Доступность ссылок

Срочные новости:

Фонд Сороса уходит из Казахстана. Как это скажется на гражданском обществе?


Вручение премии Фонда Сороса в Казахстане за лучшее эссе о праве на мирные собрания. Алматы, 27 января 2011 года
Вручение премии Фонда Сороса в Казахстане за лучшее эссе о праве на мирные собрания. Алматы, 27 января 2011 года

Фонд Сороса в Казахстане, работавший в стране 28 лет, объявил о прекращении финансирования гражданских инициатив и преобразовании в экспертный центр. В фонде связывают это с трансформацией сети «Открытое общество», частью которой он является. Некоторые получавшие финансирование от фонда организации обеспокоены — они считают, что уход фонда окажет негативное влияние на гражданское общество.

ТРАНСФОРМАЦИЯ И НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ

В офисах неправительственной организации «Мама Про» в Алматы, Астане, Шымкенте и Усть-Каменогорске родители детей с ограничениями здоровья бесплатно обучаются копирайтингу, SMM и основам предпринимательства. На курсы они могут приводить с собой малышей: пока родители учатся, в соседней комнате за ребятами присматривают воспитатели.

НПО по поддержке родителей особенных детей открылась в 2018 году. Институциональную поддержку организации оказывал Фонд Сороса в Казахстане, покрывая основные расходы, в том числе аренду офисов, зарплату сотрудников, тренинги для мам. Последний грант от фонда «Мама Про» действует до конца года.

— В целом пока у нас шаткое положение, мы очень переживаем, — говорит Айжан Альжанова, президент общественного фонда «Мама Про».

Фонд Сороса в Казахстане объявил недавно о прекращении финансирования гражданских инициатив. Причиной в фонде назвали глобальную трансформацию сети «Открытое общество», в состав которой входит и Фонд Сороса в Казахстане. Преобразования в центральном офисе «Открытого общества», основанного миллиардером Джорджем Соросом, начались два с половиной года назад. Они коснулись фондов в разных странах мира.

Президент фонда «Открытое общество» Марк Мэллок-Браун объяснил кардинальную трансформацию глобальными изменениями. В своём обращении в 2021 году он заявил, что сеть пересмотрит методы работы, чтобы справиться с вызовами. «Нам нужно сделать нашу работу более целенаправленной, интегрированной и масштабируемой, чтобы усилить наше влияние», — сказал он.

Работающие на передних позициях сотрудники «Открытого общества» раскритиковали руководство за решение, которое они назвали «спущенным сверху». Как писала американская газета New York Times, трансформация в центральном офисе озадачила сотрудников и партнёрские организации и переросла затем в обвинения в адрес руководства.

Издание отмечает, что сотрудники «Открытого общества» на одном из совещаний в мае 2021 года обвинили менеджмент в «газлайтинге». Некоторые заявили, что реструктуризация была рекомендована внешним консультантом Bridgespan Group и у людей, работавших непосредственно с организациями — получателями грантов, не спрашивали их мнения.

Разногласия между сторонами обострились во время встречи по обсуждению предложенного Bridgespan’ом плана в мае 2021 года. По информации New York Times, один из сотрудников заявил: «Трансформация уже сделала больше, чем сделали все враги "Открытого общества" во всём мире, в плане подрыва способности поддерживать открытые общества».

Бывший председатель Фонда Сороса в Казахстане Аида Айдаркулова говорит, что «Открытое общество» «частично консультировалось» с представителями казахстанской структуры, прежде чем вносить изменения.

— У нас было несколько встреч. На тех встречах были месседжи, что привычные методы деятельности не работают, как раньше, «нам нужно переосмыслить пути достижения наших целей и задач, и мы просим понимания». Ещё до этого мы думали о том, как нам измениться, есть ли другие эффективные способы работы. Поэтому, с одной стороны, для нас это не было неожиданной новостью, с другой стороны, из-за нехватки времени нам пришлось принимать быстрое решение, — говорит Айдаркулова.

Представители Фонда Сороса в Казахстане сообщили, что в результате трансформации организация сменила миссию и название. Теперь это экспертный центр под названием CAPS Unlock. В учредителях — бывший председатель Фонда Сороса в Казахстане Аида Айдаркулова и Наргиз Касенова, старший научный сотрудник Центра российских и евразийских исследований имени Дэвиса Гарвардского университета.

«Плохой сигнал». Фонд «Сорос-Казахстан» прекращает финансирование гражданских проектов
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:39 0:00

Бывшее руководство «Сорос-Казахстан» не считает, что фонд закрылся и покинул Казахстан. По словам Айдаркуловой, фонд пережил трансформацию, поэтому нельзя говорить, что структуры «Открытого общества» полностью ушли из региона.

— Мы не закрываемся. Здесь мы надеемся предложить решения, основанные на исследованиях, лицам, принимающим решения, и сделать их открытыми для обсуждения, — говорит она.

Правозащитник и директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис говорит, что бывшие сотрудники «Сорос-Казахстан» для продвижения своих идей создали новую организацию, не входящую в сеть «Открытое общество». Жовтис, который был председателем правления Фонда Сороса в Казахстане с 1999 по 2002 год, связывает трансформацию с изменениями в «Открытом обществе» после отхода Джорджа Сороса от управления фондом. Новое руководство провело работу по оптимизации и сокращению региональных фондов. В результате региональные программы фондов «Открытое общество» в Европе и Азии претерпели изменения, оптимизированы и управляются из Берлина.

ЧТО ГОВОРЯТ ОРГАНИЗАЦИИ-ПАРТНЁРЫ?

Трансформация может коснуться не только небольших объединений, поддерживаемых Фондом Сороса в Казахстане, но и крупных неправительственных организаций, занимающихся защитой прав человека. Среди них Казахстанское бюро по правам человека, одна из первых правозащитных организаций, открытых в стране.

Фонд и базирующийся в Берлине центральный офис «Открытого общества» оказывали институциональную поддержку бюро. По словам директора бюро Евгения Жовтиса, несмотря на уход местного фонда, поддержка берлинского офиса позволяет организации «не беспокоиться» в течение этого года и начала следующего. Определённости по финансированию в дальнейшем нет.

— 80 процентов финансирования или финансовой поддержки гражданских организаций в западных странах, в развитых странах — это частные пожертвования. У нас граждане либо опасаются, либо просто не считают это нужным. Конечно, поддержка «Открытого общества» для нас была очень важной… Всё-таки продолжаем надеяться, что нас будут продолжать поддерживать. Но пока ясности в этом нет, — говорит Жовтис.

Среди организаций, получавших институциональную поддержку Фонда Сороса в Казахстане, — общественный фонд «Еркіндік қанаты», который занимается наблюдением за выборами и правозащитной работой. Благодаря этой поддержке в прошлом году фонд открыл филиал в Петропавловске, арендовал офис и нанял сотрудников. Фонд Сороса в Казахстане финансировал и другие проекты «Еркіндік қанаты».

Исполнительный директор общественного фонда Елена Швецова говорит, что уход Фонда Сороса не будет большим ударом для организации. У структуры, имеющей опыт работы в правозащитной сфере, есть и другие источники финансирования.

— Что касается других общественных организаций, которые очень маленькие или, например, работают с социальными темами, такими как люди с инвалидностью, дети с инвалидностью, то для меня остаётся вопросом, смогут ли они дальше поддерживать своё существование. Потому что такие темы не очень поддерживают и государство в целом, и другие доноры. Через год или два мы увидим последствия прекращения работы Фонда Сороса в Казахстане. Особенно это ощутят небольшие организации, которые имели только один источник поддержки. Могут остаться без внимания многие темы, которые поднимались через проекты, финансируемые фондом Сороса, — обучающие программы, программы мониторинга, — считает Елена Швецова.

Фонд Сороса в Казахстане поддерживал ряд СМИ и независимых журналистов. Ресурс проверки информации Factchek.kz — одно из медиа, созданных при поддержке фонда. Руководитель Центра международной журналистики Medianet Адиль Джалилов, стоявший у истоков проекта и реализовавший ряд инициатив при поддержке фонда, говорит, что, поскольку оба проекта престижны и стабильны, к ним поступают различные предложения от других организаций. Джалилов видит в трансформации Фонда Сороса в Казахстане как плюсы, так и минусы. С одной стороны, это неприятная новость для многих грантополучателей, но с другой — она вынудит их диверсифицировать источники финансирования.

— Не было гарантий, что Factcheck, будет полезен и будет воспринят обществом на ура. Фонд Сороса рискнул и поддержал. Мы очень признательны. Но я понимаю, что этот процесс не может продолжаться вечно. Думаю, что нам полезно будет искать другие источники финансирования, искать других доноров и так далее, искать и развивать монетизацию проектов, — говорит Джалилов.

ВЕРОЯТНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ УХОДА

Аида Айдаркулова, бывший председатель Фонда Сороса в Казахстане, говорит, что прекращение финансирования гражданских инициатив не означает, что в стране не будет гражданского общества.

— В Казахстане есть сильное гражданское общество. Да, оно может быть немногочисленным. Оно может быть подвержено финансовым стрессам, учитывая, сколько у нас всего доноров. Тем не менее оно есть, мы это видим по сильным месседжам, по беспристрастным отчётам, по смелым заявлениям, — говорит она.

Евгений Жовтис считает, что уход фонда неизбежно окажет негативное влияние на гражданское общество. На протяжении почти трёх десятилетий «Сорос-Казахстан» финансировал проекты не только в таких сферах, как защита прав человека, СМИ, прозрачность бюджета, цифровое право, но и в науке, искусстве, культуре, образовании, здравоохранении, оставив большой след в гражданском секторе. При поддержке фонда сформирована система паллиативной помощи, нацеленная на улучшение качества жизни людей с неизлечимыми заболеваниями. Фонд также внёс вклад в создание и развитие системы ювенальной юстиции в Казахстане.

Новости вокруг Фонда Сороса в Казахстане на прошлой неделе неожиданно оказались в центре внимания пресс-конференции в российской столице — с участием нового главы МИД Казахстана Мурата Нуртлеу, который нанёс первый после назначения на пост министра визит в Москву, и его российского коллеги Сергея Лаврова.

На пресс-конференции журналисты задали вопрос о «ребрендинге» фонда в Казахстане, спросив у Лаврова, как Россия относится к работе западных организаций в «традиционно дружественных странах». Лавров ответил, что правительства вправе сами определять уровень взаимодействия с западными НПО, напомнив при этом, что Москва и сама ранее «активно привечала» организации, пока, как выразился министр, не обнаружила у них «скрытые мотивы». «У меня нет никаких сомнений, что серьёзные, уважающие себя государства и правительства не будут терпеть нарушений своих собственных законов и попыток вмешательства в свои внутренние дела по какой бы то ни было линии», — сказал Лавров.

Мурат Нуртлеу никак это не прокомментировал. Просто промолчал.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG