Доступность ссылок

Срочные новости

Угрозы, иски, избиения. С чем сталкиваются журналисты в Казахстане


Угрозы, иски, преследование. С чем сталкиваются журналисты в Казахстане?
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:27 0:00

Видеофрагмент разговора с Тамарой Калеевой, руководителем прессозащитной организации «Адил соз».

2 ноября — Международный день прекращения безнаказанности за преступления против журналистов. Шесть лет назад в этот день Организация Объединенных Наций призвала мир воздержаться от преследования журналистов и любых актов насилия в отношении репортеров. Казахстанские правозащитники говорят, что способы давления на СМИ становятся все более изощренными и разнообразными.

По данным международной организации «Комитет по защите журналистов», с начала 2019 года в мире погибло 19 журналистов, большинство из них были убиты. По сведениям Международной федерации журналистов, в прошлом году при исполнении профессиональных обязанностей погибли 94 представителя СМИ, и это самый высокий показатель за последние четыре года. В федерации говорят, что журналисты нередко становятся жертвами убийств, взрывов и стрельбы.

Международные организации неоднократно заявляли, что журналистов в Казахстане преследуют за их профессиональную деятельность. В рейтинге свободы прессы международной организации «Репортеры без границ» Казахстан занимает 158-е место среди 180 стран. В интервью Азаттыку руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева рассказала о том, с чем приходится сталкиваться журналистам в Казахстане в своей работе, и о давлении властей на СМИ.

Азаттык: Госпожа Калеева, насколько опасно ли быть независимым журналистом в Казахстане?

Тамара Калеева: В Казахстане ситуация, наверное, лучше, чем в Сирии. У нас нет журналистов, убитых при освещении каких-либо военных конфликтов, но назвать эту профессию безопасной я бы не смогла ни в коем случае. Потому что противодействие идет в форме угроз, в форме надуманных уголовных преследований. По искам о защите чести, достоинства, деловой репутации журналистов разоряют очень серьезно. Есть такие проблемы, как воспрепятствование [профессиональной работе] в грубой форме. Одно дело, когда вы пришли на условленную встречу, а чиновник не пришел. И другое дело, когда вы пришли, а охранники начинают показывать силу, и не только охранники, но и приближенные этого чиновника. У нас есть опасные темы, и когда журналисты ими занимаются, они, безусловно, подвергается опасности.

С зонтом — против журналистов:

С зонтом — против журналистов
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:44 0:00

Азаттык: Вы располагаете сведениями о случаях воспрепятствования работе журналистов?​

Тамара Калеева: Мы ведем мониторинг нарушений свободы слова. У нас есть такой раздел, как «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста». Это формулировка уголовного кодекса. До 2015 года наказание предусматривалось статьей 155, сейчас статьей 158. За преступление предусматривается наказание до двух лет лишения свободы. И мы отслеживаем, как эта статья используется. С 2000 года по сегодняшний день у нас зафиксировано 820 случаев воспрепятствования. Это факты, о которых сообщают журналисты и юристы. Между тем обращений в полицию всего 37. То есть журналисты, даже когда у них есть очевидные факты, боятся или не хотят, или жалеют время, или не верят в эффективность. Но то, что эффективность очень низкая, тоже факт. Есть четыре заявления в прокуратуру, есть 13 заявлений в вышестоящие инстанции. До суда дошло только два иска, и из них одно решение в пользу журналиста. Это было в 2005 году.

Азаттык: Отличается ли статистика «Адил соз» от официальной?

Тамара Калеева: У нас есть данные комитета по правовой статистике и специальным учетам генеральной прокуратуры. В Едином реестре [досудебных расследований] зафиксировано всего два дела [о воспрепятствовании]. Из них одно дело прекращено, второе передано в суд. Передано. А поступило в суд – ноль. Вот вам факт, говорящий о безопасности работы журналистов и защите прав журналистов. У нас есть юридические основания. Но у нас нет реальной практики. Наша защита формальная, и то не всегда. Иногда ее нет вовсе.

Азаттык: Кто больше всех оказывает давление на журналистов?

Тамара Калеева: Это зависит от темы. Если речь идет о журналистском расследовании коррупционных дел, то давят чиновники — гражданскими исками, уголовным преследованием, обвиняя в клевете. Международное сообщество и комитет по правам человека ООН многократно рекомендовали Казахстану декриминализировать клевету и оскорбления. Тем не менее, в 2015 году наказание было ужесточено. Ежегодно бывает много дел по клевете, до нескольких десятков. Должна сказать, что далеко не всегда журналистам выносят обвинительные приговоры. Мы недавно говорили с судьями Верховного суда о декриминализации. Они говорят: «Но вы же видите, что у нас идут оправдательные приговоры по "клевете"». Да, в основном, идут. Но если человек оказывается «исключением», ему от этого не легче. Журналиста [из Южно-Казахстанской области] Амангельды Батырбекова приговорили к двум годам и трем месяцам лишения свободы, и ему не легче от того, что он первый такой журналист.

Не должно быть лишения свободы за произнесенные, написанные слова. Нельзя сажать в тюрьму. 7 ноября Казахстан отчитывается в Комитете ООН как страна, ратифицировавшая Пакт о гражданских и политических правах. Мы обязаны выполнять их рекомендации. Это уже третий отчет, и каждый раз было очень много рекомендаций по декриминализации клеветы. Мы не выполняем. Как [власти Казахстана] будут отчитываться, я не представляю. К сожалению, у наших чиновников проблема только с отчетом, а у журналистов очень большие проблемы с профессиональной деятельностью.

Азаттык: Какие виды воспрепятствования деятельности журналистов существуют?

Тамара Калеева: Я говорила о законных формах ограничения работы журналиста. Есть и незаконные. Это угрозы, избиения, поломка аппаратуры. «Ноу-хау» этого года – создание условий, при которых невозможно осуществлять съемку. Мы видели непонятные «банды» женщин, которые срывают мероприятие и ломают оборудование журналистов, ваши коллеги тоже пострадали из-за этого. Форм очень много. Они становятся более разнообразными. Я уже не говорю про различные шантажи, угрозы по телефону, по СМС.

«Ссора» vs спланированная атака? Хроника 22 июля:

"Ссора" vs спланированная атака? Хроника 22 июля
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:36 0:00

Азаттык: Как это влияет на работу СМИ?

Тамара Калеева: Из года в год у нас идет планомерная зачистка информационного поля. Я про оппозиционные СМИ вообще не говорю — их нет. Каждый год издания закрываются под самыми различными предлогами. То сажают редактора, то запрещают ему профессиональную деятельность, то разоряют штрафами, то сетевые издания подвергаются репрессиям, усложняются условия регистрации доменного имени. Последние годы мы наблюдаем, что в принудительном порядке закрывают меньше СМИ, чем ранее. Это связано не с тем, что власти стали добрее, а с тем, что независимых СМИ стало очень мало.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG