Доступность ссылок

Срочные новости:

Власти хотят усилить полномочия КНБ. Что за этим стоит?


Здание КНБ в Астане
Здание КНБ в Астане

Акорда намерена усилить полномочия комитета национальной безопасности и регламентировать его действия в «кризисных ситуациях» и «чрезвычайных ситуациях социального характера». Эксперты выражают опасения, что к таким ситуациям будут отнесены мирные митинги и трудовые споры, и без того подавляемые в стране.

Проект изменений в указа президента «Об утверждении положения о комитете национальной безопасности» разместили на портале «Открытого правительства» в этом месяце.

Среди новых функций КНБ, которыми предлагают наделить спецслужбу, предусмотрены «организация и проведение мероприятий по подготовке к действиям при возникновении кризисных ситуаций, введении режимов чрезвычайной ситуации социального характера, чрезвычайного, военного положения и в военное время». В проекте не детализировано, о каких мероприятиях идет речь.

Обсуждение документа завершилось 20 апреля. В комментариях под проектом пользователи пишут, что власти намерены с помощью КНБ усилить давление на гражданских активистов, пресекать акции протеста. Некоторые призвали провести публичные слушания по проекту. Разработчики же написали, что мнения «приняты во внимание».

«МОЖНО ПОДВЕСТИ ВСЁ ЧТО УГОДНО»

Правозащитники и эксперты утверждают, что расплывчатые формулировки в проекте позволят КНБ вмешиваться в любой гражданский протест.

Активист из Алматы Асет Абишев отмечает, что перед возможными митингами к нему и другим активистам, как правило, приезжают сотрудники полиции, доставляют в отделения полиции и проводят так называемые профилактические беседы, чтобы не позволить им попасть на митинги; за посты в социальных сетях и участие в митингах активистов подвергают административным арестам. Теперь же, по его мнению, эти функции будут выполнять не полицейские, а сотрудники КНБ, считает он.

— Превентивные задержания, действия полиции всегда были под контролем КНБ негласно, а теперь у них в руках будет реальный инструмент. Под этот закон можно подвести всё что угодно, любое действие, даже одиночный пикет может подпадать под социальный конфликт. Поэтому это расширение полицейского государства и надзора за свободой слова и свободой волеизъявления, — говорит активист.

Активист Асет Абишев
Активист Асет Абишев

Что подразумевается под термином «чрезвычайная ситуация социального характера», в проекте на портале «Открытое правительство» не уточняется. В КНБ говорят, что понятие «чрезвычайная ситуация социального характера» в положении взято из закона «О чрезвычайном положении».

Статья 1 этого закона гласит, что «чрезвычайная ситуация социального характера — чрезвычайная ситуация, обусловленная возникновением на определённой территории противоречий и конфликтов в сфере социальных отношений, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, причинение вреда здоровью, значительный имущественный ущерб или нарушения условий жизнедеятельности населения».

«ИЗОЩРЁННЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ КОНТРОЛЯ». ОПАСЕНИЯ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

Журналист и правозащитник из Казахстанского бюро по правам человека Сергей Дуванов считает, что власти, увидевшие силу народного протеста во время Январских событий, стремятся передать КНБ особые функции, чтобы предотвратить возможные угрозы в будущем.

— Нельзя же каждый раз, когда захочешь пострелять по гражданам, которые протестуют на улице, вводить ЧП, это очень неудобно. Поэтому нужны были тонкие, более изощренные инструменты контроля и подавления протестных настроений масс. Что такое «кризисная ситуация» и «чрезвычайная ситуация социального характера»? Кризисная ситуация — это, в принципе, любой митинг, любое массовое недовольство, — говорит он.

Журналист и правозащитник Сергей Дуванов
Журналист и правозащитник Сергей Дуванов

Дуванов, много лет наблюдающий за протестными акциями в стране, констатирует, что за последние несколько лет количество протестов возросло, люди выходят на улицы и площади, пытаясь решить проблемы, которые не нашли решений в кабинетах чиновников. Если в развитых странах выход на митинг — обычное явление, то в Казахстане протест расценивают как событие из ряда вон, которое необходимо подавить, рассуждает правозащитник.

— Они (сотрудники КНБ. — Ред.) это делали и ранее, но не на правовой основе. Им нужны были правовые основания, чтобы сейчас разработали все нормы. Каждый шаг у них будет запротоколирован и юридически закреплён. То есть им не надо будет ждать приказ президента стрелять на поражение. Будет расписано, что в случае угрозы вашей жизни вы имеете право стрелять или ещё что-то, но мы с вами это не знаем, потому что там сидят люди, которые разрабатывают положения, внутренние инструкции, но этого не покажут. Вот чем это опасно, — считает Дуванов.

Глава правозащитного фонда Liberty Галым Агелеуов разделяет эти опасения. Он считает, что наделение КНБ дополнительными функциями ограничит и без того ограниченные гражданские свободы.

— Пакет поправок в указ президента «Об утверждении положения о КНБ» преследует главную цель — убить независимое гражданское общество как силу, способную объединиться и оказать сопротивление назарбаевско-токаевской системе. Это приведёт к тому, что все общественно-политические акции будут санкционироваться и проводиться КНБ. Они же получат монопольное право в организации нужных им «гражданских акций и мероприятий». Если давать большую власть и функции КНБ, то развитие получат мотивированные преследования и репрессии, которые могут коснуться каждого гражданина Казахстана, — убеждён он.

Правозащитник Галым Агелеуов
Правозащитник Галым Агелеуов

Агелеуов полагает, что КНБ получит возможность вмешиваться и в трудовые споры, которые участились в последние годы, особенно в нефтедобывающих западных регионах Казахстана, где складывается социально взрывоопасная ситуация.

«НЕОБХОДИМЫЕ МЕРЫ»?

В КНБ никак не прокомментировали мнения по поводу внесения изменений в положение о комитете.

Некоторые члены парламента, с которыми поговорил Азаттык, считают, что в наделении КНБ новыми функциями нет ничего предосудительного. Депутат сената Геннадий Шиповских говорит, что «безопасность никогда не будет лишней».

— Потому что главная ценность страны, её спокойствие — это всё благодаря безопасности, — сказал он.

Другой член сената Нурторе Жусип считает, что предлагаемые изменения не станут инструментом для преследования активистов.

— Считаю, что требования по усилению полномочий комитета национальной безопасности являются необходимыми мерами для обеспечения мира и стабильности государства сегодня и в будущем, — заявил депутат.

КНБ — один из самых влиятельных органов в Казахстане. В прошлом году на содержание КНБ из бюджета было выделено 424 миллиарда тенге, в этом году бюджет комитета увеличился и составил 543 миллиарда тенге. В обязанности спецслужбы входит предотвращение терактов, диверсий, насильственного изменения конституционного строя и незаконного захвата власти. Однако прежнее руководство КНБ на днях получило тюремные сроки именно по обвинениям в попытке захвата власти. Экс-председателя комитета Карима Масимова приговорили к 18 годам тюрьмы, признав виновным в государственной измене, попытке переворота и превышении полномочий в связи с Январскими событиями. Трое его бывших заместителей осуждены на сроки от трёх до 16 лет. Процесс проходил за закрытыми дверями, дело засекречено.

Казахстанские активисты и правозащитники полагают, что КНБ больше занимается не противостоянием вызовам безопасности, а политическим сыском, продолжая традиции советского НКВД, — преследуя критиков власти.

— Проблема всегда заключается в том, что мы имеем дело с постсоветской, зачастую советской системой органов национальной безопасности, которая в этом отношении не деформировались толком и продолжает являться политической полицией. Другой вопрос, как она будет использовать те или иные положения законодательства — как оправдание или как обоснование каких-то действий, — объясняет ведущий казахстанский правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека.

Правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека
Правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека

Он отмечает опасность расширения функций КНБ, подчёркивая, что спецслужба и так используется как репрессивный инструмент, направленный против инакомыслящих.

— Как было после массовых беспорядков в январе? Процессы зачастую касались совершенно мирных протестующих, гражданских активистов, политической оппозиции. Положения законодательства использовались для того, чтобы ограничить одним возможности политической или общественной деятельности, а других даже поместить в места лишения свободы. К сожалению, мы продолжаем жить при авторитарном режиме, который рассматривает силовую структуру, включая комитет нацбезопасности, как политический инструмент, — резюмирует он.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG