Доступность ссылок

История одного заключенного


Заключенный Берик Абдрахманов в СИЗО Караганды — перед этапированием в Актобе. Январь 2017 года. Фото предоставлено родными Берика Абдрахманова.

На заключенного Берика Абдрахманова в конце мая этого года завели уже третье дело. Спустя примерно полгода он написал «предсмертное» письмо с перечислением всех тех, кто виноват в его «мучениях». В конце октября Абдрахманова в очередной раз посадили в карцер. Его родные заявляют о давлении на него. Власти отрицают это и характеризуют заключенного Абдрахманова «отрицательно».

В редакцию Азаттыка обратилась Гулим Абдрахманова с письмом в связи с обстановкой вокруг ее мужа — 39-летнего заключенного Берика Абдрахманова, отбывающего наказание в следственном изоляторе (СИЗО) города Актобе. Он был арестован, по ее словам, в 2009 году и приговорен к шести годам тюрьмы по «религиозно-радикалистским» статьям, в том числе за якобы возбуждение религиозной вражды и участие в запрещенной в Казахстане религиозной организации «Хизб ут-Тахрир». «Их посадили тогда шестерых, дали от четырех до семи лет. Все уже отсидели срока и вышли на свободу. А моему мужу одному добавили срок в 2012 году, после трех лет отсидки», — пишет Абдрахманова.

На протяжении всего времени, пока муж сидит, его постоянно пытают и избивают, пишет Гулим Абдрахманова. На обращения в различные инстанции, по ее словам, приходили отписки: пыток и избиений не было. В мае 2018 года тюремный срок мужа должен закончиться, но в этом году, по словам Абдрахмановой, на ее мужа завели новое уголовное дело.

Физические страдания мужа усиливаются на фоне того, что он дважды перенес туберкулез, и у него развилось варикозное расширение вен на ноге. Варикоз приносит ему мучительные боли, когда мужчину заставляют ходить на согнутых ногах, пишет Абдрахманова.

«Я очень боюсь за мужа и не знаю, насколько его еще хватит… Он написал недавно предсмертное письмо, так как думает, что его могут попытаться убить, сделав под видом суицида (стилистика письма сохранена. —​ Азаттык)», — пишет Гулим Абрахманова, указывая в конце письма должностных лиц, которых ее муж просит считать виновными в случае его смерти.

«В СЛУЧАЕ МОЕЙ СМЕРТИ ПРОШУ ВИНИТЬ»

39-летний Берик Абдрахманов, отбывающий тюремный срок в следственном изоляторе (СИЗО) в Актобе (учреждение КА-168/1), в начале октября передал родным через адвоката (родственники просят не упоминать его имени) жалобу на имя прокурора города Актобе Гани Амирова. В ней заключенный Абдрахманов пишет о якобы оказываемом на него давлении со стороны должностных лиц и не исключает, что его могут убить.

Фрагмент жалобы Берика Абдрахманова. Октябрь 2017 года.
Фрагмент жалобы Берика Абдрахманова. Октябрь 2017 года.

«В отношении меня проводятся и применяются недозволенные методы: морального, физического и психологического давления в лице…» — пишет заключенный Абдрахманов, перечисляя в списке этих лиц фамилии двух прокуроров, следователя и некоторых сотрудников тюремной администрации.

«Подробности нарушений вышеуказанными лицами моих прав и применения мне недозволенных методов готов изложить в ходе проверки. В случае моей смерти прошу винить этих должностных лиц. Прошу провести проверку моей жалобы и восстановить мои законные права», — завершает свою жалобу (которую можно трактовать и как «предсмертное письмо») заключенный Абдрахманов.

Фрагмент последней страницы жалобы Берика Абдрахманова. Октябрь 2017 года.
Фрагмент последней страницы жалобы Берика Абдрахманова. Октябрь 2017 года.

В связи с этим Гулим Абдрахманова направила во все инстанции жалобы и заявления и уже получила ответы из некоторых государственных органов. В частности, заместитель начальника департамента собственной безопасности МВД полковник Талгат Шаяхметов в своем ответе от 20 октября сообщает, что ее заявление принято к рассмотрению.

«Указанное заявление зарегистрировано в Книге учета информации и для проведения дальнейшей проверки направлено в УСБ ДВД Актюбинской области. О результатах рассмотрения и принятом процессуальном решении Вам будет сообщено указанным подразделением», — пишет полковник Талгат Шаяхметов.

Однако Гулим Абдрахманова продолжает бить тревогу и писать в различные инстанции.

«Сообщаем, что Ваше обращение… направлено для рассмотрения в Генеральную прокуратуру Республики Казахстан с просьбой о принятом решении уведомить Вас», — пишет Гулим Абдрахмановой общий отдел администрации президента.

Из генеральной прокуратуры обращение Гулим Абдрахмановой было направлено в прокуратуру Актюбинской области, а оттуда — в прокуратуру города Актобе.

Майор Макаров говорит, что содержащегося в карцере заключенного Абдрахманова «три раза кормят, ни разу не бьют». На вопрос репортера Азаттыка о том, не шутка ли это, майор Макаров ответил: «Нет, это не шутка. Это, естественно, так».

«Для рассмотрения по существу направляются обращение Абдрахмановой Г.К. в интересах своего мужа Абдрахманова Б.Е. о несогласии с действиями органа уголовного преследования. О результатах рассмотрения обращения прошу сообщить автору обращения», — дает 1 ноября 2017 года поручение прокурору города Актобе заместитель прокурора Актюбинской области Данияр Сыздыков, одновременно информируя об этом заявителя Гулим Абдрахманову.

Подобные ответы Гулим Абдрахманова называет «отписками». Тем временем в конце октября ее мужа в очередной раз посадили в карцер. Его и раньше регулярно, по словам его родственников, сажали в карцер. Однако на фоне нового уголовного дела и его «предсмертного письма» очередное наказание в виде содержания в карцере особенно встревожило родных заключенного Абдрахманова.

Однако власти отрицают факт жестокого обращения с заключенным Бериком Абдрахмановым и, в свою очередь, отрицательно характеризуют его.

«ТРИ РАЗА КОРМЯТ, НИ РАЗУ НЕ БЬЮТ»

Посетивший СИЗО в конце октября государственный адвокат сообщил жене заключенного Берика Абдрахманова, что он посажен в карцер на 10 суток. (Государственный адвокат назначен для защиты заключенного Абдрахманова в связи с возбуждением в отношении него в конце мая этого года нового уголовного дела по статье о неповиновении. — Азаттык.)

Исполняющий обязанности начальника СИЗО майор Нурмаганбет Макаров в телефонном разговоре с репортером Азаттыка подтвердил, что заключенный Берик Абдрахманов содержится в карцере. Однако он отрицает жестокое обращение с заключенным. Майор Макаров говорит, что содержащегося в карцере заключенного Абдрахманова «три раза кормят, ни разу не бьют». На вопрос репортера Азаттыка о том, не шутка ли это, майор Макаров ответил: «Нет, это не шутка. Это, естественно, так».

27 мая этого года на заключенного тюрьмы в Актобе (учреждение КА-168/1) Берика Абдрахманова заведено уголовное дело по подозрению в неповиновении законным требованиям администрации уголовно-исправительного учреждения (часть 1 статьи 428 уголовного кодекса). Согласно постановлению следователя управления внутренних дел города Актобе подполковника А. Калиевой, 25 мая этого года при утренней проверке сотрудники тюрьмы потребовали от содержащегося в штрафном изоляторе заключенного Берика Абдрахманова представиться, «то есть назвать свою фамилию имя отчество, статью и срок наказания, а также держать руки за спину».

Осужденный Абдрахманов Б.Е... отказался выполнять требования внутреннего распорядка, с которыми он ознакомлен, тем самым умышленно оказал неповиновение — более того стал выражаться нецензурными словами в адрес сотрудников администрации.

«Находящийся в штрафном изоляторе осужденный Абдрахманов Б.Е. достоверно зная и осознавая, что перед ним находятся сотрудники администрации, которые являются представителями власти, в форменной одежде, при исполнении ими своих служебных обязанностей, отказался выполнять требования внутреннего распорядка, с которыми он ознакомлен, тем самым умышленно оказал неповиновение — более того стал выражаться нецензурными словами в адрес сотрудников администрации», — говорится в постановлении следователя Калиевой.

«Таким образом, Абдрахманов Б.Е. совершил уголовное правонарушение, предусмотренное ст.428 ч.1 УК РК, то есть неповиновение законным требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения», — делает вывод следователь Калиева, обосновывая этим свое постановление о возбуждении уголовного дела против заключенного Абдрахманова.

В настоящее время следствие по этому новому делу заключенного Берика Абдрахманова завершено и оно передано в суд, сообщает Азаттыку его жена со ссылкой на следователя Калиеву.

«УЗБЕКСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ»

Если родственники заключенного Абдрахманова и он сам в ухудшении его положения и физического состояния винят тюремную систему с «обслуживающими ее интересы» должностными лицами из контрольных структур, то власти винят во всем самого заключенного.

Так, 12 июня 2017 года тогдашний прокурор Актюбинской области Нургалым Абдиров в ответ на жалобы сестры Берика Абдрахманова на противоправные, по ее мнению, действия сотрудников СИЗО Актобе в отношении ее брата пишет, «что за период отбывания наказания Абдрахманову Б. за нарушения режима содержания и неповиновение требованиям администрации было наложено 14 взысканий, 8 раз он водворялся в карцер и ДИЗО». При этом Абдиров утверждает, что «все взыскания, наложенные в учреждениях Актюбинской области, обоснованы, при этом нарушения [совершенные заключенным] подтверждаются документально и видеозаписью».

Абдиров также пишет, что действия администрации СИЗО, на которые жалуется сестра заключенного, являются законными.

«По результатам проверок нарушений со стороны администрации не установлены… В связи с изложенным, оснований для принятия мер прокурорскою реагирования не усматривается», — пишет прокурор Абдиров.

Это «узбекские технологии»: впаивать «религиозникам» по два-три года дополнительно, чтобы они не выходили из тюрем. Этим пользуются масштабно: используют так называемое «неповиновение сотрудникам», нарушение режима.

Заместитель директора Казахстанского бюро по правам человека Денис Дживага в разговоре с Азаттыком не берется категорически судить о том, кто прав в оценке нынешней тяжелой ситуации, сложившейся вокруг заключенного Берика Абдрахманова, — его родственники или тюремная администрация. Однако, по словам правозащитника, в казахстанских тюрьмах заключенные находятся практически в полной зависимости от тюремной администрации и поэтому факты давления на них, в том числе и пыток, почти недоказуемы.

Даже если заключенный фактически погибает от пыток и факт его гибели уже нельзя утаить, а поэтому неизбежно заводится уголовное дело, всё равно оно обычно возбуждается не по статье «Пытки», а по другим, менее тяжелым статьям — например, по статье о превышении должностных полномочий, говорит Денис Дживага. Всё это фактически делает сотрудников тюремной администрации всесильными по отношению к заключенным, а последних — абсолютно беспомощными в защите своих прав, констатирует правозащитник.

Такая ситуация в казахстанских тюрьмах была и ранее, однако положение заключенных ухудшилось еще сильнее после вступившего в силу с 1 января 2015 года нового уголовного законодательства, поскольку, по словам Дениса Дживаги, оно стало более «репрессивным», предоставляющим больше прав тюремной администрации.

— Теперь, грубо говоря, за каждый чих можно впаять нарушение, а потом можно заводить дело, — говорит Денис Дживага.

Правозащитник Евгений Жовтис. Алматы, 17 октября 2016 года.
Правозащитник Евгений Жовтис. Алматы, 17 октября 2016 года.

Директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис, к которому Гулим Абдрахманова обратилась за помощью в поиске адвоката, говорит, что у возглавляемой им организации сейчас нет средств на адвоката. Что же касается ситуации вокруг заключенного Берика Абдрахманова, то, по словам Жовтиса, казахстанские власти сейчас вовсю используют «узбекские технологии».

— Эта ситуация ясная как божий день — это «узбекские технологии»: впаивать «религиозникам» по два-три года дополнительно, чтобы они не выходили из тюрем. Этим пользуются масштабно: используют так называемое «неповиновение сотрудникам», нарушение режима, — говорит Евгений Жовтис.

Если почитать то, что пишет тюремная администрация и прокуратура о заключенном Берике Абдрахманове, можно подумать, что он родился уголовником, говорят его родственники. На самом же деле они считают его заботливым отцом (дочери — десять лет, сыну — восемь лет) и любящим мужем.

Справа во втором ряду — военнослужащий Берик Абдрахманов. Поселок Чунджа Алматинской области. 11 ноября 1997 года. Фото предоставлено родственниками.
Справа во втором ряду — военнослужащий Берик Абдрахманов. Поселок Чунджа Алматинской области. 11 ноября 1997 года. Фото предоставлено родственниками.

После службы в армии Берик Абдрахманов увлекался футболом и был лидером местной команды. Родственники Берика Абдрахманова и его одноклассники отмечают в нем отзывчивость, красноречие, прямолинейность и преданность. Родственники не исключают, что именно эти его качества могли стать причиной того, чтобы тюремные власти и спецслужбы — которые, по мнению родных, никак не могли добиться ранее, чтобы он показал на других своих «подельников», и не могут добиться его отречения от верования на видеокамеру — «взъелись на него».

Берик Абдрахманов 3 августа 2010 года Сарыаркинским районным судом Астаны был приговорен к шести годам тюрьмы по обвинению в возбуждении религиозной вражды, участии в запрещенной законом религиозной организации и пропаганде терроризма. Начало отбывания срока — 3 октября 2009 года.

13 февраля 2013 года (когда Абдрахманов уже сидел в тюрьме) суд города Павлодара приговорил его к четырем годам тюрьмы по обвинению в возбуждении религиозной вражды. Путем сложений и вычитаний отбытого и неотбытого срока получилось, что с даты приговора по второму делу он окончательно должен отсидеть пять лет и шесть месяцев.

Постановлением суда города Тараз от 3 февраля 2015 года приговор по первому делу Берика Абдрахманова от 3 августа 2010 года был изменен: статья о пропаганде терроризма была переквалифицирована на статью об участии в запрещенной судом религиозной организации, а также были установлены новые сроки отбытия наказания: начало — 28 ноября 2012 года, конец — 27 мая 2018 года.

Когда работа над материалом уже была завершена, Гулим Абдрахманова сообщила о добытой ею информации на сайте базы судебных дел о том, что новое уголовное дело ее мужа Берика Абдрахманова будет рассматриваться 13 ноября в суде Актобе под председательством судьи Динары Гильмановой.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG