Доступность ссылок

Продление сроков ответа на запрос объясняют «заботой» о СМИ


Министр информации и коммуникаций Казахстана Даурен Абаев дает комментарии журналистам. Астана, 27 июня 2017 года.

Разработчики поправок к закону «О СМИ» пытаются убедить журналистов, что те смогут делать качественные репортажи, если на их запросы в государственных органах будут отвечать не в трехдневный срок (как это прописано в действующем законодательстве), а в течение 15 дней, а то и месяца. Журналистское сообщество к предложенному министерством информации и коммуникаций проекту закона относится в основном индифферентно.

СРОК ОЖИДАНИЯ —​ ДО МЕСЯЦА

Чиновники от министерства информации и коммуникаций (МИК) в разработанном ими проекте закона предлагают разделить всю информацию, выходящую из государственных органов, на официальные сообщения и неофициальные.

Так, под официальными сообщениями чиновники от МИК понимают информацию, предоставляемую на брифингах и через свои интернет-ресурсы: пресс-релизы или какие-то выступления руководителей.

Неофициальная же информация — это та информация, которая выходит из государственных органов, существующих на деньги налогоплательщиков, но инициаторами ее получения являются журналисты.

Сейчас на запрос СМИ госорганы должны предоставить ответ в трехдневный срок. В проекте закона, по словам ответственного секретаря министерства информации и коммуникаций Жаната Кожахметова, говорится, что ответы на запросы по официальным сообщениям будут предоставляться в срок от двух до 15 дней. Запросы вне так называемых официальных сообщений, согласно проекту, будут рассматриваться дольше, так как для ответов «требуется проработка дополнительная», говорит Кожахметов.

Журналисты в пресс-центре переговоров по урегулированию сирийского кризиса. Астана, 23 января 2017 года.
Журналисты в пресс-центре переговоров по урегулированию сирийского кризиса. Астана, 23 января 2017 года.

— Если у журналистов возникают вопросы в детализации информации по официальным сообщениям, то обладатель этой информации обязан в течение двух рабочих дней ответить СМИ, касающееся ранее данной информации. Всё, что иное, не входит в официальные сообщения. Госорган не дал никаких комментариев, ранее не была размещена информация, но у СМИ возникает вопрос, оно хочет получить разъяснение по той или иной тематике, здесь государственному органу мы прописали 15 дней для предоставления этой информации. Поскольку мы говорим, что это новая, требующая обработки информация, требуется время, — говорит Жанат Кожахметов.

«На письменное обращение по разъяснению представленных официальных сообщений, требующее дополнительного изучения и проверки, ответ должен быть предоставлен в срок не позднее 15 календарных дней со дня его регистрации с соответствующим уведомлением средства информации», — предлагается в поправке от министерства информации и коммуникаций.

Если «запрашиваемая информация входит в компетенцию нескольких обладателей информации», то срок ответа, как отмечается в законопроекте, может быть продлен до месяца.

ПРИЗЫВЫ ОСТАВИТЬ ВСЁ КАК ЕСТЬ

По словам медиаюриста из Караганды Ольги Волковой, нынешняя норма — в которой ответ на запрос СМИ должен быть предоставлен не позднее трех дней с момента поступления — «идеальная» в сравнении с тем, что предлагают чиновники.

— 18-ю статья закона «О СМИ» оставьте как она есть: она же прекрасная статья. Просто расширьте перечень субъектов, которые обязаны предоставлять информацию журналистам. Сейчас это только государственные органы (по закону «О СМИ»), но согласно закона «О доступе к информации», перечень субъектов, обязанных предоставлять информацию по запросам, гораздо шире: это и квазигосударственный сектор, и работающие по госбюджету, — говорит Ольга Волкова.

Она отмечает, что журналисты не будут обращаться за информацией, которая уже размещена на сайтах государственных органов.

— Если на вопросы вы будете в течение 15 дней отвечать… Для журналистов сегодня — это новость, а завтра — история, — говорит Ольга Волкова.

Если на вопросы вы будете в течение 15 дней отвечать… Для журналистов сегодня — это новость, а завтра — история.

Руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева говорит, что чиновники предлагают эту норму с позиции, удобной им. Она говорит, что можно было разделить информацию на оперативную и аналитическую, но этого не делается, поскольку интересы общества не учитываются, принимаются во внимание только интересы государственных органов.

Депутат парламента Артур Платонов говорит, что ему не нравится «разделение на чиновников и нечиновников, и все делают общее дело».

— Я в это поправке не вижу выгоды ни для журналистов, ни выгоды для чиновников, поэтому моё мнение: то, как было, оно было вполне нормально, — говорит Артур Платонов.

Вице-министр МИК Алан Ажибаев, который говорит, что 25 лет работал в СМИ, считает, что государственным органам надо больше времени, чтобы предоставлять качественные ответы. В кулуарах парламента он попытался объяснить репортеру Азаттыка, что это нововведение — благо для СМИ.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НЕ ПРЕДУСМОТРЕНА

Секретарь министерства информации и коммуникаций Жанат Кожахметов отмечает, что в ведомстве при разработке поправки, продлевающей время ответа на запрос, исходили из действующей практики, когда «никто из госорганов не соблюдает трехдневный срок и журналисты жалуются на некачественную информацию». При этом наказание для чиновников за нарушение срока по предоставлению информации журналистам прописывать в законодательстве отказываются.

Ранее непосредственный руководитель Кожахметова, министр информации и коммуникаций Даурен Абаев, высказался в аналогичном ключе. Он заявил, что «за последние годы число запросов СМИ увеличилось в десятки раз» и зачастую ответы требуют тщательной проработки, однако «ограниченное время заставляет госорган отвечать формально», поэтому министерство инициирует поправку, чтобы «вернуть качество».

Жанат Кожахметов посоветовал недовольным нарушениями сроков предоставления ответов воспользоваться статьей в уголовном кодексе «Воспрепятствование журналистской деятельности».

По словам руководителя прессозащитной организации «Адил соз» Тамары Калеевой, эта уголовная статья предусматривает серьезные последствия, как насилие и угрозы, а к доступу к информации не имеет никакого отношения. По данным «Адил соз», с 1998 года статья «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста» не применялась в Казахстане ни разу, хотя попытки журналистов воспользоваться ею были: в полиции просто отказываются возбуждать по ней дела, ссылаясь на отсутствие состава преступления.

Руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева. Астана, 18 января 2016 года.
Руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева. Астана, 18 января 2016 года.

Юрист компании «Интерньюс Network в Казахстане» Ольга Диденко отмечает, что в Казахстане не предусмотрена даже административная ответственность для чиновников за нарушение сроков предоставления ответов на запросы СМИ .

— По этой причине не работает процедура предоставления информации в течение трех дней и не будет работать процедура предоставления информации в течение двух дней. Это предложение было у господина Ашимбаева (депутата парламента), почему его нет сейчас в сравнительной таблице, вы проработали этот вопрос с депутатом, я так понимаю. [Предлагаю] включить в статью 456-1 кодекса об административных правонарушениях основание — нарушение срока предоставления ответа на запрос для должностных лиц, — говорит Ольга Диденко.

Но подобные предложения в законопроект по вопросам информации и коммуникаций могут вносить только депутаты парламента. Редкие представители общественности в рабочих группах в мажилисе могут выразить свое мнение, но это не означает, что к нему прислушаются. Сами казахстанские журналисты не проявляют интереса к этому законопроекту, который будет регулировать их деятельность. В проекте закона, который сейчас обсуждают в рабочей группе мажилиса парламента, есть пункт, который обязывает журналистов получать согласие упоминаемых в публикациях персон «на распространение в СМИ личной, семейной, врачебной, банковской, коммерческой и иных охраняемых законом тайн». Законопроект включает норму, обязывающую веб-сайты в Казахстане идентифицировать комментаторов своих материалов и хранить данные об идентификации в течение трех месяцев.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG