Доступность ссылок

Опаснее диверсии может быть только «тяжкий вред», нанесенный «интересам родины».

Уголовный кодекс превращается в абсолютную дубинку против инакомыслящих. Раньше такая тенденция тоже наблюдалась, но теперь это стало совсем уж показательно. Одно из последних и ярких свидетельств — «довесок» к статье 184 УК РК («Диверсия»), которую тоже успели ужесточить в конце декабря 2016 года. Теперь она предусматривает 15–20 лет строгого режима или смертную казнь с конфискацией имущества. Казалось бы, какое еще более серьёзное наказание можно выдумать, но наши «законники» в очередной раз доказали, что нет пределов совершенству правового безумия.

Итак, теперь может появиться и, вероятно, появится в каком-либо виде новая статья — 184-1. Звучит она очень грозно и вместе с тем достаточно размыто: «Причинение тяжкого вреда жизненно важным интересам Республики Казахстан, а равно создания угрозы существования и стабильному развитию государства и общества». Потенциальный подсудимый по этой статье может не только быть осуждённым на 20 лет казахстанских тюрем или «пущен в расход», но ему может грозить лишение гражданства.

Эта норма опять чуть было не проскочила незамеченной, но ее выудил Джохар Утебеков — адвокат, «которому больше всех надо».

Эта норма опять чуть было не проскочила незамеченной, но ее выудил Джохар Утебеков — адвокат, «которому больше всех надо». Кстати, ресурс, на котором можно было ознакомиться с этой и другими поправками, оказался недоступен с понедельника, что лишний раз доказывает «секретность» операции по усилению репрессивного аппарата и расширению его возможностей. Впрочем, замечено, что практически все главные и скандальные поправки к законам Казахстана, проведенные за последние полгода, нагло пропихиваются на уровне «обсуждения», а в первоначальных вариантах законопроектов их не было.

Собственно, это ведь касается и Конституции. Пока общество «всенародно» обсуждало изменения 26 статьи, клуб веселых и находчивых законотворцев ловко отредактировал другие нормы, в том числе статью 10 основного закона. Раньше она коротко гласила, что «гражданин Республики ни при условиях обстоятельствах не может быть лишён гражданства», а сейчас понятие «ни при каких условиях» испарилось, и вместо него появилось целое предложение: «Лишение гражданства допускается лишь по решению суда за совершение террористических преступлений, а также за причинение тяжкого вреда жизненно важным интересам Республики Казахстан». Вот теперь под этот пункт Конституции собираются дополнить новой статьей и уголовный кодекс.

Да, здесь можно найти понятие «террористическая деятельность» как повод для лишения гражданства, но это лишь в том случае, если претендент воевал и терроризировал на территории иностранного государства.

Однако наши «правовые редакторы» забыли подкорректировать закон о гражданстве, тоже немного подправленный «антитеррористическим пакетом» в конце прошлого года, но другому поводу. Глава 4 существующей версии закона не предусматривает лишение гражданства решением суда — только если суд выявит брачную аферу ради получения казахстанского подданства. Да, здесь можно найти понятие «террористическая деятельность» как повод для лишения гражданства, но это лишь в том случае, если претендент воевал и терроризировал на территории иностранного государства. Например, если «ополченцем» на Донбасс снарядился. В общем, не прописана в этом законе подобная процедура. Напротив, там есть норма, по которой выход из гражданства невозможен, если лицо отбывает наказание или является подозреваемым по какому-либо делу. Вот такая правовая коллизия намечается.

Да, всезнающие юристы могут сказать, что Конституция у нас главнее, но явные правовые шершавости надо будет убирать в скором времени — а то некрасиво получается, неполноценно.

Впрочем, главный вопрос, возникший в обществе и в умах отдельных граждан, обделенных дипломом юриста, звучит просто: «Так что же такое „жизненно важные интересы“ и где они у государства расположены?» Конечно, можно еще задуматься над тем, о каких именно угрозах стабильности идет речь, если государство вместе с обществом стабильно опускается на дно? Но лучше про «тяжкий вред», о котором тоже есть упоминание в УК, хотя эта норма и касается здоровья человека. Например, есть статья 106 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), к которой имеются разные пояснения и разъяснения, в том числе от Верховного суда, — чтобы выяснить, чем тяжкий вред от среднего отличается. Кстати, про средний и лёгкий вред государственным интересам в кодексе не говорится ни слова.

Есть, конечно, подозрение, что это нововведение направлено против террористов, экстремистов и даже сепаратистов.

Есть, конечно, подозрение, что это нововведение направлено против террористов, экстремистов и даже сепаратистов. При нынешнем положении последнее более вероятно, тем более что в Украине уже ввели норму лишения гражданства за эти нехорошие вещи. Некоторые страны Европы тоже стали практиковать это, но… Но там всё уже давно и «по полочкам» расписано, а также имеется разница — лишать подданства коренного гражданина или «понаехавшего», то есть натурализованного. Прибыл в условный Мюнхен беженец из Сирии несколько лет назад, получил гражданство на льготных условиях вместе с немалой материальной помощью, а потом оказался опять на родине с автоматом в руках. Тогда, будь добр, верни аусвайс — немецкие налогоплательщики не за это тебя жалели и кормили.

В Казахстане, однако, трактовка таких идей куда шире. Под статью в прямом и переносном смыслах у нас можно подвести любого. А если отменить мораторий на смертную казнь, то «жизненно важные интересы» приобретают поистине зловещий оттенок. Кроме этого, наши компетентные (на самом деле не очень) органы могут легко перепутать интересы отдельно взятого чиновника или их группировки с интересами самой РК, а суд лишь подмахнет. Перефразируя советскую поговорку, статья уже готова — нужно под нее человека найти, а за этим на заржавеет. Кстати, при Союзе тоже могли забрать гражданство и была практика выдворения из страны, но в основном право окончательного решения было за Президиумом Верховного Совета СССР. И расстрелять тоже могли запросто — в том числе за коррупцию в особо крупных размерах. А вот у нас о выдворении не говорят — для многих это скорее благо, чем наказание.

Понятно, что статью 184-1, как и практически все другие «антитеррористические поправки», готовят к часу икс, который может растянуться на несколько месяцев и будет тем самым транзитом власти, его основной частью.

Понятно, что статью 184-1, как и практически все другие «антитеррористические поправки», готовят к часу икс, который может растянуться на несколько месяцев и будет тем самым транзитом власти, его основной частью. В такой ситуации становится более или менее понятно, зачем нужно запугивать народонаселение подобными законопроектами: жизненно важные интересы переходного периода нужно обезопасить.

Можно, конечно, уповать на безграмотность «редакторов» и «корректоров», но надо отметить, что если подавляющее большинство других «антитеррористических поправок», уже успевших наделать шума в сетевом обществе, пробивало МВД, а иногда — КНБ, то на этот раз «отличился» Минюст. То есть сосредоточие самых именитых и, по их же мнению, профессиональных юристов и правоведов страны. Правда, создается ощущение, что такие профессионалы и делают всё, чтобы человек сам, добровольно отказался от гражданства своей родины. В интересах себя и своих детей. Греющий патриотические чувства документ о своей причастности к Родине ты не сохранишь. Но, может, хотя бы сохранишь жизнь.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

  • 16x9 Image

    Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

    Родился в 1973 году в Алматы. Потомственный историк и археолог. В начале века изменил профессию, став журналистом. Редактор и соавтор проектов медиа-сайта guljan.org и журнального проекта ADAM bol. Лауреат премии имени Алтынбека Сарсенбаева. Член Международной Федерации журналистов. Автор Азаттыка с июня 2016 года.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG