Доступность ссылок

Срочные новости

Без хаджа: миллионы людей не смогут отправиться в Мекку из-за коронавируса


Несколько верующих у Каабаы в Большой мечети Меккы. 23 июня 2020 года.

Многие мусульмане в Центральной Азии годами копят деньги и ждут очереди в рамках квоты для хаджа, который, согласно канонам ислама, должны совершить раз в жизни все дееспособные верующие. Но в этом году на фоне пандемии Саудовская Аравия отменила въезд для паломников из-за рубежа, и многие задаются вопросом: ждать ли следующего года или пожертвовать деньги?

Врач из южного Таджикистана Ширин Назирмадова в течение многих лет копила деньги на хадж, совершить который раз в жизни обязаны все дееспособные мусульмане.

Но этой мечте Назирмадовой и миллионов других мусульман не суждено сбыться. В прошлом месяце Саудовская Аравия решила запретить въезд паломникам из-за рубежа, чтобы ограничить распространение коронавируса.

Власти Саудовской Аравии заявили, что примерно тысяча человек — только жители страны — смогут совершить паломничество в нынешнем году, которое начнется вечером 28 июля и закончится 2 августа.

Возраст участвующих в хадже должен быть менее 65 лет, и перед входом в святыни в Мекке и Медине требуется пройти тест на коронавирус.

60-летняя Назирмадова сказала Таджикской редакции Азаттыка, что не станет ждать еще один год, чтобы получить шанс посетить святые места, которые она надеялась увидеть в этом году.

Вместо этого, она передала отложенные на хадж деньги в районную больницу в Фархоре, чтобы на них купили медикаменты для борьбы с коронавирусом.

Сельская больница потратила наличные на приобретение средств индивидуальной защиты (СИЗ) для персонала, а также лекарств и антисептиков. СИЗ — в дефиците во многих таджикских больницах, которые недостаточно финансируются в бедной центральноазиатской стране с населением около 9,5 миллиона человек.

Купленные на деньги Ширин Назирмадовой защитные средства для медиков Фархорской больницы.
Купленные на деньги Ширин Назирмадовой защитные средства для медиков Фархорской больницы.

Назирмадова, сама опытный врач, находится на передовой в борьбе с вирусом.

Поэтому, вместо посещения Каабы в Мекке — дома Аллаха — и бросания камней в колонны Мины для побивания дьявола, она будет лечить людей с COVID-19 и других пациентов в больнице Фархора.

НОВЫЕ ПРАВИЛА И ПРЕДПИСАНИЯ

Ожидается, что к стандартному белому дресс-коду паломников в этом году добавятся маски и перчатки. Саудовские власти пытаются справиться с рапространением коронавируса — по состоянию на 8 июля в стране зарегистрировано более 217 тысяч случаев инфицирования. Страна находится на 12-м месте в мире по числу заразившихся.

В общей сложности COVID-19 унес в королевстве 2 017 жизней. По количеству смертельных исходов от вируса на Ближнем Востоке Саудовская Аравия уступает лишь Ирану, Египту и Ираку.

Соблюдение социального дистанцирования, проверка температуры и обильное использование дезинфицирующих средств должны стать частью ныне действующих мер саудовских властей по обеспечению здоровья и безопасности.

Тысяча человек — лишь крупица для обычного хаджа, который считается крупнейшим собранием мусульман в мире. В прошлом году паломничество совершили около 2,5 миллиона человек.

Верующие, соблюдающие правила социального дистанцирования, во время молитвы в мечети Мекки.
Верующие, соблюдающие правила социального дистанцирования, во время молитвы в мечети Мекки.

Из-за кризиса, вызванного коронавирусом, Саудовская Аравия также приостановила умру — малое паломничество, которое, в отличие от хаджа, может быть совершено в любое время года. В последние годы страну посещало около семи миллионов паломников в год.

В НАДЕЖДЕ НА УДАЧУ

В соответствии со строгой системой квот, согласованной между таджикскими и саудовскими властями, таджики иногда ждут своей очереди на хадж по пять-шесть лет.

Количество заявителей значительно превышает годовую квоту Таджикистана, составляющую примерно шесть тысяч участников.

С подобным ожиданием сталкиваются и в других странах Центральной Азии: Кыргызстане, Казахстане, Узбекистане и Туркменистане.

Между тем жительница Фархора Ширин Назирмадова не знает, сможет ли она совершить паломничество в следующем году.

Поездка, организованная государственным комитетом по делам религий, стоит 3 700 долларов на человека. Это огромная сумма для таджикского сельского врача, зарабатывающего около 150 долларов в месяц.

6 июля представитель комитета Афшин Муким сообщил Таджикской редакции Азаттыка, что получившие квоту на хадж в 2020 году при желании смогут совершить паломничество в следующем году.

Но комитет не может гарантировать, что сумма, которую нужно заплатить в долларах, останется такой же в 2021-м или в последующие годы.

— Цена в долларах была одной и той же в течение последних семи-восьми лет. Но поскольку таджикская национальная валюта, сомони, упала в стоимости [по отношению к доллару за последние годы], в нашей валюте цена поездки выросла, — сказал Муким.

По нынешнему обменному курсу хадж обходится примерно в 38 тысяч сомони, хотя восемь лет назад это стоило около 19 тысяч сомони — примерно половину стоимости в этом году.

Зарплаты остаются низкими, а уровень инфляции в Таджикистане — высоким, поэтому маловероятно, что в следующем году поездка простым таджикам обойдется дешевле.

У Таджикистана есть свои ограничения при отборе кандидатов для совершения паломничества. Заявителям должно быть не менее 40 лет, и они должны пройти проверку местных спецслужб.

— Кроме того, мы не знаем, сойдет ли вирус на нет, когда подойдет время для следующего хаджа. Или буду ли я в состоянии отправиться в путешествие, — говорит Салохиддин Мирзоев, 56-летний водитель из села Хирманак, расположенного примерно в 15 километрах к западу от столицы Душанбе.

Мирзоева тоже включили в список тех, кому разрешили совершить хадж в этом году, хотя он подал заявку еще в 2015 году. С зарплатой водителя Мирзоев едва сводит концы с концами.

— Но двое моих сыновей, которые работают в России, сложились, чтобы оплатить мою поездку на хадж. Каждый мусульманин мечтает совершить это паломничество. Я надеюсь, что осуществлю это в следующем году, — сказал Мирзоев 6 июля Таджикской редакции Азаттыка.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG