Доступность ссылок

Срочные новости

Судимость есть, документов нет. Что будет с получившими убежище казахами?


Кастер Мусаханулы (слева) и Мурагер Алимулы на пресс-конференции в Алматы, во время которой они сообщили о бегстве из Китая и попросили убежище в Казахстане. 14 октября 2019 года.

Власти Казахстана недавно предоставили статус беженцев сроком на один год четырем этническим казахам. Все они заявили, что были вынуждены незаконно пересечь границу, чтобы избежать преследований, которым подвергаются мусульмане в Синьцзяне. Предоставление статуса стало для них хорошей новостью, так как все четверо опасались депортации в Китай. Что их ждет в дальнейшем? У одного есть судимость, у другого нет документов, третий ютится у родственников, а четвертая не может узаконить свой брак.

КАСТЕР И МУРАГЕР. «НИ ГРОША В КАРМАНЕ»

В октябре 2019 года этнические казахи Кастер Мусаханулы и Мурагер Алимулы, бежавшие от преследований в китайском Синьцзяне, попросили убежища в Казахстане. Вскоре их осудили за незаконное пересечение границы. Обоим грозила депортация, и сообщение о предоставлении им статуса беженцев стало радостным событием. Вскоре выяснилось, что на этом их трудности не закончились.

Их семьи и дети остались в уезде Дурбульджин в Синьцзяне. Оба, занимавшиеся в Китае продажей мяса, не работают и временно ютятся у родственников. Из-за отсутствия средств Кастер Мусаханулы и Мурагер Алимулы не смогли присутствовать на заседании комиссии, рассматривавшей вопрос о предоставлении им статуса, которое проходило 16 октября в городе Кокшетау Акмолинской области. В нем участвовал только адвокат Абдулла Бакберген.

— У них нет ни гроша в кармане. В Кокшетау я поехал за свой счет. Им, как иностранным гражданам, статус беженцев был предоставлен сроком на один год. Я привез и вручил им документы. Мы еще не обсуждали, что делать дальше, — говорит адвокат Бакберген.

Мурагер Алимулы (слева) и Кастер Мусаханулы после освобождения из тюрьмы, где они отбывали срок по приговору по делу о незаконном пересечении границы.
Мурагер Алимулы (слева) и Кастер Мусаханулы после освобождения из тюрьмы, где они отбывали срок по приговору по делу о незаконном пересечении границы.

Толеужан Жундибаев, много лет работавший в миграционной службе, говорит, что одним из препятствий для Кастера и Мурагера при получении гражданства Казахстана является пункт 9 статьи 17 закона «О гражданстве». В нем говорится, что в предоставлении гражданства могут отказать, если лицо «имеет неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленного преступления на территории Республики Казахстан или за ее пределами». 21 января Зайсанский районный суд Восточно-Казахстанской области признал их виновными в «незаконном пересечении государственной границы» и приговорил к одному году лишения свободы каждого. По словам эксперта, судимость не будет считаться погашенной в течение следующих трех лет.

Юрист Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Гульмира Куатбекова говорит, что в законодательстве Казахстана есть и другие нюансы, которые могут помешать Кастеру и Мурагеру получить гражданство.

— Они должны сначала отказаться от своего китайского гражданства, чтобы стать гражданами. Потому что им предоставили статус беженцев как иностранцам. В гражданство принимают на тех же основаниях. Между тем китайские власти никогда не позволят бежавшим отказаться от гражданства, — говорит юрист.

Кастер и Мурагер получили статус беженцев не как этнические казахи, а как иностранные граждане, подвергавшиеся преследованиям в стране проживания, объясняет Гульмира Куатбекова. Поэтому на них не распространяется норма казахстанского закона об «упрощенном предоставлении гражданства этническим казахам». Они считаются только иностранными гражданами. Статья 16 закона «О гражданстве» гласит, что в гражданство «могут быть приняты лица, постоянно проживающие на территории Республики Казахстан на законных основаниях не менее пяти лет либо состоящие в браке с гражданами Республики Казахстан не менее трех лет». То есть Кастеру и Мурагеру придется подождать еще как минимум два года после погашения судимости.

Толеужан Жундибаев также говорит, что «только этнические казахи могут претендовать на получение казахстанского гражданства после отказа от гражданства страны происхождения» — эта норма не распространяется на иностранных граждан другого этнического происхождения.

— Если они (Мусаханулы и Алимулы. — Ред.) подтвердят, что являются гражданами Китая и казахами, они получат свидетельство «кандаса» (соплеменника) и как этнические казахи получат гражданство в упрощенном порядке после окончания срока судимости. Но в первую очередь необходимо снять судимость, — говорит эксперт.

КАЙША И БАГАШАР. «БЕЗ ДОКУМЕНТОВ»

29 октября комиссия, созданная при миграционной полиции города Алматы, предоставила этнической казашке Кайше Акан статус беженки сроком на год. В 2018 году она незаконно пересекла границу Казахстана через таможенный пост. Кайша Акан уже два года живет в Алматы с гражданином Казахстана, но у нее нет свидетельства о браке. Срок действия документов, удостоверяющих личность, истек в 2018 году, когда она бежала из Китая.

— Срок действия моего паспорта и удостоверения истек два года назад. Несколько раз я пробовала продлить их. Обращалась в китайское консульство и посольство в Казахстане, но меня и близко не подпустили. Теперь и вовсе не продлят. Сейчас я нахожусь в числе лиц без документов, — говорит она.

Казашка из Китая Кайша Акан.
Казашка из Китая Кайша Акан.

Ранее она жаловалась, что не может пройти лечение в государственных больницах и устроиться на работу из-за отсутствия документов. Теперь, после получения статуса беженки, она рассчитывает получить вид на жительство в Казахстане, что поможет решить бытовые проблемы.

По словам Гульмиры Куатбековой, у Кайши Акан ситуация иная, нежели у Кастера и Мурагера, так как у нее погашена судимость после приговора Панфиловского районного суда, назначившего ей в декабре 2019 года шесть месяцев ограничения свободы.

— Ахан не была лишена свободы. Она получила лишь шесть месяцев условного срока и находилась на пробационном контроле. То есть ее судимость будет автоматически погашена через полгода, — говорит юрист Куатбекова.

Совсем иначе складывается ситуация Багашара Маликулы — четвертого этнического казаха, получившего статус беженца. Он переехал в Казахстан в 2015 году и получил вид на жительство. Год спустя он поехал навестить родителей в Китай и не смог вернуться. По его словам, он бежал из Китая в январе 2017 года и в течение трех дней пешком дошел до села Нарынкол в Алматинской области Казахстана после того, как знакомый, работавший на правоохранительные органы Китая, предупредил его, что он «скоро будет заключен в "лагерь политического перевоспитания"».

Бежавший из Китая казах Багашар Маликулы.
Бежавший из Китая казах Багашар Маликулы.

23 ноября 2019 года власти Казахстана возбудили уголовное дело против Багашара Маликулы по статье «Незаконное пересечение границы», но 23 декабря дело было прекращено.

Сейчас у Багашара Маликулы нет никаких документов. И китайский паспорт, и вид на жительство в Казахстане, которые он получил по прибытии в страну, были изъяты китайскими властями. Но его трое детей и жена — граждане Казахстана. У него также нет судимости.

Юрист говорит, что у Кайши Акан и Багашара Маликулы гораздо больше шансов подать заявление на получение казахстанского гражданства, чем у Кастера Мусаханулы и Мурагера Алимулы. Багашар не имеет судимости, а его жена и трое детей являются гражданами Казахстана. Судимость Кайши погашена. Также она в гражданском браке с гражданином Казахстана.

Репрессии в Синьцзяне

Синьцзян, расположенный на северо-западе Китая, преимущественно населен тюркоязычными народами, в том числе уйгурами и казахами.

В 2017 году власти страны в рамках политики борьбы с экстремизмом начали политику притеснений коренных этносов, преимущественно исповедующих ислам. Именно в это время появились первые сообщения о преследованиях по национальному признаку и вероисповеданию, о лагерях политического перевоспитания. По данным международных организаций, через лагеря политического перевоспитания прошло не менее миллиона человек. Китайские власти первоначально отвергали обвинения, но позднее признали, что лагеря были созданы как «центры профессиональной переподготовки».

Бежавшие из Синьцзяна, большинство из которых этнические казахи, говорят, что лагеря похожи на тюрьмы, где люди подвергаются пыткам и идеологической обработке. Сообщается также, что в Синьцзяне против тюркоязычных мусульман используют массовую слежку, методы насильственного контроля рождаемости, их также привлекают к принудительному труду на заводах и фабриках.

КАКИЕ ПРАВА ИМЕЮТ БЕЖЕНЦЫ?

По словам Гульмиры Куатбековой, этнические казахи, получившие статус беженцев, могут получить вид на жительство в Казахстане на основании документов (удостоверение о статусе беженца и проездной документ).

Казахстан присоединился к Женевской конвенции о статусе беженцев и Протоколу о статусе беженцев 15 декабря 1998 года. Закон «О беженцах» от 4 декабря 2009 года определяет их права и обязанности.

Согласно закону, беженцы могут запросить информацию о своих родственниках в стране происхождения через компетентные органы, обжаловать решения уполномоченного органа об отказе в присвоении или продлении статуса беженца, переехать в любую третью страну, работать в Казахстане, вести бизнес. Законом также предусмотрена защита имущественных и неимущественных благ и прав, право на медицинское обслуживание. Для этого им сначала необходимо получить постоянный вид на жительство в Казахстане.

По закону вид на жительство можно получить только после получения удостоверения беженца и проездного документа.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG