Доступность ссылок

Срочные новости

«Холодная гражданская война». Реакция Нур-Султана и Москвы на протесты


Задержание на антиправительственном протесте в Алматы (слева) и задержание в Москве во время митинга «за справедливые выборы».

В Казахстане и России в этом году участились акции протеста, участники которых выдвигают самые различные требования. В действиях властей по подавлению протестных митингов в обеих стран, у руля которых на протяжении десятков лет находятся лидеры-долгожители, можно найти немало сходств. Казахстанские и российские эксперты считают это явлением, характерным для режимов, «считающих инакомыслящих врагами».

Отказ избирательной комиссии в регистрации независимых кандидатов в Московскую городскую думу обернулся акциями протеста. 3 августа в российской столице прошел очередной митинг «за справедливые выборы». До его начала задержали нескольких активистов и политиков. К месту, где планировалось провести акцию, первыми прибыли сотрудники полиции. Сотни сотрудников спецназа с щитами и дубинками в руках были заранее стянуты к Бульварному кольцу. Через некоторое время качество связи ухудшилось, скорость Интернета упала.

МАССОВЫЕ ЗАДЕРЖАНИЯ И ОГРАНИЧЕНИЕ ДОСТУПА К ИНТЕРНЕТУ

Среди задержанных были как люди, назвавшиеся «прохожими», так и журналисты. По данным правозащитного портала «ОВД-Инфо», число задержанных превысило тысячу человек. Полиция жестко обходилась с участниками акции протеста, как и во время протестов в поддержку незарегистрированных кандидатов 27 июля, в ходе которых избиениям подверглись более 70 человек.

У тех, кто с начала года следит за антиправительственными митингами в Казахстане, в ходе которых выдвигаются различные требования и лозунги, реакция российских властей на протесты в Москве не вызывает удивления.

Антиправительственное выступление в Алматы 1 мая (слева) и акция в Москве в поддержку незарегистрированных кандидатов в депутаты.
Антиправительственное выступление в Алматы 1 мая (слева) и акция в Москве в поддержку незарегистрированных кандидатов в депутаты.

​2 августа, за день до протестов в Москве, власти сделали предупреждение. «В сети Интернет появились призывы к гражданам принять 3 августа 2019 года участие в массовом мероприятии в центре столицы. Сообщаем, что в органы государственной власти Москвы уведомлений о согласовании данного публичного мероприятия не поступало. Официально предупреждаем, что мероприятие незаконно. Предлагаем москвичам и гостям столицы воздержаться от участия в нем. Напоминаем о предусмотренной законом ответственности за организацию несогласованных публичных мероприятий, а также за участие в них», — говорилось в сообщении московской полиции. Казахстанские власти накануне митингов тоже предупреждают, что «полиция в день митингов приложит все усилия для обеспечения общественного порядка». К примеру, 29 апреля, за два дня до предполагаемого митинга 1 мая, генеральная прокуратура опубликовала такое же, как и Москва, обращение, которое начиналось со слов: «В социальных сетях и мессенджерах распространяются призывы…» Нур-Султан также предупредил, что «виновные будут привлечены к ответственности».

Накануне ожидаемых протестов на улицах городов увеличивается число сотрудников полиции и спецназа, вокруг площадей появляются ограждения, автобусы и автозаки стоят припаркованными поодаль, снижается скорость Интернета.

Во время протестов в Казахстане с 9 по 12 июня, участники которых требовали «справедливых выборов», полиция перекрыла улицы рядом с площадью Жастар в столице. Водители автобусов, автомобилей и жители города вынуждены были объезжать и обходить территорию, оцепленную спецназом. Этот опыт применили и в России. 3 августа, когда было объявлено о митинге, центр Москвы частично закрыли, были выставлены металлические решетчатые ограждения. Центр города опустел за несколько часов до начала акции протеста. На фоне ожидаемых протестов в Алматы в центре города 12 июня закрылись учреждения и магазины, и в городе установилась непривычная тишина. В Москве 3 августа ряд учреждений в связи с митингом рано завершил работу.

В Казахстане как в прошлом, так и этом году прошли задержания граждан, которые заявляли, что не знали о митингах и случайно оказались на месте проведения акции протеста.

В Москве полиция тоже заталкивала в автозаки людей, которые говорили, что «проходили мимо».

Полицейские тащат задержанного на месте проведения протеста. Москва, 3 августа 2019 года.
Полицейские тащат задержанного на месте проведения протеста. Москва, 3 августа 2019 года.

Применение силы в отношении участников митингов — общая тактика полиции обеих стран. 1 мая этого года в нескольких городах Казахстана прошли митинги, участники которых выступили с лозунгами: «Токаев — не мой президент!», «Нур-Султан — не моя столица!». Во время разгона митинга в Нур-Султане сотрудники спецназа применили резиновые дубинки. В полиции это отрицали, потребовав доказательства, и позже пообещали «проверить» заявления. Житель столицы Ермекбол Тлеухан пожаловался на представителей спецназа, которые «били его резиновой дубинкой по животу и ногам». Через два дня Тлеухана отправили под административный арест на десять суток.

Применяла ли казахстанская полиция спецсредства 1 мая?

Применяла ли полиция спецсредства 1 мая?
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:03 0:00

Жестокое избиение дубинками спецназом лежащих на земле людей в Москве 3 августа вызвало недовольство общественности. Это не первый случай применения силы в отношении демонстрантов со стороны московской полиции. Во время акции протеста 27 июля спецназ тоже применил силу.

«ПОСТРАДАВШИЕ» ПОЛИЦЕЙСКИЕ

Несмотря на то что действия властей обеих стран в отношении протестующих подвергаются критике со стороны правозащитников и международных организаций, Нур-Султан и Москва продолжают заявлять о «правомерности» действий полиции. В министерстве внутренних дел Казахстана после задержаний граждан во время президентских выборов в июне заявили, что полиция «действовала по закону».

Касым-Жомарт Токаев, объявленный победителем выборов (по официальным данным, у него более 70 процентов голосов), выразил благодарность «сотрудникам полиции, которые профессионально и достойно несли свою службу» [во время протестов]. 3 августа Москва также сообщила, что «задерживала только тех, кто ставил под угрозу общественный порядок и безопасность жителей города».

Власти Казахстана не сразу приводили цифры о количестве задержанных во время акций протеста. Официальные сообщения полиции публиковались спустя несколько дней, причем число задержанных граждан, названных «участниками несанкционированных митингов», было значительно ниже, чем приводили ранее правозащитники. В России официальные данные и отчеты правозащитных организаций также не совпадают.

Сотрудники полицейского спецназа в Казахстане (слева) и России, стянутые на место протестов.
Сотрудники полицейского спецназа в Казахстане (слева) и России, стянутые на место протестов.

​С этого года полиция Нур-Султана через некоторые официальные СМИ начала передавать сообщения о проведении несанкционированных митингов и количестве задержанных жителей. Кроме того, различные СМИ начали распространять «видео о том, как совершались правонарушения» (до этого провластные СМИ, как правило, замалчивали тему протестов).

К примеру, после протестов в день досрочных президентских выборов министерство внутренних дел Казахстана опубликовало видео об участниках акции протеста. На видеозаписи длительностью пять минут 20 секунд запечатлено, как протестующие «пинают ногами щиты бойцов спецназа, ломают двери автобуса, перекрывают дорогу». Несмотря на то что министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев сообщил о задержании более четырех тысяч человек во время протестов 9–10 июня, на видеозаписи не было кадров, где сотрудники полиции задерживают участников акции протеста.

Сотрудники полиции и служебная собака на месте проведения протестов в Нур-Султане в день досрочных президентских выборов. 9 июня 2019 года.
Сотрудники полиции и служебная собака на месте проведения протестов в Нур-Султане в день досрочных президентских выборов. 9 июня 2019 года.

В России вышедших на улицы с протестами тоже зачастую называют агрессивно настроенными людьми. В прямом эфире государственного телеканала «Россия 24» ведущая говорит, что протестующие «атакуют российскую полицию», «разламывают асфальт, кидают в людей».

И в Казахстане, и в Москве власти в первую очередь сообщали не о пострадавших во время протестов участниках, а о полицейских, получивших различные травмы от протестующих. К примеру, министр Тургумбаев сообщил, что с 9 по 12 июня «во время разгона протестов пострадало более 300 полицейских». Кроме того, министр сообщил, что «в медицинское учреждение был доставлен один полицейский с сотрясением головного мозга и ушибленной раной головы в результате попадания камня». Позднее сведения министерства о «пострадавших полицейских» повторил президент Токаев.

Москва и 27 июля, и 3 августа в первую очередь сообщила о травмированных полицейских.

В действиях властей двух стран по наказанию протестующих немало общего. После несанкционированных митингов и в России, и в Казахстане к ответственности привлекаются десятки, иногда сотни людей по обвинению в «нарушении закона о порядке проведения митингов». К примеру, как сообщали казахстанские власти, во время протестов в день президентских выборов и последующие дни было задержано около четырех тысяч человек. По официальным данным, три тысячи человек были освобождены после профилактических бесед, 957 человек были доставлены в полицейские участки и привлечены к ответственности. Министр Тургумбаев сообщил, что 657 из них были арестованы, 128 — оштрафованы и 168 получили предупреждения.

После каждого несогласованного митинга в России в топ-новости выходят сообщения об арестах протестующих на 10–15 суток, месяц, штрафах в размере нескольких тысяч рублей.

«ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА»

Эксперты — руководитель Центральноазиатского фонда развития демократии Толганай Умбеталиева и российский политолог, эксперт по вопросам Центральной Азии Аркадий Дубнов, — с кем удалось пообщаться репортеру Азаттыка, говорят, что в Казахстане и России власть воспринимает себя единственным законным источником монополии на применение силы, поэтому идет на подавление протестов.

По словам Умбеталиевой, сходство в действиях властей двух стран по подготовке силовиков к протестам, разгону протестующих на площадях, привлечению их к ответственности — «не совпадение».

Толганай Умбеталиева, директор Центральноазиатского фонда развития демократии.
Толганай Умбеталиева, директор Центральноазиатского фонда развития демократии.

— Обе страны вышли из одной политической культуры. Поэтому реакции у нас одинаковы. Друг у друга, безусловно, копируем. Мы копируем у России, Россия — у нас. Это остатки тоталитарного режима. Применяют одни и те же методы подавления инакомыслия. В нормальном демократическом мире человек, который имеет другую точку зрения, не воспринимается как враг народа, которого нужно уничтожить. Наша политическая культура иная, — говорит Умбеталиева.

Политолог считает, что взаимоотношения властей и протестующих напоминают сейчас «форму гражданской войны».

— Действия властей в Казахстане обретают силовой характер. Гражданская война находит применение, возможно, в других формах, но это то же самое, когда одна политическая идеологическая группа уничтожает людей из другой группы. Самыми главными врагами в Советском Союзе считались идеологические враги. И до сих пор [казахстанские власти] воюют с теми, кто придерживается другой позиции, — говорит эксперт.

Силовой разгон протестующих в Москве и их привлечение к ответственности политолог Аркадий Дубнов называет «открытой холодной гражданской войной». Однако эксперт считает, что «ситуации в Казахстане и России разнятся».

Аркадий Дубнов, российский политолог, эксперт по вопросам Центральной Азии.
Аркадий Дубнов, российский политолог, эксперт по вопросам Центральной Азии.

— Нынешняя власть в Казахстане стремится заручиться некоторым имиджем. Господин [президент Казахстана Касым-Жомарт] Токаев должен был позволить некую модель отношений с обществом. Власти хотят выслушать протестующих или демонстрируют это желание. В России же власть демонстрирует брутальное упрямство и нежелание разговаривать с людьми тотально, которые требуют справедливости, — говорит специалист.

Казахстанские власти провозглашали, что «заинтересованы в установлении диалога с обществом». В июне этого года Токаев говорил, что люди вышли на улицы с протестами из-за ухудшения материального положения и что без политической трансформации Казахстан не станет историей успеха. Он заявил, что в стране будет создан Национальный совет общественного доверия, призванный установить диалог между властями и обществом. Некоторые эксперты в комментариях Азаттыку ранее заявляли, что это «очередное очковтирательство со стороны властей». По словам Умбеталиевой, у властей и общества разные парадигмы и ценности.

— Казахстану или постсоветским странам, которые сталкиваются с такими расколами, нужна парадигма или концепция, которая позволила бы уважительно относиться к разным составляющим [общества]. И при этом надо найти такой консенсус, который объединит их и направит на развитие страны. Тогда мы будем двигаться вперед. А пока будет взаимное уничтожение друг друга только потому, что кто-то думает по-другому, или действовать по принципу «кто сильнее — тот прав», как сейчас поступает государство и совершает очень плохие действия в отношении людей, у которых нет такой власти, то, конечно, общество не будет двигаться либо пойдет по кривому пути — обратно в тоталитаризм, который «любит порядок», любит превращать людей в рабов, — говорит эксперт.

Российский политолог Дубнов говорит, что, «подавляя протесты, Кремль ожесточает людей, усиливает уровень агрессии по отношению к себе же».

— У людей младше 30 лет страха нет, в отличие от среднего поколения. Поэтому власть встречает сегодня сопротивление огромной массы людей, подрастающего поколения, которое еще через несколько лет будет основной силой. И властям в этой ситуации несдобровать. Это может привести к серьезному столкновению, — считает Дубнов.

Последние несколько лет международные организации относят Казахстан и Россию к разряду государств, где «создаются препятствия» для выражения свободы выражения мнений. Нур-Султан и Москва подвергаются критике правозащитных организаций и стран Запада за массовые задержания протестующих в нарушение их прав и ратифицированных международных договоров, гарантирующих гражданские свободы.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG