Доступность ссылок

Срочные новости

Действительно ли кыргызстанский уран останется в недрах?


Акция протеста против добычи урана, Бишкек, 26 апреля 2019 года.

Когда жители Тонского района Кыргызстана узнали о начале разведывательных работ на урановом месторождении, они вышли на митинг. Вскоре акции протеста распространились и на Бишкек, а парламент принял решение о запрете добычи. «В Кыргызстане не будут добывать уран», – заявил 4 мая президент страны Сооронбай Жээнбеков. Но отозвать уже выданные лицензии на добычу, по всей видимости, не так просто.

Добыча урана в Кыргызстане – щепетильный вопрос. Страна всё еще пытается реанимировать десятки загрязненных территорий, где уран добывали во времена Советского Союза.

Резонанс по поводу разведывательных работ на месторождении Кызыл-Омпол в Тонском районе вновь привлек внимание кыргызской общественности к проблеме добычи урана. Но вместе с тем стало ясно, что с юридической точки зрения прекратить добычу полезных ископаемых в Кыргызстане не так просто. Ко всему прочему это не единственное урановое месторождение.

Тонский район расположен в северо-восточной части Кыргызстана – Иссык-Кульской области. Для Кыргызской Республики – а некоторые сказали бы, что и для всей Центральной Азии, – это главное туристическое направление: здесь находится большое озеро, от которого область и получила свое название.

Компания «ЮрАзия в Кыргызстане» обладает лицензией на разработку месторождения Кызыл-Омпол в Тонской области. Участок месторождения «Таш-Булак», где располагается Кызыл-Омпол, протягивается в соседний Кочкорский район Нарынской области. Канадская компания Azarga Uranium (ранее известная как Powertech) владеет 70 процентами акций компании «ЮрАзия в Кыргызстане». Кыргызская редакция Азаттыка сообщила, что 60-процентная доля этой компании принадлежит российским предпринимателям, 40 процентов – кыргызстанским партнерам.

ТРЕБОВАНИЯ ОТОЗВАТЬ ЛИЦЕНЗИЮ

В ноябре жители села Кок-Мойнок Тонского района Иссык-Кульской области выступили против разработки уранового месторождения Кызыл-Омпол. В селе прошли общественные слушания с участием районных чиновников. Тогда же обнаружилось нескольких спорных вопросов.

Общественные слушания в селе Кок-Мойнок относительно разработки уранового месторождения Кызыл-Омпол, апрель 2019 года.
Общественные слушания в селе Кок-Мойнок относительно разработки уранового месторождения Кызыл-Омпол, апрель 2019 года.

По словам главы администрации села Кок-Мойнок Майрамкуль Кыдыралиевой, компания «ЮрАзия в Кыргызстане» занимается на данный момент только геологоразведкой. Однако ее предшественник на этом посту Таалайбек Куланбаев заявил, что разведывательные работы стартовали еще в то время, когда он был главой села. На сайте «ЮрАзия» сообщается, что «в 2012 году началась более обширная программа геологоразведочных работ» на участке Кызыл-Омпол. В последних сообщениях говорится, что «ЮрАзия» получила лицензию на разведывательные работы в Кыргызстане в 2010 году.

Некоторые областные и районные чиновники говорят, что проект необходим для стимулирования местной экономики. По их словам, «ЮрАзия» гарантирует использование самых безопасных и современных методов для добычи урана.

Похоже, что это не убедило многих жителей Тонского района. 19 апреля в городе Балыкчи на западном берегу Иссык-Куля начались демонстрации. Несколько сотен людей потребовали отзыва лицензии на добычу ископаемых у «ЮрАзии».

Акция протеста против добычи урана в городе Балыкчи, апрель 2019 года.
Акция протеста против добычи урана в городе Балыкчи, апрель 2019 года.

21 апреля активисты Иссык-Кульской области начали собирать подписи под петицией о прекращении работ в Кызыл-Омполе. Они надеялись собрать хотя бы 10 тысяч – эта цель была практически достигнута за сутки. К 29 апреля петицию подписали почти 30 тысяч человек.

ПРОТИВОРЕЧИВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

22 апреля премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев распорядился приостановить работы в Кызыл-Омполе. Первый вице-премьер-министр Кубатбек Боронов во время встречи 25 апреля с демонстрантами, прибывшими из Тонского района в столицу Кыргызстана, сказал:

– Я официально заявляю, что месторождение [Кызыл-Омпол] закрыто. У компании нет прав не то что на добычу – даже на геологоразведочные работы. Мы отозвали лицензию.

Это противоречит информации на веб-сайте Azarga Uranium, где указывалось, что разведка велась в 2012–2013 годах, в том числе были изучены 17 скважин на месторождении Кок-Мойнок.

24 апреля инвесторы проекта разработки уранового месторождения Кызыл-Омпол провели пресс-конференцию, на которой сообщили, что после начала акций протеста «ЮрАзия» приостанавливает «всю работу в республике до изменения обстановки».

Некоторые жители Кыргызстана, похоже, верят компании больше, нежели правительственным чиновникам, и боятся, что категоричные заявления официальных лиц в Бишкеке будут забыты, когда спор вокруг вопроса утихнет. Сотни людей продолжили собираться в городе Балыкчи, некоторые из демонстрантов приехали из Нарынской и Чуйской областей, чтобы присоединиться к митингам.

Акция протеста против добычи урана в Кыргызстане, 26 апреля 2019 года.
Акция протеста против добычи урана в Кыргызстане, 26 апреля 2019 года.

26 апреля у здания правительства в Бишкеке прошла акция протеста. 30 апреля две группы провели демонстрацию в Бишкеке. Партия зеленых Кыргызстана организовала митинг на центральной площади Ала-Тоо (ее лидера Эркина Булекбаева позднее задержали), а протестующие из Балыкчи собрались в сквере имени Горького.

ВОЗМОЖНО ЛИ ОТОЗВАТЬ ЛИЦЕНЗИИ?

Член комитета по минеральным ресурсам Международного делового совета Кубан Ашыркулов сказал, что в соответствии с действующим законодательством страны отозвать лицензию на добычу непросто.

– Согласно законодательству по горнодобывающей отрасли, права на отзыв лицензии нет. Есть только два способа сделать это: первый – если предприятие не платит налоги, второй – если обнаружены какие-то нарушения закона и было возбуждено уголовное дело, по итогам которого вынесено судебное решение об отзыве лицензии, – сказал Ашыркулов Кыргызской редакции Азаттыка.

Заявление президента Жээнбекова 4 мая и голосование в парламенте 3 мая, запрещающее разведку и добычу урана, похоже, соответствуют пожеланиям населения. Но запретить разведывательную работу других месторождений урана в Кыргызстане куда сложнее.

Как отметил Ашыркулов, с компаниями уже подписаны договоры. Первый вице-премьер-министр Кубатбек Боронов сказал депутатам парламента 2 мая, что «ЮрАзия» поняла обеспокоенность населения Кыргызстана по поводу разведки рудника Кызыл-Омпол и согласилась расторгнуть договор «без каких-либо [юридических] претензий».

Тем не менее, как сообщает Кыргызская редакция Азаттыка, в стране на разведку урановых месторождений было выдано 18 лицензий. Девять из них – на разведку урана и других полезных ископаемых. Не ясно, как поспешно утвержденный запрет на добычу урана может повлиять на добычу редкоземельных металлов и других полезных ископаемых.

Поэтому вполне возможно, что Кыргызстан столкнется с юридическими проблемами в связи с запретом на добычу урана.

Смотрите также: В Кыргызстане протестуют против добычи урана

В Кыргызстане протестуют против добычи урана
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:56 0:00

Разногласия, спровоцированные разработкой месторождения Кызыл-Омпол, служат напоминанием об урановом наследии страны. «ЮрАзия в Кыргызстане» не начинала разработку участка Кызыл-Омпол, она просто возобновила работу, начатую еще в советское время. Такие участки существуют во многих районах Кыргызстана. 18 лицензий было выдано правительством на поиск и разведку месторождений, содержащих уран, в Чуйской, Иссык-Кульской, Джалал-Абадской, Ошской и Баткенской областях – в пяти из семи областей Кыргызстана. Во многих случаях это просто открытие бывших советских площадок по добыче урана.

УРАНОВОЕ НАСЛЕДИЕ

Попытки реабилитировать наиболее загрязненные территории урановых месторождений начались вскоре после обретения республикой независимости в 1991 году. В конце апреля сообщалось, что Европейский банк реконструкции и развития планирует начать работы на двух кыргызских объектах: Минг-Куше и Шекафтаре. В 2015 году Европейский союз создал Счет экологической реабилитации для Центральной Азии, чтобы помочь дезактивировать семь объектов в регионе: два в Узбекистане (Чаркесар и Янгиабад), два в Таджикистане (Дигмай и Истиклол) и три в Кыргызстане.

Третий объект в Кыргызстане – Майлуу-Суу, где в советские времена находился урановый завод. Добыча урана началась в Майлуу-Суу в 1946 году, и к 1968 году с площадки было добыто около 10 тысяч тонн урана. Многие поговаривают, что уран, использованный для первой советской ядерной бомбы, был добыт именно в Майлуу-Суу. (Другие говорят, что в Таджикистане.)

В районе Майлуу-Суу имеется 23 хвостохранилища и 13 каменных отвалов. Город называют одним из самых загрязненных на планете. Жители страдают от целого ряда проблем со здоровьем.

До сих пор неясно, как надолго Кыргызстан введет запрет на разведку или добычу урана. Несколько депутатов парламента разработали законопроект о введении моратория до 2070 года. Другие хотят постоянного запрета.

У Кыргызстана очень мало ресурсов для экспорта, и горнодобывающая промышленность, в особенности добыча золота, как показывает практика, положительно сказывается на экономике. Тем не менее кыргызская общественность регулярно оказывает сопротивление любым проектам, которые наносят ущерб земле и угрожают окружающей среде, а правительство продолжает искать баланс, который устроит всех.

При подготовке статьи использовались материалы Кыргызской редакции Азаттыка. Перевод с английского языка выполнила Алиса Вальсамаки.

Взгляды, выраженные в данном материале, могут не совпадать с точкой зрения редакции Азаттыка.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG