Доступность ссылок

Почему вердикт Гааги по Украине и Крыму практически не может быть исполнен.

В январе 2017 года Украина выдвинула в Международный суд ООН иск против Российской Федерации. Киев обвинил Москву в нарушении конвенций о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации. В марте началось рассмотрение иска. Власти Украины обвинили Россию в военном вторжении в 2014 году, а также в поддержке сепаратистов в Донбассе. В иске украинская сторона просила признать ответственность России «за террористические акты, совершённые в Украине ее ставленниками».

В этом контексте упоминаются также катастрофа малайзийского лайнера МН17, обстрелы мирных жителей в Волновахе, Мариуполе и Краматорске, а также взрывы в Харькове в феврале 2015 года.

По утверждению Киева, начиная с незаконного «референдума», российская оккупационная власть проводит политику культурной и физической дискриминации и фактического геноцида по отношению к нерусским общинам. Решение Верховного суда Российской Федерации грубо нарушает фундаментальные принципы Генеральной Ассамблеи ООН в части защиты прав человека. Репрессивные акции властей проявились в исчезновении, убийствах, незаконных осуждениях людей на длительные сроки заключения, повальных обысках, задержаниях, неприкрытом запугивании, прекращении вещания СМИ, а также в ограничении преподавания украинского и крымско-татарского языков в учебных заведениях всех уровней.

Слушания в Международном суде ООН по иску Украины против России. Гаага, 19 апреля 2017 года.
Слушания в Международном суде ООН по иску Украины против России. Гаага, 19 апреля 2017 года.

В то же время суд не увидел достаточного количества оснований, чтобы обвинить Россию в финансировании терроризма в юго-восточных регионах Украины. По мнению председателя суда Ронни Абрахама, прокомментировавшего решение суда, «исходя из приведённых фактов, суд пришел к выводу, что доказательной базы, необходимой для определения дополнительных мер в отношении прав на основании конвенции о борьбе с финансированием терроризма, недостаточно». В части требований по Крыму иск Киева был удовлетворен.

Гаага приняла решение о введении мер для защиты и обеспечения прав украинцев и крымских татар на территории Крыма в рамках соблюдения конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Суд считает, что в Крыму РФ должна воздерживаться от введения ограничений в отношении крымских татар и их сообществ, сохранять их учреждения, включая Меджлис крымско-татарского народа. К тому же РФ должна обеспечить доступность образования на украинском языке.

В Кремле подчеркнули, что в МИДе России решение суда «изучают эксперты». Вместе с тем было отмечено, что верховенство российского закона на территории Российской Федерации (куда незаконно была включена территория Крыма) «не должно обсуждаться».

Как представляется, это решение ставит перед российской властью и ее законодательными органами альтернативу: либо безусловно принять и выполнить требования Гаагского суда, поскольку они, наверняка, существенно снизят давление репрессивных органов, а значит — и статус аннексированной территории, либо их проигнорировать.

Очевидно, что решение Гаагского суда столкнется с активным неприятием со стороны как крымских, так и федеральных властей Российской Федерации, создавая предсказуемо неразрешимые вопросы. И не только правового, но и морального характера.

Напомню, что сразу же после оккупации крымского полуострова деятельность Меджлиса крымско-татарского народа была запрещена по инспирированному властями России обвинению. «Меджлис запрещен за экстремистскую деятельность», — заявили официальные органы. Исходя из этого, Верховный суд Российской Федерации принял решение о его запрете. Основываясь на этом решении, чиновник-коллаборационист Заур Смирнов, именующий себя «главой комитета по делам межнациональных отношений депортированных граждан правительства республики Крым», заявил: «Мы не пойдем на то, чтобы под давлением извне позволить деятельность организации, дискредитированной своими лидерами, которые заняли вражескую позицию по отношению к крымчанам. Крымским татарам не требуется защита извне. Они могут создавать общественные организации для интеграции в социально-политическое пространство России».

Для прояснения ситуации я обратился к лидеру крымско-татарского народа, народному депутату Украины Мустафе Джемилеву.

Лидер крымских татар Мустафа Джемилев. Киев, 24 марта 2017 года.
Лидер крымских татар Мустафа Джемилев. Киев, 24 марта 2017 года.

По мнению Джемилева, решение о восстановлении Меджлиса в его полноценном виде исключено. Во-первых, имеется решение Верховного суда Российской Федерации, которое является окончательным, и его отмена связана с более чем сложными юридическими коллизиями. Если даже допустить, что Меджлис, точнее, его клон попытаются восстановить при помощи крымских татар-коллаборационистов, то и здесь этот спектакль не состоится — не будет кворума.

Подводя предварительные итоги, можно утверждать, что Россия, в очередной раз, нарушая основополагающие законы международного права, становится страной-изгоем. Отсюда можно заключить, что любые договоренности с официальной Москвой в части международных отношений могут быть реализованы только в одном случае: если они могут принести ей какие-либо дивиденды. Равноправные интересы с договаривающейся стороной, равно как и соблюдение международного законодательства, и ответственности за их нарушение, для российских властей неприемлемы.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG