Доступность ссылок

Срочные новости

Как адвокатов лишили лицензий за публикацию видео с диалогом судьи и прокурора


Адвокаты Ерлан Газымжанов и Аманжол Мухамедьяров (справа) в Есильском районном суде. Нур-Султан, 19 февраля 2020 года.

Двух адвокатов из Нур-Султана Ерлана Газымжанова и Аманжола Мухамедьярова лишили адвокатских лицензий за публикации фрагментов аудио-, видеофиксации открытого судебного разбирательства. На видео, которое они выложили в соцсетях, судья повышает голос на прокурора и возмущается позицией обвинения. Публикация обернулась иском против адвокатов. Их коллеги усматривают в этом попытку «обескровить адвокатуру» и говорят об усиливающемся давлении со стороны властей на адвокатское сообщество.

Адвокаты Газымжанов и Мухамедьяров с осени 2018 года защищали в суде столичного предпринимателя Ерлана Алшинбаева, обвиненного в мошенничестве. В апреле 2019 года судья районного суда № 2 Алматинского района Гулжахан Убашева приговорила Алшинбаева к шести годам восьми месяцам колонии. Апелляционная коллегия оставила приговор в силе.

В августе 2019 года Алшинбаев письменно поручает адвокатам: «В связи с тем, что апелляция отказала в исследовании наших видеозаписей с первого суда и не отреагировала на нарушения судьи Убашевой, поручаю предать гласности видео записи с суда путем опубликования в интернете, чтобы судебное жюри ее наказало».

«ЭТО ЧТО ЗА ЭТО ТАКОЕ, Я НЕ ЗНАЮ!»

24 августа адвокат Газымжанов выложил фрагмент аудио-, видеофиксации (АВФ) на своей странице в Facebook’е, сопроводив его комментарием «Судья Убашева Г.Е. — это далеко не лучший образец этического поведения судьи». Это видео сейчас на странице адвоката недоступно.

26 августа адвокат пишет другой пост, разместив в нем фрагмент АВФ. На этом видео, состоящем из нескольких склеенных кусков, судья Убашева, повышая голос, высказывает претензии прокурору. Между ними происходит такой диалог.

Судья: Если нету потерпевших, представьте официальный рапорт, представьте мне информацию. Мы тогда здесь решение примем, и всё. Зачем мы будем по три-четыре человека ждать, что ли?

Прокурор: Следователь сказал, что судья сказала, чтобы принести рапорт…

Судья: Зачем мне следователь, я с ним не контактирую. Зачем, что я ему сказала? Нет, вы кто? Я же на вас возложила! Зачем вы теперь? При чем тут я?! Зачем мне следователь будет говорить, я с ним не контактирую! Вы что! Я вам замечание делаю, присаживайтесь! Следователь сказал… Может, он вам сказал, я не знаю. Но вы же должны контролировать! Я вообще вам делаю замечание. В конце судебного заседания, когда всё будет закончено, в отношении вас приму решение! Следователь сказал… Это что за это такое, я не знаю! При чем тут я вообще и при чем тут следователь? На вас было возложено. Я вас спрашиваю. Если вы меня не слышите, приходится на вас голос повышать. Вы должностное лицо, еще в форме сидите. Что вы такое говорите! Не пойму я. Следователь сказал… Как он мне может говорить, если я его не знаю даже, не вижу. Может, вы с ним каждый день с ним видитесь? Тогда предоставьте мне информацию официально, а не вот так сказал или туда передал.

Я вообще вам делаю замечание. В конце судебного заседания, когда всё будет закончено, в отношении вас приму решение! Следователь сказал… Это что за это такое, я не знаю!


Во втором фрагменте судья обращается к прокурору с вопросом:

— Я вообще просила заменить. Вы опять пришли участвовать? Вроде должен же был другой прийти. Если вы не можете поддерживать обвинение, зачем вы тогда? Можете отказаться и выйти из судебного заседания.

В третьем фрагменте судья эмоционально вновь апеллирует к прокурору:

— Разговоры мне переносит туда-сюда. Это что, допустимо для должностного лица? Следователь сказал, следователь туда передал. Что это такое!

В четвертом фрагменте судья задает вопрос относительно позиции прокурора по заявленному защитой ходатайству. Тот сначала просит его удовлетворить, после нескольких вопросов судьи говорит «на усмотрение суда», затем настаивает на отказе в ходатайстве.

Адвокат Газымжанов написал в посте, что судья «оказывает давление на прокурора, который поддерживает обвинение не так, как ей хотелось бы», и высказал предположение, что поведение судьи «может свидетельствовать о заинтересованности в исходе дела и обвинительном уклоне».

ОГРАНИЧИЛИСЬ ОБСУЖДЕНИЕМ «ПОРОЧАЩЕГО ПРОСТУПКА»

Мухамедьяров и Газымжанов написали жалобу в Высший судебный совет при Верховном суде о «неправомерных действиях судьи».

30 сентября комиссия по судейской этике филиала Союза судей Нур-Султана установила факты «обращения судьи к сторонам судебного процесса в грубой форме, вступления в полемику с гособвинителем и защитниками».

«В действиях судьи Убашевой Г.Е. признан факт совершения порочащего проступка, противоречащего Кодексу судейской этики», — пишет в ответе адвокатам исполняющий обязанности председателя судебной коллегии по уголовным делам Ерлан Космуратов.

В итоге комиссия приняла решение «ограничиться обсуждением». Мер дисциплинарного характера в отношении судьи принято не было.

После этого судья Убашева обращается с жалобой в МВД и Минюст, в которой пишет, что публикация в Сети АВФ незаконна. Мол, адвокаты были предупреждены о запрете распространять АВФ. По мнению судьи, адвокаты «нарушили адвокатскую этику, конституционные права граждан и закон о персональных данных и их защите».

МВД в действиях адвокатов признаков правонарушений не обнаружило.

На имя министра юстиции также поступает письмо от председателя столичного суда Тлектеса Барпибаева, в котором тот сообщает, что адвокаты «грубо нарушили Кодекс профессиональной этики адвокатов». «Данная видео запись стала достоянием широкой общественности, вызвала активное обсуждение, комментарии пользователей носили негативный, а порой оскорбительный характер в адрес судьи и судебной власти в целом. Более того, сами Газымжанов и Мухамедьяров также участвовали в этом обсуждении», — пожаловался в Минюст председатель суда.

В конце 2019 года министерство юстиции подало на адвокатов в суд, чтобы лишить их лицензий и наложить пожизненный запрет на адвокатскую деятельность.

«ЕСЛИ ЭТО НЕ СОБЛЮДАТЬ, БУДЕТ ПОЛНЕЙШИЙ ХАОС!»

19 февраля 2020 года в Есильском районном суде по гражданским делам начались основные слушания по иску Минюста к адвокату Мухамедьярову. Поддержать коллегу пришло свыше 30 адвокатов из Нур-Султана и Алматы. Также в зале были наблюдатели из посольств Великобритании, Швейцарии, Нидерландов и международной правозащитной организации «Агора». Действия лицензий двух адвокатов к этому времени уже были приостановлены Минюстом. Адвоката защищали их коллеги.

Представитель истца, главный специалист департамента юстиции Нур-Султана Алишер Тагайбек просил лишить адвоката лицензии, потому что, как считает истец, ответчик нарушил «Правила технического применения средств аудио-, видеозаписи, обеспечивающих фиксирование хода судебного заседания». Кроме того, истец указывает на «нарушения» закона «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», профессиональной этики адвоката и некоторых статей уголовно-процессуального кодекса.

— Адвокатом позднее неоднократно размещались в социальной сети дискредитирующие посты в адрес судебной системы, что выходит за рамки недовольства действиями одного судьи, — сообщил суду представитель истца Тагайбек.

Защитники Мухамедьярова настаивали на том, что видео в Facebook’е никому не причинило вреда, права не были нарушены и что «налогоплательщики, которые платят за АВФ, обязаны знать, что происходит в судах».

— Согласно Кодекса профессиональной этики адвокатов, адвокат не должен оставлять без внимания нарушения закона, бестактное и презрительное отношение суда, других органов, ведущих процесс, других участников процесса к его доверителю, к нему самому или адвокатуре в целом, — сообщил суду адвокат Мухамедьяров.

По его словам, уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает ни запрета на размещение аудио-, видеозаписи судебных заседаний в СМИ и соцсетях участниками процесса, ни ответственности за это. Единственным исключением является рассмотрение дел в закрытом судебном заседании.

Также адвокат обращал внимание суда на то, что на момент публикации видео разбирательство было завершено, приговор вступил в силу.

— Согласно Конституции страны, каждый имеет право свободно получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом. Прошу оставить иск Минюста без удовлетворения, так как в моих действиях отсутствуют грубые и неоднократные нарушения законов и Кодекса профессиональной этики адвокатов, — заявил адвокат Мухамедьяров.

— Вы должны были обратиться на действия судьи в соответствующие органы, а не размещать в Сети. Если это не соблюдать, будет полнейший хаос, — отреагировал представитель истца.

«ЛИКВИДИРУЮТ САМЫХ АКТИВНЫХ И ДЕЯТЕЛЬНЫХ»

20 февраля в Сарыаркинском районном суде состоялись прения по иску Минюста к адвокату Газымжанову. Представителем истца также выступал Алишер Тагайбек, требования которого были аналогичны тем, что и на суде по Мухамедьярову, — лишить адвоката лицензии.

Адвокат Ерлан Газымжанов во время выступления на судебных прениях. Нур-Султан, 21 февраля 2020 года.
Адвокат Ерлан Газымжанов во время выступления на судебных прениях. Нур-Султан, 21 февраля 2020 года.

Адвокат Газымжанов доказывал, что его действия были законными, напомнив, что комиссия по этике увидела в действиях судьи то же, что и адвокаты.

— Если вы лишите меня пожизненно лицензии — это будет несправедливо. Мы лишь выявляем ошибки в судебной системе и хотим работать в той, которая заботилась бы о людях, а не о самой себе. Работать с такими судьями, для которых честность и справедливость превыше карьеры, — резюмировал выступление Газымжанов.

Судья Толкын Шамшильдин удалилась в совещательную комнату, объявив, что решение будет оглашено на следующий день, 21 февраля. Однако затем отложила оглашение.

В этот же день в Есильском районном суде состоялись прения сторон по иску к Мухамедьярову. В защиту коллеги выступил адвокат из России Александр Попков, представляющий международную правозащитную организацию «Агора».

— Мы видим в иске Минюста к адвокату Газымжанову опасность обескровить адвокатуру Казахстана путем ликвидации в профессиональном плане самых активных, деятельных и грамотных адвокатов вашей страны. Со стороны это выглядит как преследование за их профессиональную деятельность. Но куда более существенная опасность состоит в том, что такое преследование несет подавляющий эффект на всё адвокатское сообщество Казахстана. Адвокаты уже, наверное, вынуждены лишний раз подумать: зачем распространять какую-то информацию о действиях суда. И эта опасность ведет к деградации системы правосудия. Из материалов дела очевидно, что преследование адвокатов инициировано судьями. Минюст, представляя здесь исполнительную власть, на самом деле поддерживает претензии судей, — заявил Попков в суде.

Александр Попков, представитель правозащитной организации «Агора».
Александр Попков, представитель правозащитной организации «Агора».


Решение о лишении лицензии по двум адвокатам огласили 26 февраля с разницей в 45 минут.

Когда утром в 10 часов часть адвокатов собралась в Есильском районном суде на оглашение по делу Мухамедьярова, они уже знали, что в 09:15 судья Шамшильдин лишила Газымжанов лицензии.

— Всё уже ясно, — вздыхали перед оглашением коллеги Мухамедьярова.

— Вы знаете, что ваш иск к Газымжанову удовлетворен? Можете прокомментировать решение? — обратился Азаттык к представителю истца Алишеру Тагайбеку.

— Да вы что?! — отреагировал Тагайбек, отказавшись от комментариев.

— Всё вы знаете, Алишер, — прокомментировал его реакцию адвокат Мухамедьяров.

Судья Есильского районного суда Эльмира Мырзатаева меньше чем за три минуты зачитала и разъяснила решение об удовлетворении иска Минюста.

— Данными действиями адвокатом Мухамедьяровым нарушены конституционные права граждан. В частности, приказ департамента по обеспечению деятельности судов является нормативно-правовым, подзаконным актом. Доводы ответчика о том, что требования данного приказа распространяются только на сотрудников суда, являются несостоятельными, поскольку приказ имеет юридическую силу на всей территории Казахстана. Факт неоднократных нарушений, а именно выкладываний АВФ в Facebook, сам ответчик не отрицал. Поэтому суд пришел к такому выводу — обоснованности исковых требований министерства юстиции, — сообщила судья Мырзатаева.

Судья Есильского районного суда Эльмира Мырзатаева и главный специалист департамента юстиции Нур-Султана Алишер Тагайбек во время оглашения решения. Нур-Султан, 26 февраля 2020 года.
Судья Есильского районного суда Эльмира Мырзатаева и главный специалист департамента юстиции Нур-Султана Алишер Тагайбек во время оглашения решения. Нур-Султан, 26 февраля 2020 года.


Мухамедьяров сказал, что подаст апелляционную жалобу. Адвокат считает, что вместе с коллегой их представили «врагами судебной системы».

ЖИЗНЬ АДВОКАТОВ ПО НОВОМУ ЗАКОНУ

Коллеги Газымжанова и Мухамедьярова говорят, что за последние несколько лет в Казахстане давление на адвокатское сообщество усилилось. В 2018 году в парламенте приняли новый закон «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». За год до принятия закона сотни адвокатов обратились к руководству страны с просьбой не принимать документ в таком виде.

В частности, адвокаты жаловались, что новый закон ограничивает нормы, гарантирующие права и безопасность адвокатов, противоречит международным стандартам и нарушает положения, касающиеся основных принципов работы адвокатуры.

Разработчик закона, министерство юстиции, тогда заверял, что новый закон предусматривает «усиление роли республиканской коллегии адвокатов и сокращение компетенций Минюста».

В 2019 году городской суд Актобе вынес решение об отзыве лицензии у адвоката Раисы Якубенко, почти 30 лет возглавлявшей областную коллегию адвокатов. Иск на главу коллегии подало министерство юстиции. Адвокаты тогда расценили отзыв лицензии как реакцию на ее «активное противодействие принятию законопроекта об адвокатской деятельности».

— Когда еще обсуждался проект закона, уже тогда адвокаты выступали против. Потому что многие моменты, которые сейчас присутствуют в законе, нарушают наши права. Когда-то нам обещали построить правовое государство. Провозглашался принцип — разрешено всё, что прямо не запрещено законом. А вот эти решения вызывают удручающее впечатление, и получается, что мы перешли к принципу разрешительного типа толкования, то есть запрещается всё, кроме того, что разрешено. Исходя из этих решений судов, мы теперь по этому принципу и будем жить. Мы надежды не теряем, но особой веры тоже нет, — комментирует ситуацию Ботакоз Бейсембаева, адвокат коллегии адвокатов Нур-Султана.

Ботакоз Бейсембаева, адвокат коллегии адвокатов Нур-Султана. 26 февраля 2020 года.
Ботакоз Бейсембаева, адвокат коллегии адвокатов Нур-Султана. 26 февраля 2020 года.


Она надеется, что адвокаты станут сплоченнее.

Представитель международной организации «Агора» говорит, что преследование адвокатов «поражает само сердце системы правосудия».

— Адвокаты занимают особое место как посредники между обществом и системой правосудия. Вдвойне опасно, если такое преследование осуществляется за реализацию ими свободы выражения мнения, предусмотренной статьей 20-й Конституции Казахстана и статьей 19-й Международного пакта о гражданских и политических правах. И втройне опасно, если одной из сторон конфликта, как в данной ситуации, является суд, — считает Александр Попков.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG