Доступность ссылок

Мажилис одобрил проект закона о СМИ 8 ноября. Однако представители журналистского сообщества говорят, что некоторые статьи ограничивают свободу слова и препятствуют журналистской деятельности. Член рабочей группы по разработке законопроекта Тамара Калеева говорит, что при обсуждении закона не было «этих реакционных предложений», и она удивлена тем, как они оказались в законопроекте. По словам министра информации и коммуникаций Даурена Абаева, законопроект, напротив, «позволит совершить качественные изменения в деятельности СМИ, увеличить их возможность по доступу к информации».

Поправки к закону о СМИ, вызвавшие споры, касаются запрета на публикацию без соответствующего разрешения сведений, составляющих банковскую, коммерческую тайну, и процедуры запроса информации. Теперь запросы журналистов в государственных учреждениях могут рассматриваться до 15 дней.

К примеру, пункт 1 статьи 18 предлагают изложить в следующей редакции: «На письменное обращение по разъяснению представленных официальных сообщений, требующее дополнительного изучения и проверки, ответ должен быть дан в срок не позднее пятнадцати календарных дней со дня его регистрации с соответствующим уведомлением средства массовой информации. Запрос средства массовой информации, для рассмотрения которого требуются получение информации от иных субъектов, должностных лиц либо проверка с выездом на место, рассматривается в срок не более одного месяца со дня его регистрации в порядке, установленном настоящим Законом».

Статью 21 предлагают дополнить следующим подпунктом: «Получать согласие от лица или его законного представителя на распространение в средстве массовой информации личной, семейной, врачебной, банковской, коммерческой и иных охраняемых законом тайн, за исключением случаев, если сведения указаны в официальных сообщениях и (или) распространены самим лицом или его законным представителем в источниках, доступ к которым не ограничен».

СПОРЫ ВОКРУГ ТАЙН И СРОКОВ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ

По словам президента Международного фонда по защите свободы слова «Адил соз» Тамары Калеевой, законопроект о СМИ обсуждался в течение года. В его обсуждении участвовали юристы, журналисты, представители гражданского общества. Калеева говорит, что в течение всего этого времени участвовала в заседаниях рабочей группы. Она утверждает, что не знает, когда в законопроект были внесены предложения, которые сейчас вызывают споры

Руководитель прессозащитного фонда "Адил соз" Тамара Калеева.
Руководитель прессозащитного фонда "Адил соз" Тамара Калеева.

– Мы год провели в рабочей группе. Отдавали свои предложения. Проект, который вы все (журналисты) получили на выходе, нас всех ошеломил. Из тысячи наших предложений они, может быть, взяли пять. Но добавили эти новые реакционные предложения, которые не обсуждались в течение года. Кто их добавил? Почему появилось понятие «пропаганда»? Неизвестно, откуда всё это взялось. Наверное, из каких-нибудь правительственных кабинетов. Предложение о предоставлении ответов на запросы в течение 15 дней вообще не фигурировало. Это предложение в рабочей группе никто бы не поддержал. Предложений касательно тайн в первоначальной формулировке тоже не было, – говорит Калеева.

Касательно предложения о запрете публикации банковской, коммерческой тайны без разрешения она говорит следующее:

В СМИ не позволят публиковать фамилии и имена коррупционеров. Если в будущем мы выясним, что какой-либо чиновник причастен к коррупции, мы должны получить у него разрешение. Понятно, что никто на это не согласится.

– Абаев говорит: проводите коррупционные расследования, никто вам это не запрещает. Простите, а что делать с банковской тайной? А если это новые расследования? Откуда у господина министра полномочия так вещать? Судебная практика непредсказуема. Судья толкует закон буквально, он обязан толковать его дословно. Это неправовой подход, – говорит Тамара Калеева.

Член рабочей группы по разработке закона о СМИ астанинский журналист Болат Абилкасимов также считает, что часть поправок касательно тайны будет препятствовать журналистской деятельности.

– Министерство не идет на уступки по вопросам касательно требования о получении разрешения на распространение информации, затрагивающей банковскую и коммерческую тайну. Мы сказали, что это будет препятствовать подготовке материалов о коррупции. Таким образом в СМИ не позволят публиковать фамилии и имена коррупционеров. Если в будущем мы выясним, что какой-либо чиновник причастен к коррупции, мы должны получить у него разрешение. Понятно, что никто на это не согласится, – говорит он.

Другая поправка, получившая широкое обсуждение, касается процедуры запроса информации. Теперь запросы журналистов в государственных учреждениях могут рассматриваться до 15 дней, ответы на «неофициальные» вопросы – в течение месяца.

Журналист Арман Скабылулы считает, что внесение таких поправок приведет к потере актуальности информации.

Если информацию можно будет предоставлять в течение 15 дней, то за это время можно и закрыть этот офшорный счет до предоставления ответа.

– Прозвучало сообщение об офшорных счетах трех человек из Казахстана. Один из них отмалчивается. Остальные в течение трех-четырех дней дали свой ответ. Я ничего не могу сказать насчет достоверности этой информации. Если информацию можно будет предоставлять в течение 15 дней, то за это время можно и закрыть этот офшорный счет до предоставления ответа. Актуальность [информации] теряется. Это убийство журналистики, – говорит Арман Скабылулы.

Между тем Тамара Калеева говорит, что «ни в одной развитой стране нет практики ожидания информации месяцами».

– Они (имеет в виду Абаева. – Азаттык) говорят, что в странах Европы и Америке получение информации требует 20–30 дней. Однако в Европе мы не нашли ни одного такого закона. В Америке – тем более. У них [напротив] существует закон о свободе информации, – говорит Тамара Калеева.

ДОВОДЫ МИНИСТРА

Между тем министр информации и коммуникаций Даурен Абаев, который 8 ноября в мажилисе парламента представил окончательный вариант законопроекта с несколькими аналогичными спорными предложениями, считает по-другому. Он говорит, что «в мировой практике государственные органы информацию предоставляют в течение 20 дней, даже одного месяца». Однако министр после слушаний в парламенте заявил журналистам, что «не против рассмотреть в рабочей группе вопрос касательно сроков предоставления информации на запрос журналистов».

Даурен Абаев на своей странице в Facebook̕ е опубликовал видео, в котором разъяснил самые обсуждаемые нормы законопроекта в области информации и коммуникаций.

Мы не намерены запрещать журналистам публиковать материалы о наличии дорогих авто или недвижимости у тех или иных чиновников. Это никак не подпадает под все перечисленные тайны.

«Остановлюсь на нормах, которые вызвали наибольшую дискуссию. По-моему, самый критикуемый пункт законопроекта – это введение обязанности получать согласие на распространение в СМИ личной, семейной, врачебной, банковской, коммерческой и иных охраняемых законом тайн. Ряд представителей СМИ утверждают, что данная поправка ставит крест на журналистских расследованиях. Мол, те же самые коррупционные расследования предполагают раскрытие коммерческой и банковской тайны. Эти утверждения стереотипны и в корне неверны. Дело в том, что понятия банковской, коммерческой, врачебной, семейной и личной тайны уже прописаны в других законодательных актах. Все перечисленные виды тайны разглашать нельзя, а значит, публиковать в СМИ без разрешения. Это логично. Эти тайны защищены в большинстве стран мира. Мы не намерены запрещать журналистам публиковать материалы о наличии дорогих авто или недвижимости у тех или иных чиновников. Это никак не подпадает под все перечисленные тайны. Некоторые считают, что под видом семейных тайн чиновники смогут скрывать свои нетрудовые доходы. Скажу так: не смогут», – заявил он.

По словам Даурена Абаева, законопроект не будет препятствовать работе журналистов, – напротив, он направлен на развитие отрасли информации, связи и информатизации.

«Законопроект позволит усилить механизмы защиты прав граждан в информационной сфере, совершить качественные изменения в деятельности СМИ, увеличить их возможность по доступу к информации и обеспечить внутреннюю гармонизацию национального законодательства, что обеспечит более высокое качество его применения», – сказал министр.

Предложение о банковской тайне в правительство на рассмотрение не направляли. Оно стоит как незыблемая истина. Никто из депутатов не высказал предложения об изменении этой статьи.

Законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации и коммуникаций» был одобрен мажилисом 8 ноября. Теперь рабочей группе по разработке проекта предстоит внести предложенные мажилисом поправки, и они будут заслушаны за пленарных заседаниях депутатов. По данным члена рабочей группы Тамары Калеевой, несмотря на то, что законопроект одобрен мажилисом, проект закона еще до конца не разработан. По некоторым основным принципам проекта ожидается заключение правительства, говорит она. Пока неизвестно, поддержит правительство спорные статьи или исключит их.

– Предложение о банковской тайне в правительство на рассмотрение не направляли. Оно стоит как незыблемая истина. Никто из депутатов не высказал предложения об изменении этой статьи, – говорит Калеева.

С вариантом законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации и коммуникаций», который был представлен в июне 2017 года, вы можете ознакомиться по ссылке на сайте мажилиса парламента в разделе «Сведения о поступлении и прохождении законопроектов в мажилисе».

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG