Доступность ссылок

Срочные новости:

О ядерной безответственности, «политической зависимости» и рамках «интересов ребенка» в Казахстане


Атомная электростанция. Иллюстративное фото

Какова связь между безопасностью в атомной энергетике и сильным гражданским обществом? Почему правительство Казахстана не выполнило обещание, данное весной этого года по меморандуму со Сбером? Как власти намерены «уговорить» компании, владеющие соцсетями, принять цензуру? Эти и другие вопросы обсуждали на уходящей неделе международные СМИ.

Diplomat проанализировал первопричины протестов против инициативы по строительству АЭС в Казахстане. Автор, докторант Утрехтского университета в Нидерландах Назира Кожанова, особо выделяет проблемы прозрачности и коррупции в отрасли.

«Основные вопросы, влияющие на безопасность ядерной энергетики, — это подотчетность и прозрачность, которые являются давними проблемами в Казахстане», — пишет автор.

После катастрофы на АЭС «Фукусима» в Японии в 2011 году коррупция в сфере ядерной энергетики стала одной из часто обсуждаемых тем, пишет Кожанова.

«Представители гражданского общества [в разных частях мира] взяли на себя механизмы контроля над ядерными рисками», — пишет автор, добавляя, что привлечение к мониторингу людей, не относящихся к отрасли, «поможет предотвратить некоторые ошибки».

«Участие общественности играет ключевую роль в обеспечении безопасности атомных электростанций», — добавляет она.

Это также важно при управлении ядерными отходами, поскольку данная индустрия «оказывает длительное негативное воздействие на окружающую среду».

Между тем, считает эксперт, в Казахстане, помимо существования проблем прозрачности и подотчетности, также ограничено участие гражданского общества. «Закон разрешает акции протеста только с предварительного согласия местных властей и строго ограничивает это участие».

В пример эксперт приводит ситуацию вокруг противников планов по засыпке озера в Нур-Султане и строительству на его месте жилого комплекса.

«Пример Малого Талдыколя показывает, что упомянутые в новом экологическом кодексе механизмы участия имеют много недостатков. Встречи рабочих групп с участием независимых экспертов могут быть бессистемными или неожиданным образом прерываться без предоставления необходимых документов, без научного обоснования или с ложными обещаниями», — пишет автор.

«Место, где у коррупции есть свое правительство». На Reddit’e обсуждают засыпку Малого Талдыколя

«Место, где у коррупции есть свое правительство». На Reddit’e обсуждают засыпку Малого Талдыколя
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:41 0:00

«Систематическое преследование гражданского общества не позволяет людям в полной мере участвовать [в контроле над атомными электростанциями], а сама возможность участия ограничена законом».

По словам автора, «отказ» президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева от инициативы провести референдум о строительстве АЭС также «означает, что у общественности нет возможности участвовать в обсуждении».

«Учитывая широкий спектр проблем в Казахстане, таких как коррупция и прозрачность правительства, у страны не может быть такого же уровня ответственности за ядерную безопасность, как в Европейском союзе», — резюмирует автор.

КТО-ТО ИЗВИНЯЛСЯ И ОБЕЩАЛ

«План Казахстана по переносу системы электронного правительства, которая получила положительную оценку, на систему, разработанную в России, но еще не прошедшую тестирование, взбудорожал IТ-сектор страны в Центральной Азии» — так начинается статья Eurasianet, анализирующая меморандум, подписанный Казахстаном и российской компанией «Сбер».

По словам автора, эксперты «обеспокоены безопасностью системы и недовольны тем, что эту работу не поручили отечественным специалистам».

В рейтинге ООН по качеству государственных онлайн-услуг Казахстан занимает 11-е, Россия — 36-е место из 193 стран, отмечает автор, добавляя, что соглашение, «спущенное сверху», вызвало сильное недовольство.

В апреле этого года проект меморандума был случайно обнародован на государственном портале, где публикуются основные документы и законопроекты, после чего его резко раскритиковали в Национальной палате предпринимателей «Атамекен» и IT-сообщество. Они назвали российскую платформу «финансово рискованным проектом» и предупредили, что «в случае перехода на эту систему около пяти тысяч местных специалистов останутся без работы, что вынудит их эмигрировать».

«Правительственные чиновники извинились, и министр пообещал, что любое соглашение будут выставлять на тендер. Этого не произошло. О меморандуме люди узнали только после его подписания 3 сентября», — пишет автор.

Президент Ассоциации ІТ-компаний Нурлан Исин заявил, что в случае запуска проекта Казахстан «потеряет свой цифровой суверенитет».

Экономист Центра стратегических исследований Олжас Кудайбергенов сказал, что от этого проекта исходит угроза «стать политически зависимыми от России».

«Это политическое решение, а не экономическое. Как минимум, код должна писать казахстанская ІТ-индустрия. [Это] немного снизит риск, и отрасль получит опыт внедрения больших платформ», — заявил он.

«НОВАЯ МЕРА ПО ОГРАНИЧЕНИЮ СОЦСЕТЕЙ»

В статье, опубликованной на Global Voices, главный редактор этого ресурса Паоло Сорбелло назвал инициативу депутатов внести поправки в закон о правах ребенка новой из серии мер «по ограничению и контролю активности в социальных сетях».

В мажилисе рассматривается законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан о защите прав ребенка», вызвавший бурную дискуссию в обществе. Проект внесли депутаты от партии власти «Нур Отан» Айдос Сарым и Динара Закиева. Они пытаются убедить общественность в том, что документ поможет защитить детей от буллинга в интернете.

«В Казахстане широко распространен интернет, а традиционные СМИ не вызывают большого доверия, поэтому WhatsApp, Messenger и Instagram Facebook’а, а также такие сервисы, как Telegram и Signal, служат основными средствами связи, распространения информации и, в некоторых случаях, мобилизации», — пишет автор.

По его словам, если закон вступит в силу, интернет-компании должны будут «удалять контент, который местные власти сочтут опасным для детей, в течение 24 часов». Если это требование не будет выполнено, платформы могут «полностью отключить».

Кроме того, социальные сети будут обязаны открывать представительства в Казахстане.

По словам правозащитницы Татьяны Чернобиль, этот проект позволит государству иметь еще больший контроль над системой коммуникаций.

«Эти изменения обширны и выходят за рамки интересов ребенка. На самом деле практически всё в интернете можно связать с защитой интересов детей», — говорит она.

После того как нижняя палата парламента одобрила законопроект в первом чтении, международная правозащитная организация Freedom House опубликовала очередной годовой отчет о свободе интернета, в котором Казахстан вновь был указан как «несвободная страна».

«Власти также используют нетехнические методы для избавления от контента. К примеру, на средства массовой информации оказывают давление с целью удаления определенных материалов, а также обращаются с жалобами к платформам международных социальных сетей», — говорится в докладе.

«Аналогичное правило, направленное на контроль над социальными сетями, было принято в России в феврале этого года. Такой массовый контроль может привести к жестким мерам по отношению к социальным сетям, которые не хотят поддаваться государственной цензуре», — заключает автор.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG