Доступность ссылок

Срочные новости

«Завод Кулибаева» и «конец» эпохи дорогой нефти


Тимур Кулибаев, зять бывшего президента Нурсултана Назарбаева и один из богатейших людей Казахстана.

На уходящей неделе мировая пресса предсказала резкое падение спроса на сырую нефть в ближайшие десятилетия и грядущие новые трудности для таких стран, как Казахстан. Мировые СМИ также отметили, что нефтеперерабатывающие заводы, принадлежность которых приписывают приближенным к властям, например зятю экс-президента Тимуру Кулибаеву, живут по «хищническим правилам» и загрязняют окружающую среду, что влияет на цены на нефтепродукты и инфляцию в стране. Иностранные издания также вновь обращались к ситуации в китайском Синьцзяне, где в «политические лагеря» помещают представителей коренных этоносов, в том числе казахов, и к тому, как это отражается на деловых отношениях Казахстана и Китая.

«ПАДЕНИЕ СПРОСА НА НЕФТЬ ВЫЗОВЕТ ТРУДНОСТИ ДЛЯ КАЗАХСТАНА»

Эпоха высокого спроса на нефть подошла к концу, баланс на рынке сырой нефти нарушен, что может вызвать трудности для таких стран, как Алжир, Азербайджан, Иран и Казахстан, где себестоимость добываемых углеводородов слишком высока. Такой прогноз сделала одна из крупнейших мировых энергетических компаний British Petroleum. В обзоре, опубликованном на сайте Bloomberg, анализируется этот прогноз BP.

По словам автора, British Petroleum разработала два сценария изменения цен на нефть на ближайшие 30 лет. Если события будут развиваться в соответствии с ними, спрос на сырую нефть в этот период уменьшится как минимум вполовину.

Нефтеперерабатывающий завод в Казахстане. Иллюстративное фото.
Нефтеперерабатывающий завод в Казахстане. Иллюстративное фото.

«Когда спрос на нефть падает, страны с небольшими издержками производства могут незаметно завладеть рынком», — пишет автор. Похоже, что сейчас такой стратегии придерживаются Объединенные Арабские Эмираты, что вытесняет с рынка страны с высокими издержками, полагает Bloomber. Производители, которые вовремя не диверсифицировали свою экономику, попадут в такую же ловушку, как Венесуэла, а их экономики «рухнут». Эта страна вынуждена разрушить собственную инфраструктуру, чтобы не останавливать поток нефтяных баррелей, говорится в статье.

Автор использует слово «каннибализм» (cannibalize), чтобы описать нынешнее тяжелое положение Венесуэлы. Он говорит, что правительство сдает на металлом трубы, чтобы отремонтировать изношенные нефтеперерабатывающие заводы.

Единственный способ спасти страны-экспортеры — это сократить предложение нефти на рынке, полагает автор, поэтому будущее стран с высокими производственными затратами, таких как Казахстан, «безрадостное».

Рабочие проводят ремонтные работы на нефтяной скважине. Кызылординская область. Иллюстративное фото.
Рабочие проводят ремонтные работы на нефтяной скважине. Кызылординская область. Иллюстративное фото.

Основная проблема, не позволяющая сокращать объемы предложения, — это большое количество нефтедобывающих стран и разный уровень их развития. Именно поэтому была создана ОПЕК (Организация стран — экспортеров нефти), которая производит 42 процента мировой нефти. Но между ее богатыми членами на берегу Персидского залива и членами с многочисленным населением, но с низким уровнем развития существует неприязнь. «По мере снижения спроса эта враждебность будет усиливаться», — считает автор.

По его словам, 1980-е годы, когда спрос на нефть долгое время оставался низким, стали серьезным ударом по экономике и политике стран, богатых месторождениями. «Это привело к резкому увеличению поставок из Саудовской Аравии, что в конечном итоге повлекло распад Советского Союза, войну в Персидском заливе 1990–1991 годов, гражданскую войну в Алжире и возникновение «Аль-Каиды», — пишет автор. Все эти потрясения связаны с продолжавшимся пять лет снижением потребления. «Трудно представить, каково будет падение [спроса] на нефть через тридцать лет», — говорит автор.

Падение цен на нефть. Автор карикатуры — Галым Смагулулы.
Падение цен на нефть. Автор карикатуры — Галым Смагулулы.

Это станет серьезным ударом для стран, которые продают добываемую с большими издержками нефть по высокой цене, «чтобы сохранить баланс своих бюджетов и текущих счетов». Поэтому крупные нефтяные компании, такие как Total SA, Exxon Mobil Corp. и Royal Dutch Shell, резко сократили добычу. «План BP по сокращению добычи на 40 процентов к 2030 году является ярким примером этой сложной экономической ситуации», — пишет Bloomberg.

ТИМУР КУЛИБАЕВ И «ЖИТЕЛИ В ГУСТОМ ДЫМЕ»

Автор издания The Diplomat Паоло Сорбелло пишет, что «получастные» нефтеперерабатывающие заводы в Казахстане и Узбекистане настолько близки к властям, что не соблюдают правил корпоративного управления и занимаются «хищническим» бизнесом.

«В августе Атырауский НПЗ (нефтеперерабатывающий завод) был проверен антимонопольными органами на предмет нарушения процедур прозрачности, что привело к росту производственных затрат и росту инфляции», — говорится в статье.

По словам автора, завод давно загрязняет окружающую среду, воздух и воду. Недавно здесь установили систему измерения загрязнения воздуха. В настоящее время за составом воздуха следят местные власти и общественные организации.

Только за последние несколько месяцев у жителей возник ряд опасений по поводу того, как работает нефтяная промышленность региона. В апреле возник пожар на Атырауском нефтеперерабатывающем заводе, а в сентябре в небе над Карабатанским месторождением поднялось большое количество черного дыма. Задымление было таким масштабным, что его заметили жители города Атырау в 60 километрах. Экологи говорят, что изучат количество вредных выбросов в атмосферу.

«Часто говорят, что один из богатейших бизнесменов страны Тимур Кулибаев, зять первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, связан с руководством завода», — пишет Сорбелло.

Тимур Кулибаев.
Тимур Кулибаев.

«Несмотря на дорогостоящий ремонт, Атырауский НПЗ продолжает загрязнять окружающую среду и поднимать цены из-за неофициальных сговоров», — резюмирует автор.

КАЗАХСТАН ЗАКРЫВАЕТ ГЛАЗА НА СИТУАЦИЮ В СИНЬЦЗЯНЕ»

На сайте американского ресурса Public Radio International опубликован подкаст, анализирующий «полные противоречий» отношения между Казахстаном и Китаем. Репортер издания, пообщавшись с бизнесменами, торговцами и представителями общественности в особой экономической зоне «Хоргос» на границе двух стран, которая считается «крупнейшим сухим портом», пришел к выводу, что «Казахстан вынужден закрывать глаза на нарушения прав человека в Китае из-за инвестиций в экономику».

«Проект «Один пояс — один путь», презентованный правительством Китая в 2013 году, охватывает 70 стран от Восточной Азии до Европы, образуя пояс между наземными и морскими путями, однако этот проект спровоцировал антикитайские настроения в стране», — пишет автор.

Акция против открытия китайских заводов в Казахстане. Актобе, 5 сентября 2019 года.
Акция против открытия китайских заводов в Казахстане. Актобе, 5 сентября 2019 года.

«Протестующие вынудили правительство Казахстана предоставить публичную информацию о китайских инвестициях. В 2019 году в правительстве заявили, что Китай выделит кредиты на общую сумму 27,6 миллиарда долларов на 55 проектов в Казахстане, половина из которых будет направлена в нефтегазовый сектор. Ряд демонстрантов потребовали приостановить некоторые из этих проектов», — пишет автор.

Тем не менее, как пишет репортер, в Казахстане есть люди, которые получают прибыль от китайского проекта и открывают собственное дело. Один из них — житель Алматы Алмас Чукин. Предприниматель говорит, что около десяти лет работает над ветроэнергетическим проектом. Бизнесмену удалось получить из Китая инвестиции, которых он ранее безуспешно пытался добиться в США и Европе. Сейчас он работает над проектом на основе ветровой энергии в Казахстане.

Автор также побеседовал с китайским торговцем по имени Ли Синь, у которого есть магазин в Хоргосе. «Торговля идет хорошо», — рассказал тот, отметив, что отношения с казахами «оставляют желать лучшего». «Есть необходимость в улучшении культурных связей между двумя народами», — считает Ли Синь.

По словам автора, один из наиболее острых вопросов между двумя странами — ситуация с правами человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, который граничит с Казахстаном. За последние три года правительство Китая заключило сотни тысяч мусульман-уйгуров и казахов в «лагеря перевоспитания» и другие места. Бывшие узники лагерей утверждают, что их пытали, кормили свининой и заставляли заучивать наизусть пропагандистские материалы.

Этническая казашка Гульзира Ауелхан, которая провела в заключении в Синьцзяне 15 месяцев, говорит, что изучала китайский язык и тратила по 45 минут в день на заучивание восхвалений в адрес Коммунистической партии и ее председателя Си Цзиньпина. Ее также заставляли шить перчатки на экспорт в Германию.

Гульзира Ауельхан.
Гульзира Ауельхан.

«Пережитое ею совершенно не согласуется с утверждениями Китая о том, что новый проект "Шелковый путь" будет взаимовыгодным», — пишет автор.

КАЗАХСКАЯ ДЕВУШКА ЗНАКОМИТ МИР С ДОМБРОЙ ЧЕРЕЗ INSTAGRAM

Американский журнал Vogue о моде, красоте и образе жизни обратил внимание на страницу в Instagram'е жительницы Нур-Султана Маржан Капсамат, которая нашла простой способ рассказать миру о казахских национальных костюмах и музыкальных инструментах.

В своих роликах 23-летняя Маржан в национальной одежде исполняет кюи на домбре в самых красивых местах Казахстана — в урочище Шымбулак близ Алматы, на розовом озере Кобейтуз в Акмолинской области и других местах.

Момент, когда Маржан Капсамат в национальных костюмах с орнаментами на лоне красивой природы исполняет кюй, «возрождает ностальгию по традиционной моде через новую эру и переносит домбру в цифровую эпоху», — пишет автор.

«Я стараюсь сниматься в роликах в национальных костюмах, чтобы передать дух и традиции нашего народа. Даже в повседневную одежду я добавляю элементы национального стиля», — говорит Маржан.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG