Доступность ссылок

Срочные новости

«Донести правду об АЛЖИРе». Человек, стоявший у истоков музея


Вывеска на территории музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР» в поселке Акмол.

В последние дни мая в музейно-мемориальном комплексе «АЛЖИР» в Казахстане проводят мероприятия в память о жертвах сталинских репрессий. В музей приезжают потомки узников, люди, интересующиеся историей, иностранные гости. Сотрудники комплекса рассказывают, как энтузиастам удалось в свое время осуществить инициативу граждан, поставивших перед собой цель донести правду об АЛЖИРе.

«КТО ПОМНИТ АЛЖИР?»

В музейно-мемориальном комплексе «АЛЖИР», расположенном в поселке Акмол в 40 километрах от Нур-Султана, в последние дни мая многолюдно. Музейно-мемориальный комплекс рассказывает о судьбе узниц Акмолинского лагеря жен изменников родины (АЛЖИРа) – отделения Карлага, который в прошлом веке находился в подчинении главного управления лагерей и мест заключений (ГУЛАГа).

Работы у сотрудников музея в последние дни больше, чем обычно: в Акмол приезжает много людей, чтобы почтить память жертв репрессий. Женщина, наблюдавшая со стороны за экскурсией, представилась Раисой Жаксыбаевой. Еле заметная сетка морщин под глазами, чуть тронутые сединой волосы. Она говорит, что «ей 63 года, но чувствует себя значительно моложе».

– 31 мая – день рождения моей младшей дочери, но в нашей семье этот семейный праздник традиционно отмечают спустя неделю после дня рождения. Потому что мои дети хорошо знают, что в этот день я очень занята в АЛЖИРе, – говорит она.

Сотрудница музея «АЛЖИР» Раиса Жаксыбаева. Поселок Акмол Акмолинской области, 30 мая 2019 года.
Сотрудница музея «АЛЖИР» Раиса Жаксыбаева. Поселок Акмол Акмолинской области, 30 мая 2019 года.

Раиса Жаксыбаева руководила экспозиционно-выставочным отделом музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР» на протяжении 22 лет. Три года назад она «уступила дорогу молодым» и сейчас работает рядовым сотрудником музея. В Малиновку (прежнее название села Акмол. – Ред.) она переехала в 1980 году вместе с мужем. С тех пор ее жизнь тесно связана с историей АЛЖИРа. В этом селе она впервые узнала о политических репрессиях советской власти.

– В Малиновке жил этнический немец Иван Иванович Шарф. Его отец – жертва репрессий, мать была депортирована в Казахстан и погибла здесь. В три года он остался сиротой и был усыновлен местными казахами. В свое время он открыл предприятие «Акмола Феникс». Иван Шарф для села Акмол сделал много хорошего. В 1980 году в статье московских журналистов, путь которых пролегал через Малиновку, написали, что наше село расположено на месте захоронений. Благодаря помощи местного населения, Иван Иванович нашел старое кладбище, где были похоронены узницы АЛЖИРа, огородил это место и поставил памятный знак. В 1989 году он опубликовал в газете объявление «Кто помнит АЛЖИР?». В те годы о сталинских репрессиях никто ничего не говорил. Несмотря на такие сложные времена, в память о жертвах репрессий он установил в Малиновке памятник в виде рассеченной звезды и организовал первую встречу узниц АЛЖИРа, – рассказывает Раиса Жаксыбаева.

По ее словам, на встречу пришли тогда 15 женщин. Раиса говорит, что не все бывшие узницы АЛЖИРа изъявили желание приехать туда, где им пришлось терпеть ужасы лагерной жизни.

– Их обманом привозили в АЛЖИР [в 1930-е годы], говорили, что здесь они встретятся со своими мужьями. Женщины надели свои красивые платья и не подозревали, что окажутся в буранной степи Акмолы, в лагере, где их ждут тяжелые испытания. Поэтому приглашение, полученное ими в 1989 году, они, возможно, восприняли как «старый способ вернуть их в АЛЖИР», и им было страшно, – говорит Раиса Жаксыбаева.

Экспонат музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР».
Экспонат музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР».

Во встрече 1989 года участвовали все жители села. Бывшие узницы лагеря рассказали присутствующим о лишениях, пережитых ими в АЛЖИРе. Они предложили открыть на этом месте музей, чтобы люди помнили о жертвах репрессий, и оставили привезенные с собой вещи и предметы тех лет – для будущей экспозиции.

ЧАСТНЫЙ МУЗЕЙ В ОДНОЙ КОМНАТЕ

Возможность реализовать предложение бывших узниц АЛЖИРа появилась в 1997 году. Вести работу музей Иван Шарф поручил Раисе Жаксыбаевой.

– Вначале я не решалась взять на себя такую ответственность. Я долго сидела в комнате площадью 72 квадратных метра, выделенной под музей в Доме культуры, и думала. На подоконнике лежали оставленные на память вещи женщин АЛЖИРа, я просмотрела их. Плакала и не могла остановиться, когда читала их письма. Потом решила, что должна донести правду об АЛЖИРе до следующих поколений, – говорит она.

Раиса Жаксыбаева говорит, что работа музея, занимавшего одну комнату, началась примерно с 30 экспонатов (письма узниц АЛЖИРа, вышивка, рисунки, альбомы и обрезки газет). Для того чтобы пополнить фонд музея новыми сведениями, она продолжала писать по адресам, оставленным узницами АЛЖИРа.

– Было очень сложно. В то время архивы были еще закрыты. Я сидела в Малиновке и писала в Москву, Минск. Тогда не было компьютеров. Уносила письма на почту и месяцами ждала ответа. Я работала одна в течение десяти лет. Экскурсии тоже проводила одна, одна собирала экспонаты. Информация о моем небольшом музее быстро распространилась по странам СНГ. Гостей, специально приезжавших в музей, становилось всё больше. Фонд музея начал пополняться экспонатами, которые привозили потомки жертв политических репрессий. Однажды из Германии приехали два профессора и от имени немецких женщин, узниц АЛЖИРа, оставили 300 евро. Я сдала эти деньги в кассу музея и купила на них столы и стулья, – вспоминает она.

Люди, приехавшие в музейно-мемориальный комплекс «АЛЖИР» накануне Дня памяти жертв политических репрессий. Поселок Акмол, 30 мая 2019 года.
Люди, приехавшие в музейно-мемориальный комплекс «АЛЖИР» накануне Дня памяти жертв политических репрессий. Поселок Акмол, 30 мая 2019 года.

Музей, работавший в частном порядке с 1997 по 2006 год, финансировался Иваном Шарфом. В 2005 году он заболел, и местные власти хотели закрыть музей и вернуть комнату Дому культуры. Раиса Жаксыбаева рассказывает, как она боролась за сохранение музея.

– Местные власти предложили открыть вместо музея что-то другое. Если сейчас в АЛЖИРе насчитывается 16 тысяч экспонатов, то за десять лет я успела собрать около восьми тысяч. Я сильно переживала, что собранное мной останется на улице. Но я вспомнила всё, что читала о женщинах АЛЖИРа. Я думала о том, что они не сломались перед тоталитарным режимом и оказывали сопротивление, тогда почему я, живя в независимой стране, должна мириться с обстоятельствами? Так не должно быть. Я поехала в Астану, в Дом правительства. Два с половиной месяца ходила по кабинетам и стучалась во все двери, просила поддержать музей. Никто не прислушался к моим рассказам об АЛЖИРе. В итоге один из чиновников сказал, чтобы я не переживала, обещал помочь с музеем. Окрыленная, я вернулась домой, – говорит Раиса Жаксыбаева.

«НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ ИСТОРИЮ АЛЖИРА»

27 февраля 2007 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев издал указ об открытии музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР» в селе Акмол. Раису Жаксыбаеву включили в группу по координации работы музея. По ее словам, когда шло строительство нового здания музея, координационная группа на протяжении трех месяцев ездила по регионам Казахстана и собирала новые экспонаты и сведения.

– Мы ночевали в старом музее и готовили экспозиции. Я так радовалась, каждое утро шла к месту стройки и просто смотрела за ее ходом. В церемонии открытия музея «АЛЖИР» 31 мая 2007 года принял участие и Иван Шарф. «Раиса, какой красивый музей!» – радовался он как ребенок. Его не стало в 2010 году. Он отошел в мир иной, успев увидеть, что начатое им дело не осталось незавершенным, – говорит Раиса Жаксыбаева.

Реконструкция типового барака на территории музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР».
Реконструкция типового барака на территории музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР».

Сейчас она не устает рассказывать гостям музея историю АЛЖИРа. В основном она наблюдает за работой молодых специалистов и в нужный момент дает им советы. Когда начинают рассказывать о женщинах из лагеря, у нее на глаза наворачиваются слезы.

– У меня такое чувство, что узницы АЛЖИРа мои подруги. Я знаю их лучше своих родственников. Когда прихожу утром на работу, я здороваюсь с ними, всех обхожу. Во время экскурсий стараюсь рассказывать об их судьбе так, как будто сама пережила всё это вместе с ними. Однажды к нам приехали гости из Беларуси, и я рассказывала о сложной жизни в АЛЖИРе. Один мужчина спросил у меня: «Вы были заключенной АЛЖИРа?» – «Нет», – ответила я. Потом подумала: 22 года моей жизни прошли в музее «АЛЖИР». Ежегодно 31 мая мою душу переполняют особые чувства. В этот день я радуюсь, что истории узниц, чьи жизни оборвались в АЛЖИРе, не забыты, – говорит она.

17-е отделение Карлага – лагерь АЛЖИР – располагался в местности, которая с 1937 по 1953 год называлась «26 точкой» в Акмолинской области. Согласно приказу Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР от 15 августа 1937 года о репрессировании членов семей изменников родины, жены и дети осуждённых были взяты под арест и доставлены в вагонах для перевозки скота в АЛЖИР. До закрытия АЛЖИРа «наказание» в лагере отбывали восемь тысяч женщин. Закон «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» в Казахстане был принят 14 апреля 1993 года.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG