Доступность ссылок

Люстрация Чижевского


В Казахстане некоторые готовы люстрировать всех подряд, не видя при этом, что осуждению, в первую очередь, надо подвергать сохранившуюся идеологию.

Страна заговорила о необходимости «очищения», однако «очищаться» от старой идеологии не готов почти никто.

Слово «люстрация» стало модным в последнее время среди пользователей Казнета. Некоторые уже даже стали составлять «расстрельные» списки с именами тех, кто будет люстрирован в первую очередь. При этом важно, что далеко не все понимают, как вообще проходит люстрация и чем она может обернуться.

Сам термин «люстрация» уходит корнями в Древний Рим: в нероновские времена он обозначал «очищение посредством жертвоприношения». Проводилась люстрация чаще всего после каждой переписи населения, а сам ритуал осуществлял либо царь, либо цензор. Люстрация же в нынешней ее трактовке началась со времени краха коммунистических идей в Восточной Европе и в некоторых республиках бывшего СССР. Практически всегда этот процесс касался осуждения прошлого, отречения от него и некоего акта покаяния перед нынешним и будущими поколениями – чтобы предотвратить пережитое (фашизм, нацизм, коммунизм, тоталитаризм, авторитаризм и так далее) впредь.

В Казахстане ситуация сложнее: тут смена власти произойдет еще неизвестно когда, но табели позора готовы вывешивать уже сейчас.

В большинстве случаев этот процесс подразумевал некое национальное примирение и чаще всего ограничивался лишь увольнением ряда чиновников высшего и среднего звена, а также выписыванием «волчьего билета» сотрудникам спецслужб и секретным агентам. Другой важной особенностью мирового опыта люстрации является то, что о ней начинают говорить только после смены власти. В Казахстане ситуация сложнее: тут смена власти произойдет еще неизвестно когда, но табели позора готовы вывешивать уже сейчас.

Противники режима разделились. Одни говорят, что подвергнуть уголовному преследованию нужно будет только сотню особо приближенных к нынешнему хозяину Акорды лиц. Другие готовы распространить люстрацию куда шире. Есть еще люди, которые утверждают, что «люстрировать» нужно и тех, кто сейчас играет роль оппозиции.

Власть ожидаемо отмалчивается, хотя наверняка мотает на ус всё сказанное. Есть подозрение, что с учетом поднявшихся споров сценарии своего будущего власть видит не самые оптимистичные, поэтому будет делать всё, чтобы такого развития событий не допустить.

Возникает сомнение, что мировой опыт «национального примирения» сработает и в Казахстане.

Конечно, от греха подальше можно было бы вопрос о люстрации и отложить: все-таки методы защиты власти от будущего разоблачения могут быть весьма и весьма непредсказуемыми. Но думать о грядущем «самоочищении» надо, поскольку оно неизбежно. Но в этом случае возникает сомнение, что мировой опыт «национального примирения» сработает и в Казахстане. Ведь в большинстве случаев мирному решению проблемы и плавному переходному периоду способствовал тот факт, что элиты, родившие и окрепшие при прежней власти, особо не пострадали, а иногда даже были движущей силой демократических перемен.

В Казахстане такая фантазия вызывает в лучшем случае улыбку. Даже если некоторые из отечественных властных группировок и будут использовать лозунг «Мы хотим перемен!» или привлекать на свою сторону протестных лидеров – это будет выглядеть, по меньшей мере, неестественно (да что уж там: фальшиво это будет). Конечно, некоторые элиты и отдельные личности из нынешних обитателей политического олимпа понимают, что перемены неизбежны, и пытаются делать осторожные шаги в сторону предполагаемой будущей власти, но дело в том, что они не желают идти на какие-то личные жертвы.

Власть в Казахстане остаётся прежней, старорежимной, со старым нежеланием меняться.

Проще говоря, власть в Казахстане остаётся прежней, старорежимной, со старым нежеланием меняться. А люстрация – это всегда жертвы. Жертвы с обеих сторон. Кто-то должен пожертвовать своими амбициями, кто-то – активами, а кто-то и властью. Ведь будущий закон о люстрации должен очистить не только представителей нынешней власти, но и будущей.

Поэтому логичным будет для начала «люстрировать» коммунистическую идеологию, которая плавно перетекла из советской эпохи. Тут объявленной сверху модернизацией сознания никак не обойдёшься – она может только немного выпустить протестный пар, да и то только при правильной организации. А с правильностью в стране всегда были большие проблемы.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

  • 16x9 Image

    Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

    Родился в 1973 году в Алматы. Потомственный историк и археолог. В начале века изменил профессию, став журналистом. Редактор и соавтор проектов медиа-сайта guljan.org и журнального проекта ADAM bol. Лауреат премии имени Алтынбека Сарсенбаева. Член Международной Федерации журналистов. Автор Азаттыка с июня 2016 года.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG