Доступность ссылок

Срочные новости:

Шасалим Шагалимов: «Идет война между теми, кому наплевать на природу, и теми, кому экология небезразлична»


Экологический активист Шасалим Шагалимов. Село Аршалы Акмолинской области, 10 августа 2020 года.

Экоактивист, инициатор акции «Мы за чистую страну» Шасалим Шагалимов в интервью Азаттыку — об экологическом ликбезе и ужесточении наказания за сруб деревьев и слив нечистот.

41-летний Шасалим Шагалимов родом из Жамбылской области. Живет в Нур-Султане. До этого пять лет жил и работал в Дубае. Менеджер компании BTS в 2014 году вместе с друзьями организовал субботник и с тех пор активно продвигает идеи экологической безопасности и лично участвует в акциях по защите окружающей среды.

«МНЕ ПРОСТО НЕ НРАВИТСЯ ЖИТЬ В ЗАГАЖЕННОМ МЕСТЕ»

Мы разговариваем на берегу Вячеславского водохранилища в 60 километрах от столицы Казахстана, возле поселка Аршалы. Из этого водохранилища 1969 года постройки питьевой водой обеспечивается весь Нур-Султан. Стратегический объект — популярное место среди астанчан. Сюда приезжают порыбачить и отдохнуть.

«Вот, посмотрите, что творят. Не понимаю, зачем так делать?! — говорит Шагалимов, раздвигая руками густой кустарник на побережье. У корней лежат недавно брошенные полиэтиленовый пакет и пустая бутылка из-под вина. — Лет шесть назад мы приехали сюда с друзьями и увидели, что весь берег ужасно замусорен. Я задался вопросом: а почему в таком красивом месте так грязно? И у нас завязалась дискуссия, кто должен это всё убирать.

Я предложил провести субботник. Месяц согласовывал с акиматом села уборку прибрежной территории. Затем организовал примерно пятьдесят человек, и мы, помню, за два часа собрали девять тонн мусора. Сейчас тут относительно чисто стало. Мы постоянно мониторим ситуацию вокруг водохранилища и несколько раз в год проводим субботники».

Мусорный бак возле Вячеславского водохранилища. Село Аршалы Акмолинской области, 10 августа 2020 года.
Мусорный бак возле Вячеславского водохранилища. Село Аршалы Акмолинской области, 10 августа 2020 года.

Азаттык: Местная коммунальная служба разве не убирает здесь?

Шасалим Шагалимов: Убирает. Но одно дело, когда прибираешься, и другое — когда генеральную уборку проводишь. Особенно после праздничных нашествий отдыхающих приходится «генералить». Хотя согласитесь, что особой трудности ведь нет — просто забрать с собой мусор после отдыха.

По нашей просьбе в 2016 году здесь, возле пляжей на водохранилище, установили бетонные кольца для складирования отходов. Раньше стояли железные контейнеры, которые часто воровали на металлолом.

Идем один раз с другом по берегу, чуем запах тухлятины, а источник найти не можем. Потом всё же нашли. Два мешка гниющих карасей в кустах. Кто-то отобрал крупную рыбу, остальное бросил. Ну выбросил бы ты их сразу обратно в воду. Щука, судак съели бы! Хоть какая-то польза была бы.

Азаттык: Откуда в вас такая нетерпимость?

Шасалим Шагалимов: Мне просто не нравится жить и отдыхать в загаженном месте.

КАК ОКУРОК НА ТРОТУАРЕ СВЯЗАН С РЕМОНТОМ ВАШЕГО ДВОРА

Азаттык: И всё же почему вы, менеджер, решили заняться экологическими проблемами? Разве для этого не существуют профильные госорганы? Не дублируете ли вы работу чиновников?

Шасалим Шагалимов: Дублировать и заменять я не могу. Я простой человек. Смертный, как говорится. Поймите, что когда вы выбрасываете мусор в неположенном месте или не доносите его до контейнера, то это в любом случае ложится бременем на плечи местных исполнительных властей, которым приходится нанимать людей, технику, чтобы они за вас убрали брошенный вами мусор.

Эту природу не мы создали. Мы все умрем, а она останется. И вопрос в том, в каком состоянии мы ее оставим своим потомкам.

Расходы на уборку будут из бюджета, и, к примеру, в будущем какой-то двор из-за нехватки бюджетных денег не будет благоустроен или участок дороги не будет отремонтирован. Но самое главное, важно понимать, что эту природу не мы создали. Мы все умрем, а она останется. И вопрос в том, в каком состоянии мы ее оставим своим потомкам.

Моя цель — приучить людей хотя бы не осквернять природу. Получается, что сейчас в нашем обществе идет война между теми, кому наплевать на природу, и теми, кому экология небезразлична. Это как борьба добра и зла.

«НЕТ РАЗНИЦЫ МЕЖДУ ВЗЯТКОЙ И БРОШЕННЫМ МУСОРОМ»

Азаттык: Судя по вашим постам в Facebook'е, вы в основном специализируетесь на несанкционированных мусорных свалках и сливе нечистот в местные водоемы. Какие еще наиболее острые проблемы с экологией существуют в Нур-Султане? В чем их особенность?

Шасалим Шагалимов: Особых отличий от других регионов нет. Разве что масштабность. Внутри и вокруг столицы очень много строительного мусора. По моим наблюдениям, 70 процентов всех несанкционированных свалок составляют строительные отходы, которые не попадают на полигоны.

На мой взгляд, такой мусор нужно принимать на полигоны бесплатно для переработки и вторичного использования. А сейчас он складируется. Вредного воздействия от него нет, но он занимает место для других отходов, которые не поддаются переработке.

Автомойки, гостиницы и частный сектор врезаются в ливневую канализацию и сливают туда свои отходы. А в специальном бассейне воду с ливневой канализации очищают только от двух компонентов: нефтепродуктов, песка и ила. А там есть и органика, и другие загрязняющие химические вещества, которых в воде не должно быть.

После этого вода сливается в реки Ишим или Акбулак, на которых есть пляжи, где купаются люди. Десятки тысяч самодельных септиков, большая часть которых не соответствуют санитарно-эпидемиологическим стандартам, то есть не бетонируются, тоже наносят огромный вред экологии.

В год казахстанцы выкидывают свыше 5 млн тонн ТБО

На 3,3 тысячи полигонах страны накоплено более 125 млн тонн ТБО (данные на июль 2020 года).

На конец июля в Казахстане выявили более 7,5 тысячи незаконных свалок во всех регионах страны.

Так как грунтовые воды в столице находятся на глубине двух-трех метров, то отходы автоматически попадают в подземные воды. В итоге мы пьем эту грязную воду и моемся в ней.

Посмотрите, сколько по городу мусорок стоит. А вы обращаете внимание, сколько течи вокруг них? Это же всё распространение инфекций!


Если вы считаете, что вышеуказанные экологические проблемы где-то далеко и вас не касаются, то посмотрите, сколько по городу мусорок стоит. А вы обращаете внимание, сколько течи вокруг них? Это же всё распространение инфекций! Надо с этим тоже что-то делать.

Азаттык: Расскажите о практической пользе вашего мониторинга. Вот вы обнаружили незаконную свалку, что происходит дальше?

Шасалим Шагалимов: Если я вижу, что нарушение систематическое, то сообщаю о факте в экологическую полицию, в акимат, к которому относится участок, и пишу об этом в соцсетях. Буквально вчера, когда я обнаружил на «Лесной поляне» (жилой массив возле Нур-Султана) две несанкционированные свалки, опубликовав пост про это.

На следующий день мне позвонили из экологической полиции. Поехали разбираться, и оказалось, что территория относится к Акмолинской области. Но нельзя вот так делить территорию. Мусор-то городской вывозится! И перекладывать из-за формального повода ответственность на других, я считаю, неправильно. Потому что почти вся область захламляется «благодаря» жителям города.

Экологический активист Шасалим Шагалимов. Село Аршалы Акмолинской области, 10 августа 2020 года.
Экологический активист Шасалим Шагалимов. Село Аршалы Акмолинской области, 10 августа 2020 года.

Кроме того, мы с другом создали мобильное приложение и сайт Zhasyl Qalqan («Зеленый щит»), чтобы граждане могли сами реагировать на нарушения экологического законодательства. Например, инициировать субботники и самоорганизовываться. Обнаружили свалку — пишите об этом в приложении с призывом провести субботник. Указываете свой номер телефона и детали мероприятия. И люди, находящиеся в этом сообществе, как правило, присоединяются.

Азаттык: А экологическая полиция по-прежнему существует?

Шасалим Шагалимов: Она была и есть. Просто их всего двенадцать человек на весь город.

Азаттык: С какими проблемами вы сталкиваетесь в защите окружающей среды?

Шасалим Шагалимов: Мы хотели синхронизировать свое приложение с iKomek (Единый контакт-центр iKomek 109 акимата Нур-Султана, принимающий жалобы и предложения от граждан), чтобы при фиксации нарушения информация автоматически направлялась в iKomek, но интеграции не получилось. Не знаю почему. Может быть, это и есть препоны, о которых вы говорите. Я могу лишь догадываться и предполагать. Саму подоплеку я, к сожалению, не знаю.

Азаттык: Год назад вы в рамках проекта «Астана – адалдық алаңы» призывали общественников присоединиться к борьбе с коррупцией в сфере экологии. Много ли людей отозвались и поддержали вас?

Элементарный слив нечистот в неположенном месте уже создает условия для коррупции, потому что водитель ассенизатора может «договориться» с участковым.

Шасалим Шагалимов: Мне почти каждый день присылают сообщения касательно нарушений, связанных с экологией. Я считаю, что коррупцию не только в этой сфере, но и в целом можно искоренить. Не давай взятки, и коррупции не будет. Мы сами ее порождаем. Элементарный слив нечистот в неположенном месте уже создает условия для коррупции, потому что водитель ассенизатора может «договориться» с участковым. Так же и со свалками. Бросил один мусор, второй увидел, подумал: почему кому-то можно, а мне нельзя? И тоже бросил. Мы сами загрязняем природу и создаем условия для коррупции. Если честно, для меня нет разницы между взяткой и брошенным мусором.

«СОСТОЯНИЕ НАШЕЙ ЭКОЛОГИИ — ЭТО РОВНО ТО, ЧТО МЫ СОБОЙ ПРЕДСТАВЛЯЕМ КАК ЛЮДИ»

Азаттык: Свалки в Боровом, добыча глины и соли в розовом озере Кобейтуз в Акмолинской области, сбор лотосов на Первомайских прудах в Алматы, варварство браконьеров, сотнями отстреливающих сайгу. Почему казахстанцы так относятся к природе?

Шасалим Шагалимов: Это всё ведь не первый год происходит. Просто сейчас из-за доступности Интернета мы о таких случаях узнаём чаще и пытаемся как-то реагировать. Состояние нашей экологии — это ровно то, что мы собой представляем как люди. Каждый сам должен ответить для себя: почему я такой и что я должен сделать, чтобы исправиться? Я для себя на эти вопросы ответил, и я делаю.

Азаттык: Очевидно, что в казахстанском обществе существует устойчивый стереотип, мол, из-за большой территории и малочисленности населения экологические проблемы еще не скоро коснутся казахстанцев. Что вы думаете об этом?

Шасалим Шагалимов: Я считаю, что так рассуждать глупо. Площадь Казахстана составляет два миллиона квадратных километров. По статистике, в прошлом году в стране было произведено свыше девяти миллиардов сигарет. Как думаете, сколько из них попало в мусорки? Уверен, не так много.

Вся наша земля погрязла в окурках, которыми сейчас, наверное, можно покрыть всю территорию страны в несколько слоев. Остановитесь в любом месте и посмотрите под ноги, и вы увидите, сколько окурков валяются на земле.

Раньше таких проблем с экологией не было, в частности, потому, что не было пластиковой тары и полиэтиленовых пакетов. Люди использовали многоразовые вещи. Там слили. Здесь выбросили. Сюда приехали, отдохнули, замусорили и загадили.

Одного не можем понять, что, несмотря на то что Казахстан большой, все экологические проблемы в мире взаимосвязаны друг с другом. Мы все когда-нибудь умрем. Кто-то через двадцать-тридцать лет, а кто-то, к примеру, завтра из-за ковида. Останутся те, кто выжил, — наши дети и внуки. Что мы им оставим? Вот в чем вопрос!

Азаттык: Вы выступаете за ужесточение наказания за экологические правонарушения. Что вы конкретно предлагаете? Например, срубил человек незаконно дерево, выбросил мусор на природе или слил отходы из септика в неположенном месте — что ему должно грозить?

Шасалим Шагалимов: В настоящее время за ущерб экологии предусматривается ответственность по административному и уголовному кодексу в виде штрафов и лишения свободы, если правонарушение повлекло ущерб здоровью людей или смерть человека. (В особенной части уголовного кодекса Казахстана есть глава 13 «Экологические уголовные правонарушения».)

Но у нас, как правило, привыкли штрафовать, мол, есть статья, давайте ему штраф 80 тысяч тенге влепим, и всё. Но для правонарушителя это не будет уроком. Я предлагаю хотя бы адмнаказание ужесточить.

Если человек грузовик мусора выбросил в неположенном месте, надо его не только оштрафовать, а заставить собрать этот мусор, отвезти на полигон, заплатить штраф и привлечь к общественным работам. Вот тогда он поймет.

В случае вырубки деревьев надо принудить высадить деревья, и не просто высадить, но и в течение нескольких лет отследить, чтобы они принялись. Я бы вообще ввел мораторий в стране на вырубку любых деревьев. Тем более в Казахстане и так мало лесов. Особенно в регионах, где нет газа, рощи и лесополосы полностью вырубаются.

Азаттык: Воспитание экологической культуры у населения. Кто и как должен, по-вашему, этим заниматься?

Шасалим Шагалимов: Несомненно, надо вводить экологический ликбез в детсадах, школах, колледжах и университетах. Это семя, которое мы можем посадить уже сегодня и воспитать в будущем экологически культурное и грамотное поколение. Сами дети будут учить родителей не сорить. Пока я не вижу всего этого.

Но вместе с тем я вижу, что благодаря соцсетям сейчас местные власти и президент стали обращать внимание на обострившуюся экологическую проблематику. Подвижки есть, и я этому рад. Однако не все функции со стороны госорганов исполняются. Не всегда у властей хватает ресурсов. Если бы был достаточный контроль, то и проблем со стихийными свалками не было бы.

Управления природопользования, санитарные службы, экологическая полиция и акиматы должны тесно взаимодействовать между собой для решения системных проблем. С другой стороны, неправильно всю вину постоянно сваливать на правительство и власти.

Мы, как граждане, тоже должны что-то сделать для улучшения ситуации. Мусор, который вы забрали после себя на отдыхе, — это уже небольшой вклад в чистоту нашей страны.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG