Доступность ссылок

История с отключением коммуникаций в элитном столичном комплексе в мороз показала: можно сколько угодно пытаться сбегать от реальности в своей внутренней Европе, но Казахстан все равно тебя найдет.

Конечно, это не вершина материального благополучия, но если ты купил себе квартиру в столичном жилом комплексе с названием, которое звучит как музыка – «Итальянский квартал» или «Городской романс», – то можешь втайне гордиться, что жизнь удалась – в отличие от многих и многих других. Скорее всего, ты работаешь в квазигосударственном секторе, в какой-нибудь национальной компании, связанной с полезными ископаемыми, или в компании, которая выигрывает тендеры у национальной компании, связанной с полезными ископаемыми. Как бы то ни было, ты достиг всего благодаря собственному уму и труду. Ну, или почти так: в наших реалиях без оговорок трудно. Ты вправе гордиться своим привилегированным положением, которым, по сравнению с другими казахстанцами, обладают все столичные жители, если они, конечно, не гастарбайтеры из аула, снимающие вдесятером барачную комнату.

Новости про лопнувшие трубы и замерзающих людей то в Кокшетау, то где-нибудь в Кентау, стабильней которых зимой только новости про «невиданную в этом году» эпидемию гриппа, в роскошных, хорошо отапливаемых апартаментах воспринимаются как далекая экзотика. Трудно поверить, что это одна страна – село Шахан, где в квартирах топят печи или в подвале ставят отопительные котлы, и итальянско-французские кварталы Астаны, в переулках которых бегают, как написали в одном рекламном проспекте, прекрасные бамбини и инфанты. Именно так – бамбини и инфанты. Холодными зимними вечерами, наверное, приятно осознавать, что ты попал, оказался, вскарабкался в лучшую часть этой страны, коли уж она такая неоднородная. Не вершина, но где-то рядом.

Но однажды вечером что-то идет не так, и ты со своими бамбини в -35 остаешься в чопорных апартаментах без света, тепла и газа, как житель какого-нибудь депрессивного Жанатаса.

Но однажды вечером что-то идет не так, и ты со своими бамбини в -35 остаешься в чопорных апартаментах без света, тепла и газа, как житель какого-нибудь депрессивного Жанатаса.

Бедные и богатые кварталы, районы, дома, - также как богатые и бедные люди, в них живущие, - есть повсюду в мире. Но не везде разницу между ними определяет пропасть от взорванного автономного котла отопления или газового баллона. Не везде, чтобы жить достойно, надо жить в паре-тройке городов страны, а если честно, то жить надо только в столицах. Ведь все, что находится за пределами их крайних кольцевых, – это естественный антураж для фильмов партизанского кино. Чума и взрыв газового баллона в селе Каратас, в который так и не провели воду и газопровод.

Но изощренная справедливость в том и состоит, что в такой системе никто не застрахован – ни богатые, ни бедные; ни те, кто живет в черно-угольном Шахане, ни те, кто думал, что укрылся в своей личной Италии, которая на поверку оказывается всего лишь дорогой подделанной декорацией. В настоящей, а не выдуманной Италии вы можете приятно и комфортно жить вдали от столицы в маленьком городке, и он будет даже милым, а не обязательно депрессивным, где не живут, а массово выживают, но и жильцы престижного квадрата моды в Милане никогда не останутся без света и тепла. У пропасти, если она есть, границы всегда размыты, и любой может упасть в нее в сорокоградусный мороз. Потому что только в такой системе сбитых координат кто-то может счесть возможным то ли от крайней нужды, то ли от невежества – этого неизменного спутника бедности – рисковать жизнью, забравшись в высоковольтный колодец, чтобы вытащить медную проволоку ценой в несколько тысяч тенге. А может, это преступление социальной ненависти? Как знать.

Даже если вы оказались в лучшей «европейской» части – это все-равно одна страна, от нее не отгородишься своей мексиканской стеной и шенгенской визой.

Новость про замерзающие в двух шагах от главных зданий страны элитные кварталы этой зимой драматически завершила череду взрывов и обрушений старых домов в замшелой провинции. Даже если вы оказались в лучшей «европейской» части – это все-равно одна страна, от нее не отгородишься своей мексиканской стеной и шенгенской визой. Ваша внутренняя Европа слишком уязвима в родном аутентичном окружении. История бы идеально закольцевалась, если бы тот, кто ползал темной студеной ночью под землей по кабельным линиям и сдирал с них с риском для жизни грошовую медь, оказался уроженцем Шахана. Но поскольку это не придуманная история, а настоящая, то недотепы, оставившие элитные кварталы без тепла, конечно же, уроженцы не Шахана, а его многочисленных сел-близнецов.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG