Доступность ссылок

Срочные новости

Чтят Дениса Тена и Виктора Цоя. Южная Корея глазами казахстанца


Женщина переходит реку по камням в парке на фоне сеульских высоток. Сентябрь 2018 года.

Полтора года назад алматинец Вячеслав Ким отправился Южную Корею, чтобы побольше узнать о своей исторической родине и заработать. Он рассказал Азаттыку, чем занимаются казахстанцы в Корее и почему он хочет поскорее вернуться.

ВЫСОКАЯ ЗАРПЛАТА И ДОРОГАЯ ЖИЗНЬ

В Казахстане Вячеслав Ким был парикмахером в одном из алматинских барбершопов, в Южной Корее он рабочий машиностроительного завода. Чтобы работать парикмахером, в Корее необходим диплом о специальном образовании и ряд документов, подтверждающих квалификацию. Поэтому Вячеслав пошел по пути большинства приехавших в Южную Корею казахстанцев — устроился на завод. По его словам, для приезжих здесь большой выбор работы, но почти вся она связана с физическим трудом.

— Несомненный плюс в том, что оформление на работу по трудовой визе проходит довольно быстро и легко — без бюрократических проволочек, — рассказывает Вячеслав. — Поэтому самое главное, чтобы у тебя была правильно оформленная виза и хватило денег на первое время. Виза под названием H-2 — трудовая, а виза F-4 — для соотечественников. Чтобы ее получить, нужно доказать, что ты являешься корейцем хотя бы наполовину. Я этнический кореец и по папе, и по маме. Сумел доказать это документально. С визой соотечественника можно прожить в Корее всю жизнь. Для смены документов даже не нужно приезжать в Казахстан: получить новый паспорт можно через посольство или консульство. Главное — жить, не нарушая закон.

По словам Вячеслава, Южная Корея оказалась для него, как и для любого другого казахстанца, ментально далека. Это проявляется во всех аспектах жизни — в быту, еде, работе, взаимоотношениях между людьми.

— Особенно сложно было с корейским языком, — говорит Вячеслав. — Я рос рядом со своими дедушками-бабушками, поэтому могу изъясняться на корейском. Но последние 150 лет наш язык был изолированным, а в тамошний корейский пришло много японских и китайских заимствований. Например, счет деньгам ведется на корейском языке, но если вы спросите, который час, вам ответят по-китайски. В общем, когда я начинаю говорить на своем корейском, меня немного понимают лишь старики.

Парк в пригороде Сеула. Фото Вячеслава Кима.
Парк в пригороде Сеула. Фото Вячеслава Кима.

Вячеслав отмечает, что знание языка — несомненное преимущество: у выучивших язык казахстанцев появляются возможности для карьерного роста, некоторые открывают собственный бизнес — оформить свое дело здесь довольно легко.

— Я устроился на машиностроительный завод, в цех по изготовлению пластиковых деталей, — продолжает Вячеслав Ким. — Зарплата по казахстанским меркам довольно высокая: в районе двух с половиной — трех тысяч долларов. Но поскольку в Корее очень дорогая жизнь, большая часть средств уходит на существование, а откладывать деньги получается лишь при условии сильной экономии.

Вячеслав приводит цифры: месячная аренда маленькой однокомнатной квартиры (разумеется, не в столице и не в центре города) обойдется примерно в 250–350 долларов (примерно 95–130 тысяч тенге). Зимой к этой сумме прибавляется еще сотня долларов (около 40 тысяч тенге) — за отопление. Высокие цены на продукты: килограмм картофеля можно купить за четыре доллара (примерно 1500 тенге), мясо стоит шесть долларов (примерно 2300 тенге) за килограмм. Безлимитная сотовая связь обойдется в 50 долларов (19 тысяч тенге) в месяц.

— Получается, что только на вещи первой необходимости ежемесячно тратится не меньше тысячи долларов, и это при условии, если ты не ездишь по стране, не ходишь по кафе и барам, — в общем, не позволяешь себе никаких излишеств, — говорит Вячеслав. — Но, разумеется, всё время сидеть дома и никуда не ходить — тяжело. К тому же здесь много искушений — от брендовой одежды по сравнительно доступным ценам до мобильных телефонов последних моделей (если ты этнический кореец с рабочей визой, получить кредит очень легко). Поэтому люди откладывают не так много денег, чтобы отправлять домой.

«ЦОЙ ЖИВ!» И В КОРЕЕ

Не так давно власти Южной Кореи взялись за борьбу с незаконными мигрантами, в число которых входят и некоторые въезжающие без трудовой визы казахстанцы. Полиция выявляет нелегалов и отправляет на родину без права на последующий въезд в страну. При этом, по словам Вячеслава Кима, жить нелегалом в Корее довольно просто: местная полиция весьма лояльна к иностранцам (к своим гражданам — тоже) и не проверяет документы, если человек как-то явно не нарушил закон.

— Говорят, что до кризиса 2008 года на заработки из Казахстана приезжало очень мало людей — наплыв случился после кризиса, — рассказывает Вячеслав. — А еще я слышал, что после зимней Олимпиады 2018 года (XXIII зимние Олимпийские игры проходили в Южной Корее. — Ред.) очень много казахстанцев попросту не выехали из страны. Нелегалам приходится работать на тяжелом производстве, куда люди с трудовой визой, как правило, идти не хотят. Поэтому работодатели вынуждены прибегать к услугам незаконных мигрантов, хоть это и грозит большими штрафами.

Вячеслав Ким говорит, что о Казахстане южнокорейцы знают благодаря фигуристу Денису Тену: в Корее очень любят фигурное катание. В Южной Корее тяжело восприняли весть о гибели фигуриста, которого убили в Алматы в июле прошлого года. Южнокорейцы, как отмечает Вячеслав, внимательно следят за успехами сородичей из других стран, чем бы они ни занимались.

Денис Тен выступает на Олимпийских играх в Пхёнчхане (Южная Корея). 16 февраля 2018 года.
Денис Тен выступает на Олимпийских играх в Пхёнчхане (Южная Корея). 16 февраля 2018 года.

— У тамошних корейцев до сих пор осталось сильное чувство сплоченности, — объясняет Вячеслав. — Однажды зашли с друзьями в кафе, и посетители, услышав иностранную речь, спросили, откуда мы. Узнав, что из Казахстана, они заулыбались и говорят: «А, Виктор Цой! Великий музыкант!» Я, конечно, объяснил, что Цой не казахстанский, а российский, даже советский музыкант, но зато мы узнали, что Цой жив даже в Корее.

В общем и целом, по наблюдениям Вячеслава, в Южной Корее хорошо работает закон и во всём есть порядок. Например, оформить кредит на бытовую технику можно прямо по Скайпу: разговор записывается и затем какое-то время хранится в базе. Товар, как правило, приходит по почте, и, если заказчика нет дома, посылку оставляют в ближайшем магазине, о чем оповещают с помощью СМС-сообщения. Это довольно распространенная практика, в корейских супермаркетах даже отвели отдельные полки для доставленного почтой товара: дорогие фотоаппараты, планшеты и ноутбуки могут спокойно лежать, дожидаясь своих хозяев, при этом практически без риска быть украденными.

Здесь нет сильной бюрократии. Даже если вы хотите заняться бизнесом, они дают зеленый свет: пожалуйста, занимайтесь, никто вам не запрещает, просто соблюдайте закон.

— Однажды мы с другом ехали по трассе (в Южной Корее котируются казахстанские права), и нас ударил местный автомобиль, — продолжает Вячеслав. — Мы позвонили в страховую компанию. Страховщики сначала поинтересовались, нужна ли нам медицинская помощь, а затем взамен разбитой машины пригнали новенький Hyundai с временной доверенностью, а сами отправили наш автомобиль на СТО. Всё это они сумели организовать за полчаса. Мы были в приятном шоке. Так что я на собственном опыте убедился, что в плане жизненного комфорта они обогнали нас на много лет вперед. А еще здесь нет сильной бюрократии. Даже если вы хотите заняться бизнесом, они дают зеленый свет: пожалуйста, занимайтесь, никто вам не запрещает, просто соблюдайте закон.

Вячеслав Ким говорит, что в плане перспектив Южная Корея выглядит заманчиво: можно выучить язык и заняться бизнесом, но в ближайшее время он всё равно намерен вернуться в Казахстан.

— Конечно, здесь хотят остаться многие, но я в их число не вхожу, — говорит Вячеслав. — Буду кривить душой, если скажу, что в Южной Корее мне лучше. В первую очередь не позволяет здесь остаться тоска по Казахстану: у меня казахстанский менталитет и я люблю свою страну со всеми ее минусами.

  • 16x9 Image

    Пётр ТРОЦЕНКО

    Пётр Троценко - корреспондент Азаттыка. Работал веб-редактором сайта Азаттык в Алматинском бюро. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова (2007 год). Начинал карьеру в газете «Уральская неделя», интернет-радио «Инкар-инфо». С 2007 по 2016 год работал в различных СМИ Алматы, Астаны, Уральска, Тараза и Актобе.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG