Доступность ссылок

Срочные новости

«Бардак» в банках и «подрезанная на корню» оппозиция Казахстана


Активист Жанболат Мамай и другие инициаторы создания Демократической партии Казахстана после возложения цветов к монументу Независимости. Алматы, 16 декабря 2019 года.

На уходящей неделе иностранные СМИ размышляли о шансах на появление в Казахстане сколько-нибудь систематизированной оппозиции, о глубинных причинах межэтнического конфликта в Жамбылской области и о ситуации в банковской сфере страны, которую охарактеризовали как «бардак», сохраняющийся несмотря на многомиллиардные вливания.

«ПРЕСЕЧЬ В КОРНЕ»

В международном онлайн-журнале Diplomat, специализирующемся на Азиатско-Тихоокеанском регионе, главный редактор Кэтрин Путц в статье «Казахстан в корне пресекает оппозицию? Аресты и поджог на пути сбора оппозиционных групп» рисует картину сложившейся в Казахстане ситуации в преддверии 22 февраля. На этот день две политические группы ранее намечали проведение митингов: инициаторы создания Демократической партии во главе с активистом Жанболатом Мамаем и движение «Демократический выбор Казахстана» Мухтара Аблязова, живущего за рубежом экс-банкира и оппозиционного политика.

В центре внимания Путц — происходящее вокруг Демпартии и людей, собиравшихся на ее учредительный съезд 22 февраля, накануне отмененный. Автор, в частности, рассказывает о лидере инициативной группы журналисте Жанболате Мамае, «в 2017 году судимом и признанном виновным в отмывании денег, в то время как его сторонники заявляют, что дело было политически мотивировано в связи с его критикой в адрес казахстанского правительства».

Съезда не будет. Создающие новую партию объявили об изменении планов (19 февраля 2020 года):

Съезда не будет. Создающие новую партию объявили об изменении планов
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:43 0:00

Участников намеченного съезда, пишет журналист со ссылкой на еще одного члена инициативной группы Талгата Аяна, было около 30 человек. Путц, называя Демпартию «зарождающейся оппозиционной группой», члены которой «имеют давнюю историю противостояния властям», сообщает о задержаниях, в том числе прямо на вокзале перед отправлением на съезд, и других препятствиях, которые, по словам активистов, им чинили власти. В результате, пишет Путц, ссылаясь на Аяна, 10 человек «были вынуждены отказаться от своих планов и решений из-за давления властей».

«У [любого] оппозиционного движения фактически нет шансов добиться официальной регистрации», — считает Путц, делая отсылку к требованиям, предъявляемым казахстанскими законами. «Демократическая партия Казахстана сталкивается с противодействием власти уже на этом этапе, когда ее "учредительный съезд" планировали посетить 30 человек. Каким образом ей когда-либо удастся достичь 40 тысяч членов, если ей не позволяют собрать даже 30?» — задается вопросом она.

Путц также называет «проблемной» дату 22 февраля, сообщая, что в этот день выходить на митинги «под флагом его запрещенной партии» казахстанцев призывал Мухтар Аблязов, «объект особой ненависти в Нур-Султане». Автор пишет, что, «по сообщениям, более 20 активистов были задержаны, многим были назначены краткосрочные наказания достаточной продолжительности, чтобы не пустить их на возможный митинг».

«Всё, что связано с Аблязовым, вызывает особую нервозность у казахстанских властей, и, возможно, запланированный Жанболатом Мамаем партийный съезд — не имеющий отношения к ДВК — пал ее жертвой. В любом случае, общая ситуация служит очередным подтверждением, что в Казахстане сложно организовать любую оппозицию, а властям — легко этому помешать», — делает вывод Путц.

«НЕМЫСЛИМЫЙ КОНФЛИКТ»

Французский журнал Le Point обращается к теме межэтнического насилия в Кордайском районе Жамбылской области: «В ночь на 8 февраля сотни казахов напали на населенное преимущественно дунганами село Масанчи приблизительно в 130 километрах от Алматы. Эти столкновения проливают свет на скрытую напряженность в этом многонациональном регионе», — пишет в своем репортаже Le Point.

Ночь погромов. Кровопролитие. Репортаж Азаттыка:

Ночь погромов. Кровопролитие
please wait

No media source currently available

0:00 0:15:33 0:00

Пересказывая историю переселения дунган в Центральную Азию на границу современных Казахстана и Кыргызстана в 19-м веке, Le Point пишет, что для этого народа, исповедующего ислам и говорящего на диалекте, представляющем собой смесь китайского и персидского языков, жизнь в регионе «была скорее спокойной по сравнению с репрессиями, которые вынудили их бежать из Китайской империи». Сейчас в Китае, утверждает журнал, «эта этническая группа численностью два миллиона человек — жертва репрессий, которым подвергаются мусульмане на западе Китая (в Синьцзяне. —​ Ред.)».

Но, пишет Le Point, «в Кыргызстане, как и в Казахстане, некоторые не скрывают своей неприязни, обвиняя дунган в том, что они, пользуясь своим общим с Китаем культурным и лингвистическим наследием, занимаются выгодной для себя торговлей».

Журнал вспоминает драку в 2013 году между дальнобойщиками-дунганами и водителями-кыргызами на пограничном пункте с Китаем, а также о конфликте в начале 2000-х годов, когда в Кыргызстане сельчане-кыргызы поджигали дома дунган.

Возвращаясь к Масанчи, Le Point упоминает предшествовавший столкновениям бытовой конфликт в качестве одной из причин кровопролития и утверждает, что этим событиям «способствовали призывы к насилию, в первую очередь в социальных сетях и мессенджерах». В качестве примера журнал приводит «широко циркулировавшие в мессенджерах утверждения лингвистического толка, согласно которым дунгане в быту отдают предпочтение дунганскому и русскому, а не казахскому языку».

Согласно репортажу, в Масанчи «до конца не исчезли следы насилия, но казахстанские власти, всегда хваставшиеся гармонией в стране, где, как утверждает министерство иностранных дел, в согласии проживает более ста национальностей, пытаются восстановить подобие нормальности». Тем не менее, пишет Le Point, в селе сохраняются «осязаемые обида и ярость».

На сайте англоязычного ресурса Eurasianet политолог Ребекка Фрадкин, эксперт по вопросам национальной безопасности, авторитаризма, религии и политики, делится размышлениями о том, «как Казахстан ставит под угрозу этническое согласие». На основе событий в Масанчи Фрадкин утверждает, что «уязвимое межэтническое согласие в стране, возможно, подрывают перемены в том, как казахстанские власти решают вопросы ислама».

Как пишет эксперт, несмотря на то что власти Казахстана «любят похвастать спокойствием и терпимостью своей страны, вспышки межэтнического насилия в последние годы, в том числе атака на дунган в этом месяце, ставят эти утверждения под сомнение». По словам Фрадкин, после развала Советского Союза режиму удавалось «строить гражданскую национальную идентичность на основе общих ценностей, в том числе этнического разнообразия». По ее мнению, последнюю вспышку насилия следует изучать в контексте «меняющейся политики Нур-Султана в отношении этносов и религии», поскольку в этой сфере власти «начали делать упор на казахскую идентичность».

Фрадкин считает, что режим стремится контролировать религиозную деятельность, в частности, чтобы не дать возникнуть в стране «оппозиции, основанной на связях с наиболее распространенной религией — исламом». В целях контроля, пишет эксперт, власти налагают всё большие ограничения на религиозные свободы, а тех, кто «выходит за пределы одобренного религиозного выражения, причисляют к экстремистам». При этом, считает политолог, утверждается, что экстремизм «вызван исключительно иностранным влиянием».

По словам Фрадкин, «создание казахстанской идентичности в этой риторике делает всё больший акцент на казахской нации». Она, в частности, приводит в пример то обстоятельство, что в мечетях, посещаемых представителями этнических меньшинств, «имамы последовательно являются представителями других этносов, преимущественно казахами, что служит источником скрытого негодования». Фрадкин также напоминает, что с 2012 года пятничные молитвы в мечетях должны были вестись исключительно на казахском языке. «В 2015 году была разработана процедура, позволившая некоторым мечетям просить о чтении молитв на русском. Но другие языки не получили одобрения», — пишет политолог.

На основе этих и других примеров Фрадкин делает заключение, что религиозная политика властей Казахстана не является «вдумчивой», когда дело касается этнической идентичности. «Если Казахстан не изменит курс и не начнет вновь делать упор на многонациональности как в своей риторике, так и на практике, конфликты, подобные недавним столкновениям между казахами и дунганами, могут участиться», — считает эксперт.

«НЕИЗЛЕЧИМЫЕ БАНКИ»

«После десятилетия усилий и 18 миллиардов вложенных государством средств в казахстанском банковском секторе всё еще царит бардак», — таким утверждением открывается статья агентства Bloomberg.

«Широко распространенное взяточничество в казахстанской банковской системе привело к накоплению очень большого количества проблемных займов», — приводит агентство слова Аннетты Эсс из рейтингового агентства S&P Global Ratings. Bloomberg также ссылается на Нацбанк страны, который в 2018 году признал, что «недобросовестные методы кредитования остаются системными и широко распространенными».

Агентство Bloomberg изучает кейс Банка ЦентрКредит, «одного из старейших в стране», сообщая, что трудности этого финансового института — «показательный пример» в финансовой системе страны. Банк ЦентрКредит получил 60 миллиардов тенге государственных вливаний в 2017-м; в 2018 году S&P Global Ratings снизила его прогноз до негативного. Как пишет Bloomberg, «теперь ЦентрКредит находится под следствием департамента по экономическим преступлениям министерства финансов из-за предполагаемого недобросовестного финансирования с участием председателя совета директоров Бахытбека Байсеитова».

Bloomberg описывает обстоятельства дела, связанного с бизнесменом Бекжаном Кульбаевым, который обвинил банк в том, что его перед выдачей кредита на шесть миллионов долларов для покупки нефтяной компании якобы заставили взять другой кредит в таком же размере и передать его двум компаниям, «выбранным Байсеитовым». В ЦентрКредите отвергли эти обвинения.

Кульбаев заявил также, что его нефтяная компания «Фламма» в декабре прошлого года получила уведомление от ЦентрКредита о необходимости выплатить заём раньше графика, поскольку фирма якобы просрочила платеж. Кульбаев, пишет Bloomberg, заявил, что «банк искусственно создал условия с тем, чтобы помешать выплате кредита и забрать его активы».

По информации агентства, изначально Нацбанк и МВД отказались проводить расследование и дело «о злоупотреблении полномочиями» было возбуждено только после вмешательства генеральной прокуратуры. Bloomberg’у не удалось получить подробности о ходе дела.

Сам Кульбаев заявил, что направил шесть миллионов, взятых в ЦентрКредите, компаниям Mangystau Oil Resources (4,8 миллиона долларов) и TP Energy (1,2 миллиона долларов) якобы за оказание услуг и поставку оборудования. В этих компаниях, пишет агентство, отрицают связь с председателем совета директоров ЦентрКредита Байсеитовым и другими членами правления банка. Mangystau Oil Resources, утверждает агентство, была создана за три недели до получения денежных средств.

В Банке ЦентрКредит Азаттыку сообщили, что изложенные в публикации Bloomberg «факты не соответствуют действительности». Пресс-служба банка в электронном письме в адрес редакции пишет, что ЦентрКредит обратился в агентство Bloomberg «с настоятельной просьбой провести объективное рассмотрение данного дела, выразив свою готовность предоставить всю необходимую информацию».

В заключение материала Bloomberg упоминает, что в этом месяце Нацбанк Казахстана должен вынести заключение о качестве индивидуальных займов в казахстанских банках. По мнению Bloomberg, каким бы ни было это заключение, будет уместно вспомнить слова президента страны Касым-Жомарта Токаева, в прошлом месяце заявившего, что «для оживления экономики работа казахстанских банков нуждается в срочных улучшениях как части более глубокой и радикальной реформы. В противном случае последствия могут быть серьезными».

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG