Доступность ссылок

Что стоит за предложением президента создать новое министерство иностранных дел и торговли.

Новое событие «государственного масштаба» — общенациональный телемост — преподнесло ряд сюрпризов для общественности. И приятных тоже, конечно, — таких как введение новых больших производств, реконструированной капшагайской трассы и отечественные туфли главного действующего лица мероприятия. Но мы сегодня поговорим о неожиданном — об инициативе главы государства создать новое министерство.

Речь идет о министерстве иностранных дел и торговли. По этому поводу Нурсултан Абишевич сказал очень неоднозначную фразу: «Торговля и внешняя политика должны быть вместе. У нас, оказывается, торговля в одном министерстве, инвестиции — в другом. Кому-то надо за каждой компанией ходить и привлекать сюда. Так делают нормально работающие страны. А у нас этого нет. Мы должны определить, кто этим конкретно будет заниматься».

Все это звучит странно: глава государства как минимум не знал, что дипломаты и продавцы у нас сидят в разных конторах.

Конечно, всё это звучит странно: глава государства как минимум не знал, что дипломаты и продавцы у нас сидят в разных конторах. Об этом свидетельствует его «оказывается». Возможно, он просто немного подзабыл. Когда-то давно при министерстве иностранных дел РК был создан комитет по инвестициям, затем он был переформирован в соответствующий департамент, а вскоре и вовсе перекочевал в профильное министерство. А у дипломатов остался департамент, ориентированный на внешнеэкономическую деятельность. Президент, возможно, просто запамятовал это. Впрочем, создается впечатление, что нас ждет нечто большее, чем комитет при МИД.

Мы сейчас не будем спорить с президентом о том, является ли совмещение «иностранных дел» с торговлей нормой для других стран (по крайней мере, развитых, то есть тех, какими мы стремимся стать). Просто отметим, что МИД — это один из главных обликов любой страны, именно по нему многие оценивают, с кем имеют дело. А если Казахстан хочет выглядеть в глазах мирового сообщества торгашом (а получается, что хочет), то он таким и будет. Хотя с нашими легкодоступными для мировых недрокопателей природными ресурсами мы уже давно таковыми являемся. Это если положа руку на сердце и на лоб говорить.

Но чуть ли не маниакальное желание руководства нашей страны привлечь инвесторов, суля им все блага, приводит к мрачным мыслям, что положение в нашей экономике намного хуже, чем нам представляется.

Не слишком приятно выглядят и инвестиционные желания президента Назарбаева. Конечно, хорошо, когда кто-то стремится вложить в тебя деньги, но здесь, в первую очередь, нужно помнить, что это он делает не по доброте душевной и не из-за наличия лишних миллиардов. Стране нужна прибыль, и желательно большая. Получим ли мы свои дивиденды от этого — вопрос отдельный. Но чуть ли не маниакальное желание руководства нашей страны привлечь инвесторов, суля им все блага, приводит к мрачным мыслям, что положение в нашей экономике намного хуже, чем нам представляется.

Даже американские аналитики из Stratfor еще год назад говорили, что у Казахстана не получается привлекать больших инвесторов для участия в большой приватизации — в первую очередь, из-за жадности местных бизнес-элит. Кстати, это «коммерческое отделение ЦРУ» в качестве неплохого переговорщика, «имеющего дружественные связи на Востоке, в России и на Западе», называло Карима Масимова, но на него, судя по всему, нынче возложены несколько другие, более важные дела. В любом случае, на телемосте президент заявил, что «мы не должны сорвать важную работу».

Но получается, что она находится на грани срыва. Если и отыскиваются инвесторы, то только усилиями самого Нурсултана Абишевича — как говорится, пока сам не сделаешь, никто не поможет. Да и то в основном речь идет о китайском направлении, а точнее, китайском векторе в нашу сторону. Но это негативно воспринято в обществе, да и мало для спасения национальной экономики от краха. Впрочем, является ли спасением лишение себя экономической свободы — еще нужно подумать.

Остаются сомнения в том, будет ли рентабельно рожать и содержать такого монстра?

Когда семья лишается поступления денег, то приходится распродавать «активы» — у кого что есть. Можно идти за «инвестициями» в ломбард, но это только в том случае, если есть, что туда сдавать. Да и существует опасность, что не найдутся средства, чтобы проценты выплатить и залог обратно выкупить. Можно еще и на барахолку пойти: на вторичном рынке продавать то, чем раньше дорожил или что накупил, думая, что это тебе пригодится. Вот этим, судя по всему, и будет заниматься министерство иностранных дел и торговли. А в том, что оно будет создано, уже никто не сомневается: президент дал правительству недельный срок. Остаются сомнения в том, будет ли рентабельно рожать и содержать такого монстра?

Как бы то ни было, в этом есть и позитивные моменты. Теперь наша базарная экономика, подменившая рыночную еще на заре независимости, выходит на новый, международный уровень. И нашим дипломатам на международных встречах и конференциях теперь следует носить отечественную обувь наподобие той, что носит сам президент (но нам не показал ее все-таки). Носить и предлагать в кулуарах иностранным коллегам — может быть, купят.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

  • 16x9 Image

    Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

    Родился в 1973 году в Алматы. Потомственный историк и археолог. В начале века изменил профессию, став журналистом. Редактор и соавтор проектов медиа-сайта guljan.org и журнального проекта ADAM bol. Лауреат премии имени Алтынбека Сарсенбаева. Член Международной Федерации журналистов. Автор Азаттыка с июня 2016 года.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG