Доступность ссылок

Срочные новости

«ВИП-инсульты» – роковое стечение обстоятельств или следствие громких арестов?


Бывший министр здравоохранения Казахстана Жаксылык Доскалиев.

Межклановые интриги в Акорде могут привести к делению народа на землячества и жузы, а псевдоинсульты – и вовсе к параличу всей политической системы Казахстана, считают участники очередного круглого стола радио Азаттык.


Астану сотрясает новая «эпидемия», получившая название «ВИП-инсульты». Вслед за уже бывшим министром здравоохранения Жаксылыком Доскалиевым инсульт якобы случился у управляющего делами президента Сарыбая Калмурзаева, о чем первым сообщило агентство «КазТАГ». Правда, сам Калмурзаев потом объявил, что здоров, а свое исчезновение объяснил пребыванием в Германии, где проходил плановую проверку здоровья.

«Видно, не каждому нравится, что я здоров, нахожусь рядом с президентом. Это, наверное, многих вообще выводит из себя», – сказал Сарыбай Калмурзаев в интервью журналистам. Кто эти «многие», Сарыбай Калмурзаев уточнять не стал, но вслед за этим откровением последовало его замечание о том, «что в стране нет никаких кланов и межклановой борьбы».

Незадолго до «инсультов» ВИП-персон достоянием общества стало распространенное якобы «группой каэнбэшников» письмо о попытке подкупа личного врача президента Нурсултана Назарбаева. В этом письме указывалось, что в связи с этим и был арестован бывший начальник департамента генеральной прокуратуры по контролю за деятельностью правоохранительных органов Мурат Мусабеков. Некоторое время в казахстанском обществе муссировали слухи об арестах генерального прокурора Кайрата Мами и первого вице-премьера Умирзака Шукеева.

Что же на самом деле происходит в Акорде? Можно ли назвать происходящее следствием борьбы властно-олигархических кланов? Этой теме Казахская редакция Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» – радио Азаттык – посвящает очередной круглый стол.

В нем участвуют: Уалихан Кайсаров – бывший депутат сената, президент общественного фонда «Кенесары хан»; Розлана Таукина - президент прессозащитной организации «Журналисты в беде», сотрудник газеты «Свобода слова»; Николай Кузьмин – политический эксперт журнала «Эксперт Казахстана»; Бахыт Туменова – президент организации «Аман-саулык».

Круглый стол ведет сотрудник Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Султан-Хан Аккулыулы.

СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ФОРМА ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

Ведущий:

– Уважаемые участники круглого стола, так что, на ваш взгляд, происходит в кулуарах власти Казахстана?

Розлана Таукина:


– Напряжение в верхушках власти Казахстана связано, на мой взгляд, с усиливающейся межклановой борьбой за право быть преемником президента. Если раньше арест высоких чинов производился только с разрешения президента, то сейчас «головы летят» с завидной регулярностью, что не может не наводить на определенные мысли.

К примеру, министр окружающей среды Нурлан Искаков сначала лишился работы, а потом его арестовали и посадили в тюрьму на четыре года. Попал под жернова и Жаксыбек Кулекеев, бывший президент национальной компании «Казахстан темир жолы», получивший три года лишения свободы.

Мы также понимаем, что пешкой в этой политической игре стал и «судейский» Ержан Утембаев, которого обвинили в причастности к убийству Алтынбека Сарсенбаева и отмерили 20-летний тюремный срок. Покрыт тайной и арест Серика Буркитбаева, тоже одного из приближенных президента. Его посадили на семь лет, но его семья живет за рубежом и довольно благополучно. На 10 лет за взятку упекли в тюрьму и вице-министра по чрезвычайным ситуациям Аблая Сабдалина.
Если раньше арест высоких чинов производился только с разрешения президента, то сейчас «головы летят» с завидной регулярностью, что не может не наводить на определенные мысли.


В отличие от этих высокопоставленных чиновников, Жаксылык Доскалиев, пока вокруг него плелись интриги, целых две недели продержался на своем посту. И лишь когда журналисты заметили, что к действующему министру еще ни разу не применялись столь строгие меры, его быстро освободили от занимаемой должности, а затем посадили в СИЗО на два месяца, продлив арест.

Есть примеры и «покруче». Вспомним «странные смерти» Динмухамеда Кунаева или Марата Оспанова, гипертонический криз у которого случился чуть ли не после или даже во время встречи с Назарбаевым, а также Сыздыка Абишева, целый год пролежавшего в коме. А ведь все они приближенные лица Назарбаева. Вокруг смерти Ни также ходит много слухов: говорят, она связана с каким-то конфликтом, высказываются даже версии об отравлении. В общем, ходит много версий в этом окружении.

Преследованиям у нас подвергаются не только госслужащие, но и банкиры. Сразу у четырех казахстанских банкиров на сегодняшний день судьба более чем призрачна – сбежавший Аблязов, братья Сейсембаевы, находящиеся сейчас в Арабских Эмиратах, Жомарт Ертаев из Евразийского банка – он, по слухам, откупился от уголовного дела.

Последний фигурант из плеяды опальных банкиров Кинталь Исламов из «Астана Финанс Банка» до сих пор находится под следствием и на свободе только лишь благодаря огромному залогу. Как тут не вспомнить трагедию с Татишевым, которого не стало в один миг?

Много чрезвычайных событий стало происходить в окружении президента и назвать это случайностью, трагическим стечением обстоятельств язык не поворачивается. Скорее всего, они связаны с политической игрой, происходящей на «самом верху» и столь печально заканчивающейся для некоторых ее участников. Окружение президента, сужаясь вокруг его фигуры, разбивается вдрызг о собственные интриги и межклановые войны.

Николай Кузьмин:

– Политический процесс в любой стране – это борьба за власть в широком смысле этого слова, борьба за контроль над политическими, финансовыми, экономическими ресурсами. В странах, где развито гражданское общество, где политические институты достаточно зрелые, система сдержек и противовесов строится на противостоянии президента и парламента, парламента и правительства.
Николай Кузьмин, политический эксперт журнала "Эксперт Казахстана".


Когда баланс поддерживается на уровне институциональных, скажем так, разборок, когда вся система власти и госуправления предельно персонализирована, что наблюдается в Казахстане, – то, естественно, на место противостояний между политическими институтами приходит борьба между отдельными личностями. То есть вместо публичных заявлений партий, главы правительства или, допустим, глав парламентской фракции или парламентской оппозиции следуют заявления частных лиц, причем в форме слухов или каких-то сплетен, компромата или черного пиара, которые сливаются в средства массовой информации.

В Казахстане мы наблюдаем обычный политический процесс, но в несколько специфической форме. Такое положение дел было характерно для многих стран Европы или даже Азии лет этак пятьсот назад, когда монарх мог иметь своего фаворита. Потом, как помнится из истории, он обычно бывал оклеветан и казнен, его место занимал другой фаворит. Потом выяснялось, что первого фаворита казнили напрасно и так далее. Нечто подобное происходит и в Казахстане.

«ЧЕМ ДАЛЬШЕ В ЛЕС… ТЕМ БОЛЬШЕ ДРОВ»

Ведущий:

- Госпожа Туменова, вы, как профессиональный медик, что скажете об инсультах высокопоставленных лиц?

Бахыт Туменова:


– Вообще-то, инсультам подвержены люди, достигшие определенного возраста. Чаще всего им страдают те, кто занимается умственной работой. Я согласна с определением «ВИП-инсульты». Высокопоставленные чины не застрахованы от этой напасти в период перенапряжения, сильного мозгового штурма, каких-либо неприятностей.

Было ли такое в практике врачей и что вообще творится в стране? Подобное происходило и раньше. Бывало, что в психиатрическую больницу сажали неугодных. В памяти и дело врачей, и подметные письма.
Вызывает, по-моему, у всех участников интриг огромное опасение и состояние здоровья главы государства, его способность управлять государством и самим «дворцом».


Череда громких арестов началась в 1990-х годах уже в независимом Казахстане, а открыл этот список Акежан Кажегельдин. Начало нового тысячелетия также не обошлось без громких арестов – 2001 год ознаменовался арестом и осуждением Галымжана Жакиянова и Мухтара Аблязова.

Нам только остается наблюдать, как одни чиновники подвергаются арестам, а другие выходят «сухими из воды». В Казахстане нет доступа к достоверной информации, нет прозрачности и правды, а потому люди вынуждены строить догадки и подкреплять свой информационный голод различными домыслами и слухами.

Это не добавляет власти доверия и авторитета у народа. В принципе, она уже их потеряла. Суд, допустим, уже подорвал свой авторитет после убийства Заманбека Нуркадилова, который, получалось, убил сам себя тремя выстрелами. Не прибавилось его у суда в глазах общественности и после убийства Сарсенбаева, которое решением суда «повесили» на человека, по своему состоянию не способного на это.

В настоящее время в Казахстане ярко выражена тотальная коррупция, назначаемость всех ветвей власти. А слабость гражданского общества буквально на днях продемонстрировало то, что врачи вначале подтвердили факт инсульта у Доскалиева, а потом отреклись от своих слов. Теперь ситуация зашла в тупик и совсем неясно, на чьей стороне правда. Наше гражданское общество продолжает жить слухами и догадками.

Но больше всего в данной ситуации удивляет расторопность генеральной прокуратуры, а ведь, помнится, семья Джакишевых вместе с общественностью никакими мольбами не смогла добиться от нее независимой экспертизы специально приглашенного возовского эксперта, который должен был осмотреть Джакишева и дать заключение.
И чем дальше в лес, как говорится, тем больше дров.

ВСЛЕД ЗА ИНСУЛЬТОМ НАСТУПАЕТ ПАРАЛИЧ

Ведущий:

– Если вы считаете это межклановой борьбой, то к чему она может впоследствии привести?

Уалихан Кайсаров:


– Мы все давно обратили внимание, что накал страстей при «дворце» усиливается теперь не с каждым годом, а с каждым месяцем. Если раньше это были отдельные эпизоды, зачастую скрытые от широких масс, то теперь последние не успевают «переварить» навалившуюся информацию. Враждуя между собой, одни клановые круги пытаются очернить другие, донести их преступные деяния через средства массовой информации. Только на чьей стороне правда – не поймешь.
Розлана Таукина, президент прессозащитной организации "Журналисты в беде".


Та персона, для которой все эти интриги предназначаются, остается глухой и неспособной реагировать, о чем свидетельствует возрастающее напряжение в межклановых группировках. Это как в споре – когда не слышат говорящего, он переходит на крик, а потом начинает стучать кулаком по столу. В Акорде, я думаю, как раз перешли в последнюю стадию и требуют определенных действий.

Сегодня глава государства, в моем понимании, фактически теряет роль стабилизирующего фактора межклановой борьбы, регулятора клановых интересов. Вызывает, по-моему, у всех участников интриг огромное опасение и состояние здоровья главы государства, его способность управлять государством и самим «дворцом».

Господин Кузьмин правильно заметил, что в распоряжение общественности попадает только та доля информации, которую ей «подкидывают». Причем невозможно определить, где правда, а где ложь, поскольку к официальным документам в Казахстане никто не имеет и не может иметь доступа при нынешнем положении дел. Отсутствие свободы слова и недоступность средств массовой информации, вернее, неправильное интерпретирование ими фактов с подачи властей вынуждает людей прислушиваться к так называемому сарафанному радио.

Что касается «ВИП-инсультов», то это только говорит о начавшемся «инсульте» всей политической системы Казахстана, который в конечном итоге может привести к параличу казахстанской власти, а далее, не дай бог, к хаосу и вакханалии, когда каждый политический клан начнет верить только в свою исключительность.

В Казахстане невозможно апеллировать к различным ветвям власти или партийным фракциям, партийным блокам, и это является следствием той системы, которую построил господин Назарбаев. Исполнительная, представительная и судебная власть фактически находятся в руках одного человека. Понимая, что ни одна из вышеперечисленных систем не работает самостоятельно, в кулуарах власти начали апеллировать к одному человеку, подмявшему всё под себя.

В итоге сложилось неадекватное восприятие системы государственного управления, когда администрация президента стала «ханским дворцом», где идет разгул интриг, непонятных сплетен и преступных действий по отношению друг к другу, а все остальные выступают зрителями.

В областных акиматах идет не менее яростная борьба: ведь смена одного акима неизбежно влечет за собой смену половины сотрудников акимата. Хаос и вакханалия в системе государственного управления непременно повлекут за собой паралич власти после уже начавшегося, если уже так характеризовать, «инсульта» всей системы.

Розлана Таукина:

– Вся информация, поступающая обществу, формирует его мнение. И оно на сегодняшний день таково: самые богатые люди в стране – чиновники. Наживаются они не всегда законным способом, но это уже никого не удивляет.

В общественном сознании также укрепляется мнение о том, что «ВИП-инсульты» – ненастоящие и они являются не более чем попыткой высокопоставленных чиновников уйти от наказания, от тюрьмы. Инсульт Калмурзаева оказался и вовсе не инсультом, а инсульт Доскалиева – сговором. Это напряжение создается именно в Акорде и именно главой государства. Он, контролируя этот процесс, специально «сдерживает узды» или, наоборот, ослабляет их. Растущее недоверие к власти может привести к возмущению, а то и к социальному взрыву у нашего терпеливого казахского народа, следовательно, и к смене власти.

ПО ЗОВУ КРОВИ

Николай Кузьмин:


– Я согласен с Розланой в том, что многое из того, что сегодня наблюдается в высших эшелонах власти Казахстана, имеет ярко выраженный характер наигранности, фальши. Буквально несколько лет назад нам демонстрировали спектакль с участием ненастоящих партий в ненастоящих выборах. Они вели ненастоящие дискуссии, создавая ненастоящий образ ненастоящих борцов за правду.
В общественном сознании также укрепляется мнение о том, что «ВИП-инсульты» – ненастоящие и они являются не более чем попыткой высокопоставленных чиновников уйти от наказания, от тюрьмы.


Теперь же мы видим, что партийная борьба сведена на нет за ненадобностью, а вместо нее на политической арене Казахстана развернулась персональная борьба, сопровождающаяся ненастоящими инсультами, когда непонятно – на рабочем месте человек или не на рабочем, арестован он или нет.

Что касается общества, то оно, на мой взгляд, как-то смирилось с этим новым политическим веянием. Все смирились с тем, что то, что официально преподносится со страниц газет и экранов телевизоров, – неправда. В народе начали больше верить в то, что циркулирует в виде слухов: в борьбу южных и северных кланов. Условно говоря, в борьбу группировки Калмурзаева – Шукеева и, допустим, какой-то другой группировки.

В народе по-своему интерпретируется и приход Абыкаева на пост председателя КНБ – он расценивается как ход против этой самой южной группировки. Люди готовы именно так и рассматривать политическую жизнь страны – как борьбу кланов. Свои политические симпатии они уже охотно проявляют не партиям, не идеям, не либерализму или консерватизму, не социал-демократии или коммунизму, а кланам – южанам, северянам, западникам и так далее.

К чему это может привести? Я думаю, к дальнейшей социальной деградации. Общество становится все более примитивным, смотрит на жизнь все более и более просто. В социальные взрывы, честно сказать, я не верю, поскольку для них нужен какой-то опыт политической борьбы. У казахстанского общества его нет. В то, что революция вот так внезапно в Казахстане произойдет, я не верю.

Бахыт Туменова:

– Есть признаки раскола элиты, который в условиях существующего в Казахстане трайбализма может привести в последующем к расколу общества. Оно может расколоться по количеству так называемых лидеров. Как в Кыргызстане, где жители разделились на Юг и Север. И еще – если мы, казахи, сейчас начнем делиться, то люди некоренных национальностей начнут попросту уезжать отсюда. Это приведет к ослаблению государства в целом. Так что сейчас мы наблюдаем очень опасную тенденцию.
Бахыт Туменова, президент организации "Аман-саулык".


Только что прозвучало, что глава государства создал эту систему и периодически ослабляет или ужесточает эту борьбу. Я хочу добавить, что мы подошли к черте, когда все эти эксперименты уже чреваты последствиями. Настроение государственных мужей может перейти к обществу, на более нижние ступени.

В то же время я не согласна с мнением о том, что глава государства не способен управлять страной и решать межклановые конфликты. У меня складывается впечатление, что он сам не знает, что делать со всем происходящим, и занял позицию выжидания. Все говорят, что 99 процентов голосов на выборах были «нарисованными», но я считаю, что большинство избирателей отдало голоса именно за действующего президента. Его возраст – 70 лет – я не считаю для политика старым. В принципе, он в хорошей форме, сохранился.

Я думаю, что всё в его руках и при большом желании и понимании ситуации он начнет сглаживать углы в создавшейся политической обстановке.

Уалихан Кайсаров:

– Игра, которая всегда проводилась главой государства, рано или поздно должна закончиться. Он играет с группами и кланами как с марионетками, погладив по головке одних или шлепнув по попке других. И они в конечном итоге поймут, что с ними не просто играются, а ведут жесткую, а порой и нечестную борьбу. Эти группировки могут ведь разозлиться и не просто по отдельности выступить, а совместно ополчиться против того, кто является главным «кукловодом».

Сценарий подобной политической игры предугадать несложно: не доверять президенту станут уже в ближайшем окружении, а то и вовсе отвернутся от него, что может привести к вакууму и к утере способности управлять страной.

Из истории известно, что рать, когда была недовольна князем, молча уходила от него и фактически он терял статус князя. На народном собрании рать предлагала выбрать другого князя.

Когда к группировкам придет озарение (что сейчас и начинает происходить), они элементарно перестанут апеллировать к президенту, а обратятся к своему народу уже по региональному признаку. Произойдет самое страшное – люди начнут делиться по жузам, южанам и северянам, то есть по землячеству.

Это, очевидно, происходит в высших эшелонах власти, на уровне областных акиматов, но где гарантия, что завтра народ не возьмет с них дурной пример? Что происходит в таких ситуациях – мы знаем. Далеко за примером ходить не надо.

Народ и без того не верит в способность государственного аппарата управлять государством, а теперь, видя, что он погряз в дворцовых интригах и ему не до него, может найти каких-то местных лидеров по региональным признакам. Каждый начнет видеть своего лидера уже не в президенте, а в каком-нибудь потенциально новом человеке. Начнется противостояние между простым населением. Это очень опасно.

Ведущий:

– На этом радио Азаттык завершает свой круглый стол. Я благодарю вас за участие в нашей дискуссии. С вами в студии был Султан-Хан Аккулыулы. До свидания.

Смотреть комментарии (33)

Форум закрыт, но вы можете продолжить дискуссию по этой теме на странице Радио Азаттык в Фейсбуке: https://www.facebook.com/RadioAzattyq

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG