Доступность ссылок

Срочные новости

Как Верховный суд жалобу Жуматая Алиева на комиссию ЦИК рассматривал


Жуматай Алиев (справа) с членами лингвистической комиссии ЦИК, Нур-Султан, 15 мая 2019 года.

Верховный суд Казахстана не удовлетворил жалобу Жуматая Алиева на решение лингвистической комиссии. Алиев не смог преодолеть экзамен на знание казахского языка, обязательный для регистрации в качестве кандидата в президенты Казахстана. Алиев и его адвокат не согласны с решением суда.

Выдвинутый претендентом на президентский пост общественным объединением «Халық демографиясы» Жуматай Алиев «не преодолел» обязательный для претендентов экзамен на знание казахского языка. Лингвистическая комиссия пришла к выводу, что Алиев в должной мере «не владеет» государственным языком. «В письменной работе из 13 предложений им было допущено 19 ошибок», — говорится в решении комиссии.

Алиев обратился в Верховный суд с жалобой. 16 мая было вынесено решение о прекращении дела по заявлению Алиева. По словам судьи Мадияра Балкена, судебные иски против языковой комиссии в суде не предусмотрены законом и не подпадают под юрисдикцию Верховного суда.

В качестве ответчиков на суде выступили председатель лингвистической комиссии академик Мырзатай Жолдасбеков, профессора Ерден Кажибек и Адиль Ахметов. В суд также пришли члены Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Ляззат Сулеймен, Максатхан Анапин и Адильхан Жакенов. За ходом судебного заседания наблюдали представители ОБСЕ.

«МНЕ БОЛЬШЕ ВОСЬМИДЕСЯТИ ЛЕТ, А Я СИЖУ В СУДЕ»

Перед началом судебного заседания 15 мая стороны тепло приветствовали друг друга. В начале заседания адвокат Жуматая Алиева Гульнар Мураталиева обратилась с ходатайством о проведении экспертизы решения лингвистической комиссии. Против выступил Мырзатай Жолдасбеков, заявивший, что членами лингвистической комиссии являются ученые-филологи, академики.

— Я не знаю, почему Жуматай так поступил. Можно же было посоветоваться. Как для претендента, Жуматаю были созданы все условия. Мы ему отвели больше времени, чем другим. Мой совет как старшего по возрасту человека: Жуматай, лучше бы ты оставил это дело. У меня вся голова седая, мне больше восьмидесяти лет, а я сижу здесь (в суде. —​ Ред.), считаю это недостойным. У меня не было другого выхода, поэтому сижу, — говорит Жолдасбеков.

Жуматай Алиев продолжал стоять на своем. Он сообщил, что «рос в ауле, вдыхая запах полыни», и пожаловался на действия члена ЦИК, которая «без конца ходила туда-сюда, оказывала психологическое давление и сбивала его с мысли». Алиев также отдельно отметил тот факт, что Мырзатай Жолдасбеков на протяжении двадцати лет продолжает возглавлять лингвистическую комиссию, несмотря на свой преклонный возраст.

— С тех пор сменилось несколько поколений. Где молодое поколение? Почему на протяжении двадцати лет один человек возглавляет? Я нахожусь рядом с президентом. Рядом с ним находятся министры, которые не знают казахского языка. И что, все они безграмотные? — говорит он.

Жуматай Алиев во время языкового экзамена, Нур-Султан, 2 мая 2019 года.
Жуматай Алиев во время языкового экзамена, Нур-Султан, 2 мая 2019 года.

Гульнар Мураталиева поинтересовалась, на основании каких правил ЦИК и члены лингвистической комиссии определяют свободное владение казахским языком.

— Для оценки заданий, выполненных претендентом на экзамене, мы просим дать заключение приглашенных независимых специалистов. Если бы члены лингвистической комиссии опирались на определенные правила, такого спора не возникло бы. Однако шесть человек решили судьбу одного по своему усмотрению, — заявила Мураталиева.

По словам члена ЦИК Ляззат Сулеймен, члены комиссии опирались на статью 41 Конституции (в ней говорится, что кандидат в президенты должен свободно владеть казахским языком. —​ Ред.) и «постановление 2005 года» (какое именно, она не уточнила).

— [Алиеву] отвели полтора часа. За это время претендент должен был написать письменную работу объемом не более двух страниц, подготовиться к выразительному чтению текста объемом не более трех печатных страниц и к докладу на свободную тему продолжительностью не менее пятнадцати минут. Я выходила, чтобы занести бумаги с печатями. Думаю, что мои хождения не могли оказать психологического воздействия на человека, который хорошо владеет казахским языком. Я не могу согласиться со сказанным им, — говорит Ляззат Сулеймен.

Она также сообщила, что Мырзатай Жолдасбеков возглавлял комиссию не двадцать, а восемь лет. «В этом году состав комиссии обновился на 50 процентов, некоторых членов комиссии уже нет в живых», — отметила она. Мырзатай Жолдасбеков, согласившись со сказанным, добавил, что председателем комиссии стал по приглашению.

— У Жуматая нет системы в высказывании суждений. Это мы заметили при ответе на второй и третий вопросы. Выразительное чтение было сделано в необычной манере, он не выдерживал ритма. Во время выполнения третьего задания — доклада на свободную тему «Ырыс алды — ынтымақ» («Первое условие достатка — согласие». —​ Ред.) — он отклонился от темы. Мы прервали его, я спросил: «Что такое «ырыс?» Он не смог ответить, не смог раскрыть. Это не политическая тема. [Алиев] говорит, что «ошибок нет». Жуматай, а что мы тогда видели? Мы оценивали, руководствуясь совестью, — говорит он.

«ПРЕКРАСНО ГОВОРЮ ПО-КАЗАХСКИ»

По словам выступившего в суде профессора Адиля Ахметова, письменная работа Жуматая Алиева на двух страницах состоит всего из 13 предложений, при написании которых им «было допущено 19 ошибок».

— Вот, оригинал у меня в руках. Такое ощущение, что он не знает, что такое знаки препинания. Он не ставит точки, дефисы. Что будет, если вывести это на экран? Алиев говорит, что написал много статей о богатстве, достатке («ырыс». —​ Ред.), говорит о своих интервью. Все газеты перед выпуском корректируют статьи. И это нельзя доказать. Нужно признавать ошибки. Он допустил пять орфографических, десять пунктуационных, четыре стилистические ошибки, — говорит Ахметов.

По словам Алиева, он хотел доказать, что письменную работу написал без ошибок, и обратился к независимым специалистам-языковедам. Он обратился с ходатайством позволить этим экспертам войти в зал суда, передать аудиозапись с экзамена и дать возможность сделать заключение.

Судья ходатайство не удовлетворил. Адвокат, в свою очередь, зачитала выводы независимых лингвистов, посчитавших, что «письменная работа Алиева состояла из 14 предложений и 90 слов и им было допущено шесть ошибок».

Судебное заседание плавно перетекло в прения. С последним словом выступил и Алиев.

— На протяжении последних нескольких дней вы видите, что я прекрасно говорю по-казахски. Когда я сдавал экзамен, члены комиссии были готовы мне аплодировать, у них горели глаза. Я готов отдать душу за свой язык. Готов поклясться на хлебе и Коране. Они то заходили, то выходили, сбивали меня с мысли, времени отвели мало. Не дали возможности переписать работу на чистовик. Я политик. Награжден орденом «Барыс», орден «Достык» получил из рук президента. Решение комиссии считаю безосновательным, задета моя честь. Я становлюсь изгоем в обществе, — говорит Алиев.

Судья Мадияр Балкен.
Судья Мадияр Балкен.

Судья Мадияр Балкен сначала не предоставил слово во время прений адвокату Гульнар Мураталиевой, но после ее протеста такое право ей было дано.

Адвокат сообщила, что в ходе судебного разбирательства она обращалась с несколькими ходатайствами, однако их не приняли во внимание. По словам Мураталиевой, члены комиссии, не ознакомив Алиева с протоколом экзамена, позволили обнародовать их СМИ и опорочили его честь и достоинство, назвав его «безграмотным».

«РАЗГОВОРА О ЛИЧНОСТИ АЛИЕВА НЕ БЫЛО»

По словам профессора Адиля Ахметова, рассказавшего журналистам о том, что Алиев не смог преодолеть экзамен, он «сообщил только о том, что претендент не владеет казахским языком в достаточной степени». Журналисты, говорит Ахметов, в ответ стали говорить, что Алиев — доктор наук, политик, просили привести пример. «Я рассказал, что он допустил 19 ошибок в письменной работе. Разговора о личности Алиева не было», — сообщил Ахметов.

Профессор Кубыгул Жарыкбаев, приехавший на суд из Алматы, считает, что «Алиев из-за волнения допустил ошибки и такое в психологии встречается часто».

— Алиев уже в возрасте, ему около семидесяти лет. Возможно, он переволновался и допустил пунктуационные ошибки. Однако он еще нужен обществу, — говорит Жарыкбаев.

Адвокат Гульнар Мураталиева заявила об «оскорблении чести и достоинства» своего подзащитного и сообщила, что после получения постановления суда они обжалуют его в районном суде.

Недовольный решением суда Жуматай Алиев отказался от комментариев. К концу судебного заседания члены избирательной комиссии и кандидат поспорили.

После суда председатель лингвистической комиссии Мырзатай Жолдасбеков тепло отозвался о некоторых кандидатах, сдававших экзамен.

— Токаев вообще ошибок не допустил, прекрасно написал. Особенно можно отметить кандидатов Амиржана Косанова и Садыбека Тугела. Дания Еспаева показала себя умным человеком с большим будущим, — говорит академик.

Жуматай Алиев — бывший депутат мажилиса парламента, доктор философских наук. Согласно решению лингвистической комиссии ЦИК 2 мая ему было отказано в регистрации в качестве кандидата. Комиссия пришла к выводу, что претендент не владеет казахским языком. 7 мая Жуматай Алиев, не согласившись с решением комиссии ЦИК, обратился в суд.

Внеочередные президентские выборы в Казахстане состоятся 9 июня. Желание участвовать в выборах изъявили девять человек, Центральная избирательная комиссия зарегистрировала семерых кандидатов.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG