Доступность ссылок

Срочные новости

Обзор прессы: как «вертолетный "Казахгейт"» меняет политический ландшафт Бельгии


Экс-президент Франции Николя Саркози (слева) и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в Елисейском дворце в Париже, 9 сентября 2011 года.

В западной прессе на этой неделе освещают эхо «вертолетного дела», которое сыграло свою роль в выборах в Бельгии. Также пишут о росте ограничений для казахстанских пользователей Интернета и «новом феномене»: нелегальной трудовой миграции из Казахстана в Южную Корею.

Большинство бельгийских СМИ на этой неделе неоднократно упоминали «Казахгейт». Во франкоязычных медиа так называют не только коррупционный скандал вокруг американского бизнесмена Джеймса Гиффена в начале 2000-х годов, но и другие дела международного масштаба, касающиеся политических и финансовых сделок казахстанских властей за рубежом.

В ходе голосования 14 октября на региональных выборах в Валлонии две ведущие франкоязычных партии – либеральная Mouvement Reformateur (MR) и социалисты – понесли серьезные потери. Это позволило выйти на новые позиции менее влиятельной «зеленой» партии Ecolo-Groen. Как считает RTL Info, в случае с MR избиратели в Валлонии «наказали партию за… "Казахгейт"».

Упоминает тот скандал и французский ресурс France 24, сообщая, что во франкоговорящей части Бельгии именно «скандалы, связанные с управлением», в том числе «Казахгейт», «заставили избирателей отдать свои предпочтения Ecolo-Groen».

В Бельгии «Казахгейтом» называют начавшийся в 2014 году скандал вокруг договора о закупке Казахстаном 45 французских вертолетов. В этом деле упоминаются президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, бывший президент Франции Николя Саркози, олигархи Патох Шодиев, Александр Машкевич и Алиджан Ибрагимов.

Бельгийский политик Арман де Декер в 2014 году.
Бельгийский политик Арман де Декер в 2014 году.

На бельгийской же стороне одним из основных фигурантов считается видный политик Арман де Декер – бывший член партии MR, бывший мэр Уккеля, экс-глава бельгийского сената, а также бывший его вице-президент.

Как считает следствие, вертолетная сделка в 2010 году была инициирована Шодиевым, Машкевичем и Ибрагимовым, против которых в тот момент в Бельгии велось уголовное расследование. Согласно материалам дела, являвшийся тогда президентом Франции Саркози в рамках заключения договоренности согласился с просьбой Назарбаева организовать вывод троих олигархов из-под криминальных обвинений в Бельгии.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и экс-президент Франции Николя Саркози прибыли для подписания документов в Елисейском дворце. Париж, октябрь 2010 года.
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и экс-президент Франции Николя Саркози прибыли для подписания документов в Елисейском дворце. Париж, октябрь 2010 года.

Назарбаев отверг свою причастность к скандалу. Бывший советник Саркози на президентском посту Жан-Франсуа Этьен де Розе признал, что играл ключевую роль в сделке, а сама она «имела политический аспект».

Что касается «бельгийского следа», то в мае этого года генеральная прокуратура Бельгии признала Армана де Декера виновным в использовании служебного положения. Как посчитало следствие, в 2010 году юрист, являвшийся тогда главой сената и оказывавший частные адвокатские услуги, представлял интересы Шодиева. В частности, де Декер, предположительно, контактировал с тогдашним министром юстиции Бельгии Стефаном де Клерком и лоббировал принятие закона, который помог Шодиеву избежать уголовного преследования. За свои услуги юрист, предположительно, получил вознаграждение в размере более 700 тысяч евро.

После обвинительного заключения Арман де Декер ушел в отставку со всех постов и покинул партию MR, но, как считают бельгийские СМИ, эта история уже успела серьезно отразиться на партийном имидже. В коммуне Уккел, которой долгое время руководил де Декер, MR потеряла абсолютное большинство. Такой исход СМИ предсказывали еще до выборов.

Однопартийцу и преемнику де Декера в Уккеле – Борису Дийе – удалось сохранить за собой пост мэра коммуны, но, по мнению L’Avenir, он «изрядно раскошелился у избирательных урн». Его партия потеряла голоса 15 процентов избирателей, поддержавших MR в 2012 году, и ей пришлось формировать коалицию.

Как писала еще до голосования La Libre, «заставить Уккел забыть "Казахгейт" и вернуть доверие» будет одной из основных миссий Дийе. По данным издания, вопросов относительно того скандала ему не удавалось избежать на протяжении всей избирательной кампании.

«В ОДНОМ КЛИКЕ ОТ ТЮРЬМЫ»

В британском журнале Economist комментируют растущие ограничения в пользовании Интернетом: «Общественное пространство для выражения инакомыслия в Казахстане закрыто. Громилы разгоняют даже самые маленькие собрания. Лидеры профсоюзов попадают в тюрьмы. Пресса и телевидение давно перешли на службу режиму. <…> Обычные казахстанцы возмущены тусклостью и стесненностью своей жизни на фоне шикующей Астаны. Недовольство растет и находит свое выражение в Интернете. Охота за врагами властей началась и там. <…> В этом году полиция зарегистрировала 46 дел (связанных с преследованием интернет-пользователей. – Ред.)».

Айгуль Акбердиева (справа), жена Абловаса Джумаева, и ее адвокат Жанар Сундеткалиева в зале суда. Актау, 24 сентября 2018 года.
Айгуль Акбердиева (справа), жена Абловаса Джумаева, и ее адвокат Жанар Сундеткалиева в зале суда. Актау, 24 сентября 2018 года.

В качестве примера Economist приводит дело супружеской пары из Актау – Абловаса Джумаева и Айгуль Акбердиевой, которых арестовали после публикации комментариев в telegram-чате. Азаттык освещал эти процессы. В прошлом месяце Джумаева приговорили к трем годам тюрьмы за «разжигание социальной розни» и «призывы к насильственному захвату власти», процесс против его жены продолжается.

Издание упоминает и «дело джихадистов», попавших под суд «после участия в неформальном клубе политических дискуссий в Алматы» и в связи с циркулировавшим в WhatsApp’е видеороликом, который, как считает Economist, «подозрительно похож на любительский продукт спецслужб».

Оба этих случая связаны, утверждает издание. «Общее у них – Мухтар Аблязов, олигарх, бежавший из Казахстана в 2009 году. <…> Пара из Актау опубликовала свои комментарии в чате запрещенной группы, основанной Аблязовым [его движение "Демократический выбор Казахстана" было в марте этого года признано судом "экстремистским" и запрещено. –​ Ред.]. Один из трех мужчин по делу о видеоролике выражал в соцсетях поддержку Аблязову накануне ареста», – пишет Economist. Издание «приводит в недоумение одержимость режима», поскольку в Казахстане, считает Economist, «восхищение Аблязовым невелико». «Возможно, власти боятся его посланий больше, чем его самого», – пишет журнал.

У КАЗАХСТАНА – «ПРОБЛЕМЫ С СЕРДЦЕМ»

Американское издание Diplomat публикует материал, посвященный проблеме сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) в Казахстане. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в 2014 году 54 процента смертей в Казахстане было вызвано ССЗ (в целом, 84 процента смертей было связано с незаразными заболеваниями).

«После распада Советского Союза сектор здравоохранения в Казахстане стал свидетелем радикального спада, который длился более десятилетия. Лучшие врачи массово уехали; ограниченное финансирование затрудняло ремонт медицинского оборудования. Оно же мешало повышению квалификации [врачей] и освоению новых медицинских технологий. Этот спад привел к далеко идущим последствиям», – пишет Diplomat.

По данным Diplomat’а, Казахстан занимает верхние строчки в рейтинге уровня смертности от сердечно-сосудистых заболеваний среди государств Евросоюза, Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии. «12 процентов экономически активного населения, или около двух миллионов человек, страдают от таких заболеваний. Ежегодно у более 350 тысяч человек диагностируют хроническую сердечную недостаточность», – пишет издание.

В качестве причин Diplomat называет диабет, «особенно распространенный в городах», а также ожирение, повышенное давление, повышенный холестерин, злоупотребление алкоголем, курение и высокое потребление натрия (соли и соды).

«Привлечение внимания общественности к ССЗ дает осторожные надежды на постепенное улучшение», – утверждает издание, отмечая рост количества операций на сердце, некоторое повышение образовательных стандартов, а также несколько государственных программ в сфере здравоохранения.

Операция по трансплантации сердца. Иллюстративное фото.
Операция по трансплантации сердца. Иллюстративное фото.

Тем не менее, пишет Diplomat, многие на местах говорят, что принимаемых мер недостаточно, и обращают внимание на недостаток квалифицированного персонала, особенно в сельской местности, недостаточные меры по борьбе с потреблением спиртных напитков и соли, а также курением и коррупцией в сфере здравоохранения.

КАЗАХСТАНСКИЕ МИГРАНТЫ В СЕУЛЕ

На англоязычном новостном сайте Eurasianet.org в статье «Рабочие из Казахстана отправляются в Южную Корею в поисках лучшей жизни» пишут о появившейся в Казахстане в последние годы тенденции: всё больше трудовых мигрантов едут в Южную Корею на заработки.

Центральная часть Сеула, апрель 2018 года. Иллюстративное фото.
Центральная часть Сеула, апрель 2018 года. Иллюстративное фото.

«Трудовая миграция из Центральной Азии обычно ассоциируется с экономически более слабыми странами региона – Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Однако на фоне экономических трудностей в Казахстане, связанных с падением цен на нефть, его граждане также устремили свой взгляд за границу в поисках работы в неквалифицированных секторах. Особенно притягивает их Южная Корея», – пишет Eurasianet.org.

Казахстан и Южная Корея подписали соглашение о взаимной отмене визового режима для краткосрочных поездок. Сеул, в частности, интересуют «медицинские туристы» – с каждым годом всё больше людей отправляются туда на лечение.

«Сеул, однако, получил другой тип посетителей. Многие казахстанцы отправляются в Корею, притворяясь туристами, ищут работу и задерживаются больше 30-дневного срока», – говорится в статье. По официальной информации из Сеула, за последние два года количество граждан Казахстана, пойманных за нарушения миграционного режима, увеличилось в 15 раз. По оценкам министерства иностранных дел (МИД) Казахстана, в Южной Корее нелегально работают около 12 тысяч казахстанцев.

По их рассказам, которые цитирует издание, жизнь незаконно оставшихся в Корее трудовых мигрантов нелегка. Не имея необходимых документов, они вынуждены обитать в подвалах или на стройках в постоянном страхе миграционной инспекции.

В качестве ответа на проблему власти Кореи ужесточили правила въезда для граждан Казахстана: сейчас необходимо иметь при себе обратный билет и приглашение из клиники или от турагентства. Но даже при этом миграционная полиция вправе отказать в разрешении на въезд. По данным МИД Казахстана, только в прошлом году Корея отказалась принять более пяти тысяч казахстанцев.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG