Доступность ссылок

Срочные новости:

«Сдал ПЦР-тест в двух местах, результаты разные». Почему так происходит?


В Казахстане ПЦР-тесты проводят в 139 лабораториях — многие из них во время пандемии выполняют государственные заказы.

Как объяснить множество ложноположительных и ложноотрицательных результатов ПЦР-тестов? Специалисты говорят о низком диагностическом потенциале Казахстана, человеческом факторе и капризном COVID-19, когда сама пробирка может быть заражена извне.

«ЕСТЬ НОРМЫ РАБОТЫ ПЦР-ЛАБОРАТОРИИ, НО С НИМИ НИКТО НЕ ЗАМОРАЧИВАЕТСЯ»

ПЦР (полимеразная цепная реакция) — метод, с помощью которого, как считается, наиболее точно удается определить наличие инфекции в организме человека, в том числе и РНК вируса SARS-CoV-2. Но всё не так просто. В Казахстане немало случаев с ложноположительными или ложноотрицательными результатами теста ПЦР. В соцсетях люди часто жалуются на такие случаи, когда сдавали тесты в разных лабораториях в течение одного часа и получали разные результаты.

Особенно высокий, по официальным данным, процент ложных результатов выявили в двух лабораториях Восточно-Казахстанской области. Одна из них находится в Семее — это консультативно-диагностическая клиника In Vitro+. Официально сообщалось, что «при проверке республиканская комиссия санитарно-эпидемиологического контроля (СЭС) выявила, что 21 тест из 40 в этой лаборатории, то есть 52,5 процента, оказались ложноположительными».

В самом медицинском учреждении опровергают эту информацию.

Месяц образцы находились в неизвестных нам условиях, мы не знаем, соблюдался ли температурный режим, замораживали или размораживали ли образцы.

— Комиссия Минздрава не посещала лабораторию In Vitro+. 24 августа 2020 года мы сами отправили образцы 39 пациентов в референс-лабораторию в Алматы — 40 образцов в июне, июле и августе. Результаты референс-лаборатории были готовы только 23 сентября, то есть месяц образцы находились в неизвестных нам условиях, мы не знаем, соблюдался ли температурный режим, замораживали или размораживали ли образцы и прочее, — заявляют в клинике и отмечают, что 12 человек согласились сдать тесты повторно и в их организме были найдены антитела, свидетельствующие о том, что они были заражены коронавирусом ранее.

Официальный представитель комитета СЭС МЗ РК Ержан Байтанаев в ответ на это сообщает, что все тесты хранились в надлежащих условиях.

— Образцы для ретестирования в референс-лабораторию поступили 27 августа 2020 года в количестве 40 проб. Требования по соблюдению холодового режима при хранении, транспортировке соблюдены (температура хранения –70°С считается наиболее оптимальной). В этой связи ретестирование образцов проведено своевременно, — сообщил Байтанаев.

Люди сдают ПЦР-тест на коронавирус. Семей, 2 ноября 2020 года.
Люди сдают ПЦР-тест на коронавирус. Семей, 2 ноября 2020 года.

Спор вокруг тестов и лабораторий в ВКО продолжается. Комитет СЭС направил письмо в министерство здравоохранения с просьбой проверить лаборатории. Пока что заметный рост выявляемости COVID-19 в Восточном Казахстане объясняют приграничным расположением с Россией, откуда едут заболевшие. По данным за 23 ноября, в лидерах по суточному приросту в Казахстане Восточно-Казахстанская область (+154 за сутки, население — 1,37 миллиона человек), Павлодарская (+108 за сутки, население — 754 тысячи человек), Северо-Казахстанская (+105 за сутки, население — 554 тысячи человек) и Костанайская (+70, население — 870 тысяч человек). По сути, если переходить на проценты, нельзя сказать, что в ВКО ситуация уникальна, так как, в отличие от других областей, в этой области есть два крупных города.

Заведующий лабораторией противовирусной защиты Андрей Богоявленский говорит, что лаборатория в любом случае должна была срочно принять меры.

— Если вы ставите ПЦР-анализ, вы четко должны понимать, что любой реагент, с помощью которого вы работаете, должен быть разлит на небольшие объемы. Если вдруг появляются ложные результаты, то вся часть, с помощью которой вы работаете, изымается из обращения и уничтожается. Это норма работы ПЦР-лаборатории. Но поскольку идет большой поток, с этим никто не заморачивается, — считает эксперт.

КТО ПРОИЗВОДИТ ТЕСТЫ ПЦР, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В КАЗАХСТАНЕ

В Казахстане ПЦР-тесты проводят в 139 лабораториях — многие из них во время пандемии выполняют государственные заказы. Всего в государственном реестре лекарственных средств и медицинских изделий Казахстана зарегистрированы ПЦР-тесты четырех производителей: казахстанского ТОО «Диамед Азия Тест», российских компаний «Вектор-Бест» и «ТестГен», а также Национального научного центра особо опасных инфекций имени М. Айкимбаева (больше всего тестирований учреждение проводит по заказу «Национального центра экспертизы»). ПЦР-тесты каких производителей используют частные и государственные учреждения, в комитете СЭС не сообщили, ссылаясь на то, что «такими сведениями не располагают».

Корреспондент Азаттыка обратилась в клиники с вопросами и выяснила, что секрета из этого почти никто не делает. Вышеназванная клиника In Vitro+, к примеру, а также сеть лабораторий Invivo закупают тесты производителя «Вектор-Бест». Это закрытое акционерное общество российского государственного центра «Вектор». Сеть клиник Aqua Lab и клиника «Геном Плюс» (город Нур-Султан) используют ПЦР-тесты российского производителя «ДНК-технологии». Клиника «Мейрим» в Нур-Султане использует тесты китайского производителя Xi'an Tianlong Technology. Ряд государственных структур, например «Научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга» РГП на ПХВ «Национальный центр общественного здоровья», используют тесты китайской компании BGI-Group. К слову, эта компания находится в США в черном списке с 2020 года. Официальная причина — «нарушение прав человека в связи с их работой по сбору генетического материала в Синьцзяне с целью подавления своих граждан».

На вопрос отказались отвечать в лаборатории, в которую корреспондента направили из областной больницы Усть-Каменогорска.

— Это закрытая информация, обращайтесь к нашему руководителю. Я не знаю, как с ней связаться, ищите сами — это же вам нужно, — сказали в лаборатории.

Самая обширная в Казахстане клиника, где проводят тестирование на выявление РНК коронавируса, — диагностический центр «Олимп» — закупает тест-системы швейцарской холдинговой компании Roche.

Производители не пришли к единому мнению, какие гены делать «мишенями»: кто-то из производителей «мишенью» делает один ген, а кто-то — сразу три. Это может влиять на точность тестов.
Производители не пришли к единому мнению, какие гены делать «мишенями»: кто-то из производителей «мишенью» делает один ген, а кто-то — сразу три. Это может влиять на точность тестов.

«КТО-ТО ИЗ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ "МИШЕНЬЮ" ДЕЛАЕТ ОДИН ГЕН, А КТО-ТО — СРАЗУ ТРИ. ЭТО МОЖЕТ ВЛИЯТЬ НА ТОЧНОСТЬ ТЕСТОВ»

Чтобы понять, отличаются ли тесты разных производителей, нужно уточнить, как проводится ПЦР-тест. У человека берут мазок из носоглотки — из взятого материала извлекается ген, его размножают и с помощью биохимической реакции выявляют наличие или отсутствие вируса. В вопросе о том, какой именно ген брать, у производителей есть расхождение. Дело в том, что можно брать разные участки гена, — их называют «генами-мишенями». Есть специфичные для SARS-CoV-2 гены, но они присущи и другим штаммам коронавируса. Производители не пришли к единому мнению, какие гены делать «мишенями»: кто-то из производителей «мишенью» делает один ген, а кто-то — сразу три. Это может влиять на точность тестов.

Директор казахстанского предприятия «Диамед Азия Тест» Алтай Калымбетов говорит, что в открытом доступе нет информации о том, кто какие гены определяет мишенями.

Алтай Калымбетов.
Алтай Калымбетов.

— Наше предприятие производит диагностику по видоспецифическому гену COVID-19, рекомендованному ВОЗ и CDC. Но мы столкнулись с тем, что корейские и китайские производители — кто в лес, кто по дрова — считают, что нужно измерять не по этому гену, а по нескольким генам. И вот на чем мы не сошлись с бывшим министром здравоохранения: он говорит, что надо измерять N-ген и E-ген. Но эти гены характерны для других коронавирусов — это родоспецифические гены. Единых стандартов нет. Что за рубежом измеряют, какие участки генов — мы не знаем конкретно, но они определяют, грубо говоря, все коронавирусы. И поскольку коронавирусы всегда циркулировали в нашей популяции, я подозреваю, что от 50 до 70 процентов [положительных] — это бессимптомные, а у них выявляется коронавирус. Это и есть ложноположительное. Это, возможно, не COVID-19 вовсе.

«ПЕРВАЯ ВОЗМОЖНАЯ ОШИБКА — НЕПРАВИЛЬНО ВЗЯТЫЙ МАЗОК»

Андрей Богоявленский говорит, что при тестировании также важны сроки, в которые у человека берется анализ.

У нас медицина легла, не морочьте нам голову, мы придем к вам потом.

Допустим, у вас поднялась температура. Вы звоните в скорую, описываете симптомы — все предпосылки для того, чтобы взять у вас анализы, — а вам говорят: «У нас медицина легла, не морочьте нам голову, мы придем к вам потом». К вам приезжают через пять дней, берут анализ — и он отрицательный. Это не потому, что тест плохой, просто вы сдали его не вовремя, — говорит доктор биологических наук. — Вот вы заболели, полежали дома 10 дней, сделали ПЦР, смотрите, что он отрицательный, и думаете, что ничего нет. Но это ни о чем не говорит, мы говорим только о том, что ПЦР не выявил. А есть или нет — непонятно, коронавирус достаточно специфичен.

Когда речь идет о лабораторном тестировании, каждый понимает, что необходимо строго соблюдать все санитарные условия — при заборе мазка, при хранении и транспортировке. ВОЗ рекомендует делать не один тест на коронавирус, а минимум два, так как нередки случаи заражения пробирки извне.

ВОЗ рекомендует делать не один тест на коронавирус, а минимум два, так как нередки случаи заражения пробирки извне.
ВОЗ рекомендует делать не один тест на коронавирус, а минимум два, так как нередки случаи заражения пробирки извне.

В Казахстане, в отличие, к примеру, от Южной Кореи, РНК (SARS-CoV-2 — это последовательность РНК) из биоматериала извлекают вручную, а не посредством автоматизированной системы, то есть вероятность ошибки больше.

— Многое зависит не от качества диагностики, а от преаналитики. Тот скандал, что был в Восточном Казахстане, мы, скорее всего, наблюдаем повсеместно. Первая возможная ошибка — неправильно взятый мазок. В этом случае тест дает ложноотрицательный результат, — говорит Алтай Калымбетов. — Другой момент, когда неправильно положили пробирку и вирус залетает из одной пробирки в другую. Это называют перекрестной контаминацией.

Алтай Калымбетов говорит, что «Вектор-Бест» столкнулся с проблемой из-за высокой чувствительности теста.

Всем хочется, чтобы тест был чувствительным, но это одновременно является проблемой, если ведется неправильный забор мазков, не соблюдается санитарный режим, халатность.

— Потому что в лабораториях, где идет перекрестная контаминация, то есть заражение этих всех пробирок, возникает риск получения ложноположительного результата. Он сказал, что им нужно закруглять чувствительность, чтобы эту контаминацию не чувствовать. Всем хочется, чтобы тест был чувствительным, но это одновременно является проблемой, если ведется неправильный забор мазков, не соблюдается санитарный режим, халатность — организация этого процесса. Это может давать ложноположительный результат.

Эксперты отмечают, что хаотичность действий наблюдается не только в лабораториях, но и везде на протяжении всего периода пандемии.

— Люди уже особо не волнуются, люди начинают нервничать и злиться. Ситуация не меняется же. Когда вы решаете что-то с помощью одного метода — самоизоляции, это ни к чему хорошему не приводит. За восемь месяцев около 15 раз поменялся протокол лечения. Мы с эпидемией не сколько боремся, сколько пытаемся отложить развитие эпидемиологического процесса. Мы вводим жесткий карантин, количество заболевших снижается, снимаем его — а вирус как был, так и остался. Поэтому количество заболевших резко вырастает. И мы опять вводим карантин, — сказал Андрей Богоявленский.

Производителям приходилось разрабатывать тест-системы оперативно — в течение примерно двух месяцев, что, конечно, недостаточно, отмечает руководитель «Диамед Азия Тест». Ко всему прочему, в Казахстане низкий диагностический потенциал по сравнению с развитыми странами — об этом говорит большая гуманитарная поддержка от ВОЗ, Южной Кореи, США, Арабских Эмиратов и других стран. Гуманитарная помощь включает в себя не только лекарства и средства индивидуальной защиты, но и наборы для транспортировки вирусных образцов, картриджи для тестирования и всю линейку лабораторных материалов.

  • 16x9 Image

    Хадиша АКАЕВА

    Хадиша Акаева - репортер Азаттыка по Восточно-Казахстанской области. Выпускница университета имени Шакарима, специальность - журналистика. Периодически публикуется в казахстанских и центральноазиатских СМИ. Практиковалась в изданиях Армении и Грузии, специализирующихся на журналистских расследованиях.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG