Доступность ссылок

Не все родственники погибших в результате прорыва плотины в селе Кокпекты решили взыскивать моральный ущерб за смерть своих близких. Те же, кто подал в суд, называют «унизительным» доказывание этого ущерба.

В результате трагедии в селе Кокпекты в 2014 году погибли пять человек. Родственники некоторых из них подали в суд, требуя возместить им моральный ущерб. Ответчиков трое: бывший арендатор водохранилища Владимир Крючков, экс-начальник Бухар-Жырауского районного отдела по чрезвычайным ситуациям Ришат Жантуликов и бывший аким села Кокпекты Бакытжан Смаилов. Решение по некоторым искам было вынесено в начале июля, и оно вряд ли такое, как ожидали родственники пострадавших.

ДВА МИЛЛИОНА ЗА СМЕРТЬ ДВУХ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ

Сара Акенова, подав в суд, не смогла добиться полного возмещения ущерба, причиненного ей и ее семье в ночь на 31 марта 2014 года, когда село Кокпекты накрыло почти двухметровой волной с мощными кусками льда в результате прорыва плотины. Погибли 89-летний отец Сары Ташибай Ногаев и 52-летняя сестра Шолпан Ногаева: их смыло волной, когда они пытались спастись от наводнения, выйдя из дома на улицу. Их тела обнаружили утром в огороде Сары Акеновой, дом которой располагался через речку. Женщина до сих пор не может прийти в себя после случившегося. Она и ее муж тогда выжили, но спасти отца с сестрой, живущих на противоположном берегу, не смогли.

Морально мне тяжело было доказывать, что я пережила, потеряв родных, лишившись всего имущества. А теперь мне еще и материально тяжело: до сих пор выплачиваем несколько кредитов, взятых на восстановление дома.

— У меня была истерика. Я с ума чуть не сошла. До сих пор от страха просыпаюсь по ночам, а в голове слышатся голоса. Мне тяжело говорить на эту тему. По этой причине я не смогла ездить на суды, а доверила это адвокату. Морально мне тяжело было доказывать, что я пережила, потеряв родных, лишившись всего имущества. А теперь мне еще и материально тяжело: до сих пор выплачиваем несколько кредитов, взятых на восстановление дома. Ремонт еще нужно доделать и мебель купить, даже кровати нет, — говорит репортеру Азаттыка Сара Акенова.

Приговоренный к трем годам тюрьмы Владимир Крючков дает комментарии после оглашения приговора. Село Ботакара в Бухар-Жырауском районном суде Карагандинской области. 20 июня 2016 года.
Приговоренный к трем годам тюрьмы Владимир Крючков дает комментарии после оглашения приговора. Село Ботакара в Бухар-Жырауском районном суде Карагандинской области. 20 июня 2016 года.

За смерть двух родных людей и свои страдания Сара Акенова просила суд взыскать с ответчиков пять миллионов тенге морального ущерба. Материальный ущерб она оценила в более чем два миллиона тенге. Однако суд лишь частично удовлетворил ее исковые требования: взыскать в солидарном порядке с Ришата Жантуликова и Бакытжана Смаилова сумму морального вреда в размере двух миллионов тенге. Во взыскании морального вреда с Владимира Крючкова суд отказал. В удовлетворении исковых требований в части взыскания материального ущерба суд тоже отказал.

«ЭТО ТЯЖЕЛО И УНИЗИТЕЛЬНО»

У Надежды Скибицкой, чей сын погиб, спасая детей во время наводнения в селе, на днях также завершился суд по рассмотрению ее гражданского иска. Женщина недовольна тем, как ей пришлось доказывать ущерб. Изначально пенсионерка заявляла в иске сумму в 18 миллионов тенге за причиненный моральный вред и материальный ущерб. Однако в суде она не смогла доказать необходимость именно такой суммы. Надежда Скибицкая, как и многие другие потерпевшие, считает, что за смерть людей так никто и не ответил. Женщина считает, что родственники погибших имеют полное право требовать хотя бы взыскания морального ущерба.

Я уже сказала в суде, что готова отказаться от всего, только верните мне моего сына!

— Было очень тяжело и унизительно доказывать ущерб. Мне такие унизительные вопросы задавали, было очень неприятно. Пришлось несколько раз снижать сумму иска, высчитывать всю оказанную казахстанцами помощь, даже помощь друзей и коллег. Но я же требую взыскать ущерб с виновных лиц! При чем здесь другие люди? Не выдержав, я уже сказала в суде, что готова отказаться от всего, только верните мне моего сына! Тот миллион тенге, который Крючков дал после трагедии, тоже отминусовала. Это ничто по сравнению с тем, что я потеряла сына, здоровье, имущество, — говорит Азаттыку Надежда Скибицкая.

В итоге суд решил взыскать по 500 тысяч тенге морального вреда с Бакытжана Смаилова и Ришата Жантуликова. С Владимира Крючкова суд не стал взыскивать моральный ущерб. Пожалуй, это одни из немногих судебных процессов, завершившихся в пользу потерпевшей стороны, пусть даже и не в полном объеме.

Новые дома в селе Кокпекты, где в марте 2014 года произошло сильное наводнение из-за прорыва Кокпектинской плотины. 20 июня 2016 года.
Новые дома в селе Кокпекты, где в марте 2014 года произошло сильное наводнение из-за прорыва Кокпектинской плотины. 20 июня 2016 года.

Родственники Евдокии Ромащенко — еще одной погибшей пожилой женщины — не стали судиться. Чудом выживший вдовец, по словам его дочери, до сих пор пребывает в стрессе и по состоянию здоровья не может ходить по судам. Не подавался иск о возмещении ущерба и со стороны близких погибшей 88-летней женщины М. Нагибиной. Выяснилось, что через какое-то время после гибели этой престарелой женщины умерла ее дочь. Остался ли в селе кто-то из ее родственников — неизвестно.

ОТВЕТЧИКИ ИСК НЕ ПРИЗНАЮТ

Все трое ответчиков не согласны с заявленными исковыми требованиями. Они просили отказать в удовлетворении иска ввиду недоказанности суммы ущерба. Владимир Крючков и его представитель не согласны с предъявленными многомиллионными суммами. В неоднократных комментариях репортеру Азаттыка его представитель Инна Ворова говорила, что «он сделал всё возможное и невозможное, чтобы сначала предотвратить, а потом максимально снизить ущерб, подключал людей и технику, оказывал материальную помощь пострадавшим».

Подтопленная улица в селе Кокпекты Карагандинской области. 28 марта 2017 года. Фото прислали жители села.
Подтопленная улица в селе Кокпекты Карагандинской области. 28 марта 2017 года. Фото прислали жители села.

Крючков, еще не будучи подозреваемым, выделил по одному миллиону тенге каждой из пяти семей, в которых погибли люди. Кстати, именно этот факт и учитывался при вынесении решения по гражданским делам. Суд посчитал требования родственников погибших к Крючкову о возмещении морального вреда в денежном выражении необоснованными и не подлежащими удовлетворению «в связи с добровольным их исполнением». С двух других ответчиков — Смаилова и Жантуликова — суд постановил взыскать моральный ущерб, но в значительно меньшей сумме, чем требовали истцы.

Ответчик Крючков, считая себя обязанным, действуя добросовестно, принял определенные меры к заглаживанию отчасти своей вины, в том числе к возмещению морального вреда перед родными погибших.

«Ответчик Крючков, считая себя обязанным, действуя добросовестно, принял определенные меры к заглаживанию отчасти своей вины, в том числе к возмещению морального вреда перед родными погибших» — так выглядела мотивировочная часть по одному из судебных решений.

В числе ответчиков также были заявлены аким Бухар-Жырауского района Карагандинской области и государственное учреждение «Департамент по чрезвычайным ситуациям Карагандинской области». Их представители тоже не признали исковые требования, просили в удовлетворении отказать, мотивировав это тем, что являются ненадлежащими ответчиками. Суд, вынося решение, указал, что их вина в затоплении села Кокпекты в результате прорыва дамбы водохранилища в уголовном порядке не установлена, поэтому иск признан необоснованным.

В ночь на 31 марта 2014 года, когда произошел прорыв Кокпектинской плотины, погибли пять человек, десятки людей получили различные травмы. Было подтоплено 323 дома, из которых 50 домов снесено полностью, а в соседнем поселке Рабочий было повреждено 21 домостроение, снесено девять домов. Большинство сельчан еще восстанавливают свои дома, жалуясь на нехватку средств, многие говорят, что подорвали здоровье и испытывают стресс.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG