Доступность ссылок

Срочные новости

«Обычные дети сюда не поступят». Создают ли «элитные» школы социальное неравенство?


Урок в первой британской частной школе, открытой в Центральной Азии в Алматы 1 сентября 2008 года.

Около 70 тысяч из почти трех с половиной миллионов казахстанских школьников, или два процента, обучаются в специализированных школах, в которые детей принимают на конкурсной основе. На учеников таких образовательных учреждений, например, Назарбаев Интеллектуальные школ, тратится в шесть раз больше государственных средств, чем на учащихся обычных средних школ. Родители не жалеют денег на то, чтобы их дети могли поступить в такие учебные заведения. Эксперты говорят, что возникающая при поступлении конкуренция создает социальное неравенство.

«СРЕДНИЕ ШКОЛЫ НЕ ДАЮТ КАЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ»

11-летняя жительница Актобе Бота, по словам ее мамы Гулим (имя изменено по ее просьбе. – Ред.), трудилась изо всех сил, чтобы в новом учебном году сменить школу. В седьмой класс она пошла в Назарбаев Интеллектуальную школу (НИШ), где дети учатся на основе образовательных грантов, а сама она финансируется из республиканского бюджета.

– Школа обеспечивает всем. Выдает форму, кормит детей. Более того, там конкурентная среда. В прежней школе дочери дети учились, не соревнуясь. Моя дочь готовилась весь год. Пять дней проводила в интернате. В субботу утром ходила на занятия по математике, днем – на урок английского. В воскресенье спала до полудня, а вечером возвращалась в интернат. Она отдыхала всего по пять часов в неделю в течение года. Мы ей предлагали оставить, если тяжело, но она решила продолжить заниматься. Проявила терпение. Сколько детей соревнуются за место в Назарбаев школе?! – говорит Гулим.

По словам женщины, поступление в Назарбаев школу не только стоило огромных усилий ребенку, но и обошлось в серьезную сумму ее семье, в которой подрастает четверо детей.

– Мы экономили [в течение года]. Конечно, частные уроки были очень дорогими. Мы прекратили покупать себе одежду, ходить в кафе и тратить деньги, – говорит женщина.

Назарбаев интеллектуальная школа в Казахстане, где на каждого ребенка в год тратят 1,6 млн тенге, что в шесть раз больше, чем траты на "обычного ребенка" в обычной школе...
Назарбаев интеллектуальная школа в Казахстане, где на каждого ребенка в год тратят 1,6 млн тенге, что в шесть раз больше, чем траты на "обычного ребенка" в обычной школе...

В более чем семи тысячах средних школах страны обучается не менее 3,4 миллиона детей. В спецшколах – 68 тысяч. Это означает, что образование в спецшколах, в которые дети попадают методом отбора, получает только два процента всех учащихся в Казахстане.

По данным министерства образования и науки, в Казахстане функционирует 131 специализированное учебное заведение. В августе репортер Азаттыка направил официальный запрос в два из них – лицей «Билим-Инновация» и Назарбаев Интеллектуальную школу – с просьбой предоставить информацию о количестве учеников и другие данные. В «Билим-Инновация» поинтересовались целью запроса. Два месяца спустя ответ все еще не предоставили.

По данным НИШ, количество желающих поступить туда (в нее принимаются шестиклассники на конкурсной основе. – Ред.) растет с каждым годом. В 2016 году абитуриентов, сдавших вступительные экзамены, насчитывалось 16 тысяч, в этом году их число превысило 20 тысяч, сообщили в НИШ.

Директор республиканского центра Qazbilim Аятжан Ахметжанулы рост числа желающих поступить в спецшколы считает логичным.

— Есть стремление к знаниям. Родители сравнивают качество обучения в обычных и специализированных школах, преподавание английского языка, материальное положение. Средние школы не дают качественного образования. Есть школы, где дети учатся в три смены, есть аварийные, проблемы с кадрами, не хватает материальной базы. В Назарбаев Интеллектуальных школах и лицеях «Билим-Инновация» дети учатся в одну смену. В классах всего по 24 ученика. В обычных школах количество детей в одном классе превышает 30. В столице нет односменных школ, кроме частных. В Казахстане не так много специализированных школ. Спрос будет только возрастать, – говорит Ахметжанулы.

... а это школа № 49 в Уральске, куда весной дети добирались в длинных резиновых сапогах. Уральск, 4 марта 2020 года.
... а это школа № 49 в Уральске, куда весной дети добирались в длинных резиновых сапогах. Уральск, 4 марта 2020 года.

Жительница Нур-Султана Енлик Бериш, преподающая казахский язык в центре по подготовке детей к вступительным экзаменам в спецшколы, добавляет, что уровень образования детей из обычных школ «низкий».

— Ученики шестых классов рассказывают о том, что они видят в школе. Есть школы, в которых в одном классе обучается по 40 детей. Классов очень много. Родители видят, что их дети не получают должного образования, и начинают отдавать их на дополнительные занятия, – говорит Бериш.

В ответе Азаттыку министерство образования и науки Казахстана отрицает, что рост спроса на спецшколы может быть вызван низким качеством образования в обычных средних школах.

— Они [родители] хотят дать своим детям углубленное образование на английском языке, – говорят в министерстве.

По данным министерства, специализированные учебные заведения работают над более полным развитием потенциала «одаренных детей», а разницу в качестве образования в общеобразовательных и специализированных школах объясняют спецификой «учебной нагрузки». «В [специализированных школах] дети углубленно изучают основы естественных наук», – заявили в министерстве.

«ДЛЯ ВСЕХ ДЕТЕЙ ДОЛЖНЫ СОЗДАВАТЬСЯ РАВНЫЕ УСЛОВИЯ»

Согласно республиканскому бюджету Казахстана на 2020-2022 годы, в этом году для Назарбаев Интеллектуальных школ предусмотрено более 25 миллиардов 416 миллионов тенге госсредств. На каждого из более чем 15 тысяч учеников существующих в стране 20 НИШ за год выделят около 1,6 миллиона тенге.

По данным финансового центра при министерстве образования и науки, в этом году на одного ученика средней школы по стране выделено в шесть раз меньше средств – около 270 тысяч тенге.

Айгерим Куанышбаева, учитель казахского языка и литературы Назарбаев Интеллектуальной школы химико-биологического направления в Алматы, устроилась туда пять лет назад по окончании университета. Сделать это, по ее словам, непросто – происходит многоэтапный отбор.

В эти школы приходят высококвалифицированные учителя, и я стала учиться у них, развиваться. Учительская среда здесь способствовала моему росту.

— Принимают учителей на основе тестирования и творческих экзаменов. Учителя, сдавшие экзамен, принимаются на работу после интервью с директором. Помимо квалификационных тестов учителя должны сдавать такие тесты, как KAZTEST по казахскому языку и IELTS и APTIS по английскому языку. Каждый тест действителен от двух до трех лет. В эти школы приходят высококвалифицированные учителя, и я стала учиться у них, развиваться. Учительская среда здесь способствовала моему росту. Я не жалею, что пришла, – говорит она.

В рамках пилотного проекта Куанышбаева посещает сельские, районные школы, организует различные мероприятия.

— Когда я увидела другие школы, подумала, что было бы хорошо, если бы во всех школах были такие же условия, как у нас. Если бы в каждом кабинете были интерактивные доски, мы смогли бы дать школьникам знания в интересной и доступной форме. Может, тогда молодые и сильные профессионалы пойдут работать в обычные школы. [Сама] я училась в сельской школе, в седьмом классе приехала в город, чтобы получить хорошее образование. Всем детям необходимо создавать одинаковые условия. В первую очередь, в образовании должна быть справедливость, – говорит она.

«ОБЫЧНЫЕ ДЕТИ ПОСТУПИТЬ НЕ СМОГУТ»

По данным администрации Назарбаев Интеллектуальной школы, средний балл учащихся, сдававших вступительные экзамены, неуклонно растет на протяжении последних пяти лет. Например, на экзамене, где максимальное количество баллов – 1300, школьники набрали в среднем 543 балла в 2016 году и 604 балла в 2020 году.

По мере усиления конкуренции при поступлении в специализированные школы увеличивается количество центров, в которых шестиклассников готовят к вступительным экзаменам. Их точное количество в Минобразования назвать не смогли.

По словам учителей, маловероятно, что у детей, не посещавших подготовительные курсы, есть шансы на поступление.

Если ребенок не гениален, он не сможет поступить в школу без дополнительной подготовки.

— Если посмотреть на поступивших, то это дети, которые ходили в учебные центры. Если ребенок не гениален, он не сможет поступить в школу без дополнительной подготовки. Среднемесячная стоимость обучения на таких курсах в Нур-Султане составляет 80 тысяч тенге. Каждый второй ходить на такие курсы не может, – говорит Енлик Бериш.

Но поступление не гарантируют и дорогостоящие платные курсы по подготовке к вступительным экзаменам. В этом на своем опыте убедилась 35-летняя жительница Шымкента Ляззат Калдарбекова, надеявшаяся устроить сына.

— В школе была слабая подготовка, поэтому он в течение года ходил на курсы по подготовке к поступлению в НИШ. Платили 54 тысячи тенге в месяц. Он учился с двойной нагрузкой с утра до вечера. Пропускал занятия в школе, чтобы готовиться. Назарбаев Интеллектуальной школе, куда в этом году поступал мой сын, дали меньше грантов, чем в прошлом году, в резерве оставили 23 ученика, в том числе и моего сына. В результате у моего сына снизилась мотивация, – говорит женщина.

По данным НИШ, из городских школ к ним поступает в 11 раз больше учеников, чем из сельской местности. В этом году в школу приняли 243 ученика из сельских и 2 709 учеников из городских школ.

Учитель из Актобе Салим Койшыбай занимается репетиторством – готовит детей к экзаменам в спецшколах. «Обычные дети поступить не смогут», – говорит он, особенно, если это школьники из сельской местности.

– В прошлом году я был в командировке в селе Туйык Кегенского района Алматинской области. Там насчитывается около 200 домов. Практически нет интернета и связи. В школе нет учителя физики. Этот предмет преподает учитель информатики. Дети по-прежнему вынуждены учить французский язык, потому что учителя английского тоже нет. Ситуация как 80-е. Жалко детей. Расстояние от Алматы до Туйыка – 400 километров. Село словно живет в параллельном мире. В городах те, у кого есть деньги, отправляют детей на дополнительные занятия. Тогда, конечно, в спецшколы поступят не дети из Туйыка, а городские дети, – говорит он.

По словам Койшыбая, вопросы экзаменов в специализированных школах вынуждают ребенка учиться дополнительно.

– В этом году вступительный экзамен прошел 14 марта. В прошлом году проходил 4 марта. В тесте есть вопросы по темам, которые дети проходят в мае и апреле. По программе индивидуального обучения мы до нового года заканчиваем программу шестого класса. Например, без специальной подготовки невозможно поступить в лицеи «Билим- инновация», потому что в их тестах есть вопросы по логике. А логику в школе не учат. Мы находим турецкие учебники и обучаем по ним. Дети, которые приходят в центр, – это дети, которые могут оплатить курсы, – говорит педагог.

По словам Нурлана Имангалиева, специалиста по подготовке учителей, в странах развитой системой образования ученик оканчивает ту школу, в которую пошел в первый класс.

– В Финляндии почти нет специальных школ. Они говорят: «Лучшая – это ближайшая школа». То есть выбирают не по рейтингу, а по расположению, потому что качество всех школ одинаковое. Особо одаренным детям предложат другую программу и дополнительные задания. Такая же ситуация создается для детей с ограниченными возможностями, – говорит Имангалиев.

Однако, по мнению специалиста, в связи с ситуацией в сфере образования в Казахстане специальные школы для раскрытия потенциала одаренных детей - это необходимость.

Если каждая школа станет инклюзивной, то любой ребенок сможет учиться в любой школе. К сожалению, условий для этого пока нет.

– В Казахстане считается, что система инклюзивного образования распространяется только на детей с ограниченными возможностями. По сути, согласно системе инклюзивного образования, и дети с ограниченными возможностями, и одаренные дети должны иметь возможность учиться в одной школе и получать необходимое образование. Если каждая школа станет инклюзивной, то любой ребенок сможет учиться в любой школе. К сожалению, условий для этого пока нет. Поэтому есть тенденция отбора учеников. В целом, я не полностью поддерживаю выборочное обучение детей, но считаю, что это пока правильно. В противном случае они не смогут реализовать свой потенциал. Если их отправят в обычную школу, они не смогут развиваться, – говорит он.

По словам Имангалиева, центры подготовки к вступительным экзаменам повышают средний балл учеников и усиливают конкуренцию за гранты. Все это в итоге еще больше усугубляет существующий разрыв между школьниками.

– Если вступительные экзамены в специализированные школы находятся не на том уровне, на котором ребенок может подготовиться самостоятельно и если на вступительных экзаменах проверяется готовность к ним, а не IQ ученика, его личные способности, то количество центров [по подготовке к поступлению в лучшие школы] увеличится. Отправлять детей на дополнительные курсы могут только родители с деньгами. Их дети смогут ходить на такие курсы и повышать уровень. Малообеспеченный ученик, каким бы талантливым он ни был, не сможет развить свои способности. Это может привести к социальному неравенству, – заключает Имангалиев.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG