Доступность ссылок

Срочные новости

Уроки инклюзивности на театральных подмостках


Актеры инклюзивного детского театра центра «КИТ» в спектакле «Книга джунглей». Астана, июнь 2018 года.

«Книга джунглей» — так называется первая постановка инклюзивного театра в Астане. На сцене в качестве актеров выступают дети с различными особенностями. Инклюзивный театр «КИТ» — это уникальный проект, аналога которому нет в Казахстане, говорят его организаторы, как нет и целенаправленной государственной программы по социализации особенных детей.

Корреспондент Азаттыка встретился с участниками этого необычного театра во время их совместного отдыха на пикнике в парке. Почти каждые выходные волонтеры — старшеклассники и студенты — проводят для особенных детей различные интересные квесты.

— Идея поставить спектакль возникла у нас осенью прошлого года. И всё это время мы готовились, встречались каждую субботу; мы, волонтеры, шили костюмы своими руками; материалами нам помогали неравнодушные граждане, — рассказывает один из организаторов проекта Сабина Исмаилова.

Волонтер Сабина Исмаилова (слева) и психолог Анастасия Шендрик работают с детьми в центре "КИТ". Астана, июнь 2018 года.
Волонтер Сабина Исмаилова (слева) и психолог Анастасия Шендрик работают с детьми в центре "КИТ". Астана, июнь 2018 года.

— Мы сами писали сценарий, сами выступили и режиссерами, подбирали музыку, учили детей танцевать, — дополняет коллегу Юлия Мельниченко. — Проект абсолютно бесплатный, поэтому мы не могли пригласить профессиональных театральных специалистов. Но было очень весело, детям очень понравилась эта игра. Подготовка, репетиции, ожидание премьеры — всё это добавляло яркие краски в их жизнь. Самым главным было общение со сверстниками, ведь оно помогает освоить им навыки коммуникации, открыть свой потенциал и достичь больших возможностей.

Единственная сложность заключалась лишь в поиске помещения для постановки. И в этом им помог Назарбаев Университет, предоставив бесплатно зал на 200 человек.

— В день премьеры яблоку негде было упасть — столько заинтересованных зрителей пришли посмотреть наш спектакль, — говорит Юлия Мельниченко.

Волонтер Юлия Мельниченко во время репетиции спектакля "Книга джунглей". Астана, июнь 2018 года.
Волонтер Юлия Мельниченко во время репетиции спектакля "Книга джунглей". Астана, июнь 2018 года.

По ее словам, такие проекты с детьми с ограниченными возможностями давно реализуются в других странах, но в Казахстане — впервые. В первой постановке театра участвовали 18 детей с особенностями и столько же их сверстников, старшеклассников-волонтеров, которые помогали и поддерживали юных артистов.

«ОБЩЕСТВО ИХ ОТВЕРГАЕТ»

Сабина Исмаилова давно сотрудничает с организацией «Солнечный мир», где занимаются дети с синдромом Дауна. Изучая программу инклюзивного образования, Сабина побывала США.

— Для меня было шоком, сколько детей с синдромом Дауна и другими особенностями можно встретить на улицах, в торгово-развлекательных центрах. Я поразилась, как они везде себя комфортно чувствуют, — рассказывает Азаттыку Сабина. — У нас же кажется, как будто десять детей с особенностями на всю Астану, а на самом деле их очень много. Они сидят дома, в четырех стенах. Общество их не признаёт и отвергает. Мы хотим, чтобы у нас было общество, которое будет принимать таких ребят, чтобы они свободно чувствовали себя в социуме, общались и не сторонились сверстников. И такими постановками мы хотим привлечь внимание общественности к проблемам детей и подростков с особенностями.

Сабина Исмаилова вместе с Юлией Мельниченко, которая ранее работала в Усть-Каменогорске в инклюзивных благотворительных проектах, решили создать школу «КИТ» («Кәсіп инклюзив тауелсіздік»). Под тауелсіздік (независимость - каз.) инициаторы подразумевают самостоятельность и независимость детей от родных: возможность для них самостоятельно выходить на улицу, посещать школу и чувствовать себя уверенно со сверстниками.

Дети центра "КИТ" репетируют спектакль "Книга джунглей". Астана, июнь 2018 года.
Дети центра "КИТ" репетируют спектакль "Книга джунглей". Астана, июнь 2018 года.

В проект организаторы пригласили подростков с 13 лет. По их словам, с маленькими детьми занимается много центров. А вот для подростков таких организаций нет. Дети ходят в коррекционную школу до 9-го класса, а потом их никуда не направляют. Они предоставлены самим себе и родителям. В то время как в Америке такие дети учатся и занимаются в школе до 21 года. После 16 лет им предлагаются различные обучающие программы.

— Подросткам не хватает общения, мы пытаемся социализировать их через общение со сверстниками. Мы хотели предоставить возможность быть на сцене и реализовывать себя, — отмечают организаторы.

— В США до 21 года учат особенных детей в обязательном порядке. Много программ, так называемые transition school. Это такие школы, которые учат детей различным навыкам. Например, готовить еду, устроиться и остаться на работе. Вот именно остаться, потому что устроиться у них на работу несложно, а вот ежедневно ходить и выполнять определенную работу таким людям сложно. Их этому специально обучают, — поделилась увиденным на стажировке в США Сабина Исмаилова.

«ОБЩАТЬСЯ КАК С ОБЫЧНЫМИ»

Волонтеру Диасу Жумабаеву 25 лет, он с 15 лет среди детей с особенностями: помогал дяде в центре, где занимались с детьми-аутистами. С тех пор он всегда участвует в различных волонтерских проектах, связанных с особенными детьми.

Волонтер Диас Жумабаев много времени проводит с воспитанниками центра "КИТ". Астана, июнь 2018 года.
Волонтер Диас Жумабаев много времени проводит с воспитанниками центра "КИТ". Астана, июнь 2018 года.

— Десять лет назад я ничего не знал про детей с аутизмом, но я решил тогда для себя, будучи 15-летним подростком, что не буду с жалостью к ним относиться, я буду общаться с ними, как с обычными своими сверстниками. Я им помогал, но не жалел. И это им нравилось, они чувствовали себя иначе, чувствовали себя полноценными, — рассказывает корреспонденту Азаттыка Диас Жумабаев. — У моего дяди один из сыновей был с особенностями, но дядя делал всё, чтобы его социализировать. И сейчас он обычный парень, два метра ростом, прекрасно играет в баскетбол. Поэтому я и прихожу в центр общаться с детьми, вожу их в кино, гуляю с ними в парках, устраиваем им пикники и праздники.

Читайте также: Дарить радость другим, передвигаясь на протезе

Марселя Ганеева впервые привела к детям с особенностями его сокурсница, которая участвовала в качестве волонтера в различных социальных детских проектах. И с первого же раза он, по его словам, понял, насколько важны их поддержка и участие в жизни подростков с особенностями.

— И мы замечаем, как они меняются на глазах. Приходят зажатые, нелюдимые, а потом улыбаются и ведут себя раскованно. Они радуются встрече с нами. Начинают говорить те, кто не разговаривал. У тех, кто плохо говорил, улучшается речь, и это становится заметно. Им очень не хватает общения, — говорит Марсель, который и после окончания университета, работая, продолжает быть волонтером, находит время в выходные, чтобы общаться с детьми из школы «КИТ».

МЕНЯТЬ ОТНОШЕНИЕ К ОСОБЕННЫМ ДЕТЯМ

Психолог Анастасия Шендрик отмечает, что родители детей с особенностями слишком сильно опекают их, не дают ребенку что-то попробовать самому, быть самостоятельным, оберегают от всего, в том числе от других людей, от общества.

— Надо им дать некоторую свободу, пусть попробуют самостоятельности, пусть ошибаются и падают, но они тогда лучше социализируются, чем под тщательной опекой родных, — говорит Анастасия. — Но и родителей можно понять, у нас люди не совсем доброжелательно относятся к детям с особенностями. Увидев их где-то, открыто рассматривают, показывают пальцем, неадекватно реагируют. Я сама заметила однажды, как женщина закрыла ладонью глаза своего ребенка, сказав ему не смотреть на уродливого мальчика.

Психолог Анастасия Шендрик работает с воспитанниками центра "КИТ". Астана, июнь 2018 года.
Психолог Анастасия Шендрик работает с воспитанниками центра "КИТ". Астана, июнь 2018 года.

По словам Анастасии, чтобы в обществе произошли изменения в отношении особенных детей, следует, наоборот, объяснять своим здоровым детям, что тот ребенок такой же, как и они, нужно приветливо с ним поздороваться, спросить имя и предложить дружбу.

Анастасия Шендрик считает, что необходимо в обычных школах, например на уроках самопознания, почаще рассказывать о детях с особенностями и не просто читать лекции, а дать возможность общения с такими детьми. Если с детства так воспитывать детей, то в дальнейшем в обществе поменяется негативное отношение к детям с особенностями.

НЕТ ГОСПРОГРАММЫ ПО СОЦИАЛИЗАЦИИ ОСОБЕННЫХ ДЕТЕЙ

Арман и Пернеш Шариповы, родители 17-летнего Кадыржана, — частые участники мероприятий школы «КИТ». Они говорят, в городе не хватает специализированных учителей, логопедов-дефектологов и специалистов по коммуникации с детьми-аутистами.

Пернеш и Арман Шариповы очень благодарны волонтерам центра "КИТ" за помощь в развитии их сына Кадыржана. Астана, июнь 2018 года.
Пернеш и Арман Шариповы очень благодарны волонтерам центра "КИТ" за помощь в развитии их сына Кадыржана. Астана, июнь 2018 года.

— Наш сын с рождения нормально развивался и даже опережал в развитии сверстников. Но в пять лет он получил ожог и сильнейший стресс, опрокинув на голову горячий суп. После этого он начал меняться, сначала стал реже говорить, потом терять навыки общения и контакта с людьми. Врачи ему поставили диагноз «синдром дефицита внимания», но сказали, что он может учиться в обычной школе, — рассказывает Пернеш Шарипова.

В обычной школе Кадыржан Шарип проучился недолго. Учителя не понимали особенностей ребенка. Он, когда хотел, отвечал на уроке, когда не хотел — молчал. Писал тоже по желанию. Он может присутствовать, но не слышать собеседника — эти нюансы в обычной школе учителя не могли учитывать, по словам родителей мальчика, поэтому они решили учить его на дому.

Волонтеры и воспитанники центра "КИТ" на пикнике в парке. Астана, июнь 2018 года.
Волонтеры и воспитанники центра "КИТ" на пикнике в парке. Астана, июнь 2018 года.

— Учителя к нам приходили из обычной школы, опять неподготовленные, им было лишь бы провести урок для галочки. Их совершенно не интересовало, освоил ли он урок, есть ли прогресс в обучении. Мы не знаем, что дальше ждет нашего сына. Сможет ли он сам без нас существовать, поэтому мы молим Бога, чтобы как можно дольше продлил нам жизнь. У нас нет курсов и программ для обучения навыкам работы, чтобы он мог себя как-то прокормить в будущем. Он мог бы работать, так как может усидчиво делать однообразную работу. Вот были бы государственные программы, чтобы выявлять способность детей к какой-либо работе. Но на государственном уровне такая работа не ведется, поэтому мы и ищем такие проекты волонтеров, чтобы социализировать нашего сына, — говорит отец Кадыржана.

Благодаря школе «КИТ» Кадыржан многому научился, он может общаться с другими детьми, с интересом участвовал в спектакле. Ему понравилось изображать обезьяну, и он с удовольствием танцевал со всеми ребятами — участниками постановки. Родители Кадыржана и других особенных детей говорят, что очень благодарны всем волонтерам-энтузиастам, которые помогают их детям приобщаться к жизни в обществе.

  • 16x9 Image

    Гульбану АБЕНОВА

    Гульбану Абенова пишет для сайта Азаттык с августа 2008 года. Окончила исторический факультет Московского гуманитарного университета, училась на театрального критика в Национальной академии искусств, окончила магистратуру Евразийского национального университета по специальности «Социология». Член Союза журналистов Казахстана с 1999 года.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG