 18 апреля 2015 года. Иллюстративное фото.
Люди предлагают свои резюме на ярмарке вакансий. Шымкент, 18 апреля 2015 года. Иллюстративное фото.

Профильные государственные и местные исполнительные органы, по ее словам, должны наладить работающую двустороннюю коммуникацию с населением, при этом язык общения должен быть доступным, когда даются разъяснения и ответы.

Председатель Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев считает, что программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства не способна существенно решить проблему через стандартные инструменты обучения и кредитования для открытия собственного дела. По данным его исследовательского центра, только 15 процентов опрошенных безработных выразили готовность переобучиться и менее одного процента искали ресурсы для открытия бизнеса.

— Если мы ставим задачу по сокращению реальной безработицы и непродуктивной занятости, то в первую очередь надо идти через создание рабочих мест, а сейчас больше культивируется подход, что давайте мы их переобучим на якобы востребованные специальности и, соответственно, они смогут найти себе работу. Как бы да и как бы нет, вопрос — а есть рабочие места по этим специальностям? — говорит Азаттыку Рахим Ошакбаев.

Некоторые экономисты высказывают мнение, что искусственные меры, принятые сверху, не изменят ситуацию. Необходимо создавать благоприятный климат для бизнеса, тогда появится реальный спрос на рабочие руки. Благоприятный бизнес-климат подразумевает снижение налоговых, коррупционных и регулятивных издержек, а также минимизацию участия государства в экономике.

В последнее время наблюдается снижение предпринимательской активности. За 2016 год количество действующих субъектов малого и среднего бизнеса сократилось на 104 тысячи единицы, или на восемь процентов. За январь — сентябрь 2016 года по сравнению с аналогичным периодом 2015 года выпуск продукции малого и среднего бизнеса уменьшился на 6,9 процента. Численность занятых сократилась на три процента.

Наш собеседник Даурен Базарбаев на днях устроился ночным охранником, чтобы взять кредит в банке. В банках требуют справку с постоянного места работы и с пенсионного фонда. Он мечтает заняться сельским хозяйством у себя в селе. Говорит, что ему нравится работать на земле, но не знает, откуда взять деньги на покупку скотины, аренду земли и техники. Его беспокоит, что кредит дадут небольшой, ведь зарплата охранника — 50 тысяч тенге (почти 156 долларов).

  • 16x9 Image

    Роман АХМЕДОВ

    Роман Ахмедов - корреспондент Азаттыка с сентября 2016 года. Окончил Казахский государственный университет имени Аль Фараби. Имеет опыты работы в республиканских и международных СМИ. 

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG