Доступность ссылок

Срочные новости

Уволенный водитель не жалеет, что остался с бастующими нефтяниками


Мырзабай Лесов, бастующий бывший рабочий компании "Озенмунайгаз". Жанаозен, 1 сентября 2011 года.

Участник забастовки нефтяников в Жанаозене Мырзабай Лесов переживает тяжелые времена: он остался без средств к существованию. Его, как и других бастующих, уволили с работы. Многодетная семья Мырзабая последние три месяца перебивается с хлеба на воду.


НА ИЖДИВЕНИИ ОТЦА

58-летний Мырзабай Лесов 30 лет проработал водителем в компании «Озенмунайгаз». В 1981 году, получив путевку на новую работу в нефтяной компании, Мырзабай с женой переехал из поселка Шетпе в Жанаозен.

– Сначала скитались по арендным квартирам, потом, когда появились дети, нам выделили двухкомнатную квартиру, – рассказывает Мырзабай Лесов.

У нефтяника трое взрослых детей, две несовершеннолетних внучки. Год
Подъезд двухэтажного дома, в котором живет Мырзабай Лесов, бастующий бывший рабочий "Озенмунайгаза". Жанаозен, 1 сентября 2011 года.

назад глава семейства потерял жену. По словам Мырзабая, его жена страдала гипертонией.

– У нее было очень высокое давление. Тем не менее она не берегла себя, продолжала работать. В наших краях август и сентябрь самые жаркие месяцы. В прошлом году, 26 сентября, у жены произошел гипертонический криз – в то время, когда она возвращалась домой с работы. Кровоизлияние в мозг, и мы ее потеряли, – с грустью вспоминает он.

Дочери Мырзабая Лесова, Актоты и Куралай, а также 21-летний сын Шура – безработные. На попечении у Мырзабая еще две внучки.

– Сейчас моя дочь Актоты одна воспитывает дочь. Внучке восемь лет, она учится во втором классе. Сложно было ее в этом году собрать в школу. Государство помогло с одеждой и питанием. Многие нефтяники не пустили своих детей в школу, но мы решили не лишать ребенка образования. Вторая дочь, Куралай, буквально на днях родила. Сейчас в больнице. Скоро выпишут. А сын нигде не учился, не работает тоже, – говорит Мырзабай Лесов.

ВЕТХИЙ ДОМ И ПУСТОЙ ХОЛОДИЛЬНИК

Квартира Мырзабай Лесова в старом двухэтажном доме 1966 года постройки. У ветхого строения разваливается фундамент, подъезд дома в ужасном состоянии: без дверей, окна на лестничной площадке разбиты, штукатурка почти вся отвалилась и чувствуется стойкий запах испражнений.

По словам Мырзабая Лесова, в подобных домах в основном живут семьи
Мырзабай Лесов показывает свой холодильник. Жанаозен, 1 сентября 2011 года.

рабочих-нефтяников.

– Дом в аварийном состоянии, но мы не в силах сделать ремонт в подъезде или улучшить фасад. Мы в своих квартирах не можем сделать ремонт, не говоря о подъезде. К примеру, мой заработок составлял около 77 тысяч тенге (около 500 долларов США). Продукты питания очень дорогие. Мы еле-еле концы с концами сводили, а теперь нам вообще есть нечего, – говорит Мырзабай Лесов.

Действительно, в квартире Мырзабая нет еды. Полки кухонного шкафа и холодильника пусты. В каждой комнате бардак, везде разбросаны какие-то вещи. Мырзабай этот беспорядок объясняет тем, что квартира у него маленькая, а положить накопившиеся вещи ему некуда.

– Вшестером живем вот в этих двух комнатушках. Вещи набрались за эти годы, а складывать их некуда. Поэтому в кучу собираем их, – рассказывает Мырзабай Лесов.

«НЕ ЖАЛЕЮ, ЧТО ОСТАЛСЯ НА ПЛОЩАДИ»

Мырзабай говорит, что, когда многие бастующие возвращались на свои рабочие места, он долго колебался и перед ним встала дилемма: остаться с товарищами на площади или выйти на работу, но уже на весьма кабальных условиях. Как говорит Мырзабай, возвращавшихся на прежние места рабочих заставляли подписывать дополнительные соглашения о том, что они больше не будут участвовать в забастовках и требовать повышения зарплаты, а будут неукоснительно соблюдать все указания работодателя. Мырзабай надеется, что их забастовка завершится победой.

– Я долго думал и колебался. Когда рабочие выходили на работу, это выглядело как предательство. Но с другой стороны, я думал о своих детях, внучках. Ведь они голодные, неодетые, необутые сидят дома. Дети уговаривали меня выйти на работу, но я не смог оставить ребят на площади. Как я буду потом смотреть им в глаза? У меня очень тяжелое положение, но я надеюсь, что проблема скоро решится и мы вернемся на свои рабочие места, – говорит Мырзабай Лесов.

Недавно ряд казахстанских НПО создал фонд помощи семьям бастующих нефтяников. Первый транш в размере 400 тысяч тенге (около 2700 долларов) был распределен между особо нуждающимися нефтяниками.
Нельзя жить рабами, надо бороться за свои права, ведь на дворе 21-й век.

По 10 тысяч тенге (около 70 долларов) получили 40 семей, в том числе семья Мырзабая Лесова.

Мырзабай очень благодарен всем тем, кто оказывает бастующим материальную и моральную поддержку в эти трудные дни.

– Спасибо всем, кто нам помогает. Я не жалею, что остался на площади, рядом с товарищами, ведь мы добиваемся справедливости. Может, наши действия станут примером для других людей, права которых повсеместно попираются. Нельзя жить рабами, надо бороться за свои права, ведь на дворе 21-й век. Как бы тяжело ни было, мы должны пройти это испытание, – говорит Мырзабай Лесов.

Нефтяники Мангистауской области бастуют уже четвертый месяц. Они требуют повышения заработной платы на основании причитающихся им региональных коэффициентов, которые были утверждены правительством Казахстана в ноябре 2008 года. Руководители нефтяных компаний говорят, что калькуляции нефтяников неверны, что они сполна получают то, что им положено.

Смотреть комментарии (142)

Форум закрыт, но вы можете продолжить дискуссию по этой теме на странице Радио Азаттык в Фейсбуке: https://www.facebook.com/RadioAzattyq
XS
SM
MD
LG