Доступность ссылок

Право вернули, но молельные комнаты пока не открыли


Молодой человек молится на улице. Алматы, 28 ноября 2012 года. Иллюстративное фото.

Спустя шесть лет после введения запрета молиться вне специальных культовых сооружений министерство по делам религий и гражданского общества приняло новые правила. По ним разрешили открыть молельные комнаты в зданиях железнодорожных- и автовокзалах, аэропортах и портах. Найти такую намазхану в Астане пока не удалось.

В ПОИСКАХ НАМАЗХАНЫ

Молельные комнаты, по закону о религии, должны находиться в 300 метрах от государственных учреждений, школ и больниц. Как сообщили Азаттыку в министерстве по делам религий и гражданского общества, по запросу верующих граждан» они решили принять новую инструкцию, в которой запрет «касательно 300 метров» оставлен лишь для организаций образования, за исключением религиозных организаций образования.

По словам чиновников, возле школ открыть намазханы по-прежнему нельзя, потому что в законе «Об образовании» «одним из основных принципов государственной политики в области образования является светский характер образования». Также это разрешение на открытие не распространяется на здания государственных учреждений и тюрем.

Согласно принятым требованиям, общая площадь молельных комнат должна быть от 20 до 100 квадратных метров. Там должен быть санитарный узел для совершения омовения. Всю ответственность — за санитарную, пожарную и иную безопасность в помещении — несет собственник помещения, где размещена намазхана. Согласовать молельную комнату нужно будет у местных исполнительных органов.

Репортер Азаттыка попыталась найти по городу молельные комнаты, но ни на вокзалах, ни в аэропорту их пока не открыли. На новом железнодорожном вокзале Астаны Нурлы жол сказали, что пока у них намазхана не открылась и они ничего не знают об этих новых правилах. Подобное говорили и в аэропорту Астаны имени Назарбаева.

Заместитель председателя Духовного управления мусульман Казахстана, наиб-муфтий Серикбай-кажы Ораз. Астана, 18 сентября 2017 года.
Заместитель председателя Духовного управления мусульман Казахстана, наиб-муфтий Серикбай-кажы Ораз. Астана, 18 сентября 2017 года.

Заместитель председателя Духовного управления мусульман Казахстана, наиб-муфтий Серикбай-кажы Ораз сказал репортеру Азаттыка на этой неделе, что «намазханы открыты повсюду».

— Я только вчера прилетел из Алматы, ночью в 23:15, на втором этаже, где аптека, там, — сказал Азаттыку 18 сентября Серикбай-кажы Ораз, утверждая, что там есть молельная комната.

Но в тот же вечер найти намазхану в аэропорту Астаны Азаттыку так и не удалось. В справочной аэропорта Астаны также подтвердили ее отсутствие.

МНЕНИЯ

Политолог Талгат Мамырайымов считает, что предстоящее открытие молельных комнат пролоббировано определенными группами в верхах. По его мнению, за некоторыми религиозными группами в Казахстане, например за салафитами, стоят люди из элитных кругов действующей власти.

— Это не отменяет актуальность того, необходимость большего расширения прав на свободу вероисповедания, которые у нас ущемляются. По религиозному вопросу идет размежевание элитных группировок. Этот вопрос отражает всю политическую ситуацию в стране. То, что наша власть лихорадочно ищет определенную тематику, за счет которой они будут укреплять свою власть. Им нужна какая-то сила, борьба с которой будет использоваться как предлог для усиления различных прав, — говорит Талгат Мамырайымов.

Мужчина молится в медресе в здании государственного историко-культурного музея «Азрет-Султан». Туркестан, 3 июня 2017 года. Иллюстративное фото.
Мужчина молится в медресе в здании государственного историко-культурного музея «Азрет-Султан». Туркестан, 3 июня 2017 года. Иллюстративное фото.

Он также отмечает, что не надо рассматривать это «как подвижки в плане демократических изменений», которые в Казахстане произойдут не скоро. По словам политолога, внутриэлитные противоречия и несостыковки не позволяют власти выбрать салафитов как источник зла и использовать их как закручивание гаек в политической сфере или в борьбе с терроризмом. По его словам, в Казахстане «нет террористических угроз и всё это вымысел».

Политолог Ислам Кураев говорит, что не видит связи религиозного терроризма с молельными комнатами, а сама тема экстремизма и терроризма в стране раздута в большей мере.

— Эта тема, в свою очередь, в СМИ пользуется популярностью, они и сделали свое дело. В свою очередь, государство было вынуждено откликнуться на этот звон, так как в возможной перспективе это и вправду придет к нам. Как правило, фанатики совершают теракты, где больше, так сказать, «неверующих», поэтому те, кто будут ходить молиться, по определению не могут быть потенциальной жертвой или же радикалом. В любом случае террорист не имеет религиозной или этнической принадлежности, поэтому списывать всё на такой лад является ошибкой, — говорит Ислам Кураев.

Он считает, что на новое открытие молельных комнат повлиял саммит Организации исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям и новый законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений», который вызвал общественный резонанс, и некоторые поправки противоречат Конституции страны и требуют доработки.

— В мировой практике такие послабления называют методом «кнута и пряника»: с одной стороны, государство ставит в угол, а с другой — гладит по голове, что не всё так плохо, — говорит Ислам Кураев.

Шесть лет назад в Казахстане, согласно введенному закону «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», стали закрывать молельные комнаты в государственных учреждениях, домах престарелых и тюрьмах по всему Казахстану. Там их переоборудовали в библиотеки, комнаты воспитательной работы, бытовые, подсобные и другие помещения. Закрытие молельных комнат власти тогда объясняли введением нового закона о религии, но спустя шесть лет оказалось, что намазханы могут и существовать, если принять новую инструкцию.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG