Доступность ссылок

Срочные новости

Между Россией и Украиной назрел новый нежданный кризис – в мелком, небольшом и насквозь просматриваемом техническими средствами Азовском море вдруг сформировалась крупная военно-морская группировка России. Украинцы уже заговорили о блокаде своих портов.

Последние полтора месяца с 17 мая 2018 года большинство судов, следующих как в украинские порты Мариуполь и Бердянск, так и из них, подвергаются досмотру судами российского ВМФ и пограничной службы. По данным украинской военной разведки, для этих целей Россия перебросила в Азовское море до 40 боевых судов. Ситуация для украинцев усугубляется и полным российским контролем над Керченским проливом, наступившим после окончания строительства Крымского моста.

Важно отметить, что суда в Азовском море не задерживают, а досматривают. По данным главного редактора сайта Blackseanews Андрей Клименко, с 17 мая по 26 июня ФСБ России в Азовском море было зафиксировано 46 остановок 37 судов (есть суда, которые досматривали дважды). Время задержки (досмотра) в каждом случае было от двух с половиной до четырех часов. В Керченском проливе с 23 июня досмотру было подвергнуто 15 судов, направлявшихся в порты Мариуполя и Бердянска и из них.

Начиная с 26 июня ведется ежедневный мониторинг прохода судов через Керченский пролив. За последние пять дней в украинские порты Азовского моря и обратно шло 11 судов. И в каждом случае в проливе и перед проливом задержка судна перед проходом под мостом составляла от 12 до 88 часов. Для сравнения: раньше перед мостом в проливе она никогда не превышала двух часов. Суда в данном случае шли под флагами Украины, Турции, Ливана.

На украинских судах сотрудники ФСБ России проводили с экипажами беседы – спрашивали об участии в АТО, запрещенном в России "Правом секторе".

Объединяют все эти "флаги" убытки – сутки фрахта сухогруза водоизмещением до 60 тысяч тонн стоят от 18 до 25 тысяч долларов США. Незапланированные задержки – это всегда и незапланированные убытки. Исходя из статистики, многие корабли досматривались по пути в Мариуполь и обратно, досматривались неоднократно, на украинских судах сотрудники ФСБ России проводили с экипажами беседы – спрашивали об участии в АТО (антитеррористической операции на востоке Украины), запрещенном в России "Правом секторе". Кроме того, они искали на телах членов экипажей патриотические татуировки. Мариуполь – единственный порт, через который идет экспорт продукции местных металлургических комбинатов, крайне важной для Украины отрасли промышленности. Мариуполь в мирное время давал 9 процентов ВВП всей Украины, здесь расположены два крупнейших металлургических комбината страны, даже сейчас город обеспечивает четверть налоговых поступлений всей Донецкой области.

По информации Blackseanews, "Майдана иностранных дел" и Института черноморских стратегических исследований, чтобы системно влиять на судоходство и массово проверять суда, Россия в последнее время перебросила в Азовское море шесть артиллерийских катеров, два ракетных корвета и шесть или семь десантных судов. Официальные украинские органы ситуацию на Азовском море комментируют с крайней неохотой. К примеру, переброску "более сорока боевых судов" представитель ГУР (главного управления разведки) министерства обороны Украины Вадим Скибицкий подтвердил в эфире украинского "5 канала" только 27 июня, через 40 дней после начала кризиса.

Что происходит в Азовском море, возможна ли высадка российской морской пехоты где-нибудь под Бердянском и может ли морская блокада решающим образом повлиять на работу украинских портов и металлургических комбинатов?

КТО ХОЗЯИН В АЗОВСКОМ МОРЕ

Боевые суда ВМФ и ФСБ России своими досмотрами судов никаких законов не нарушают.

Часть украинских депутатов, общественные активисты и волонтеры уже называют ситуацию Азовским беспрецедентным кризисом и требуют от своего правительства и парламента срочной денонсации договора с Россией "О сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива". Этот договор возник после кризиса вокруг острова Тузла и стал плодом компромисса: Азовское море было объявлено общим внутренним морем Украины и Российской Федерации и никакой границы там нет – демаркацию должны были сделать по согласованию между обеими сторонами. Шансов на это согласие по очевидным причинам сейчас нет. Получается, что боевые суда ВМФ и ФСБ России своими досмотрами судов никаких законов не нарушают.

– Азовское море небольшое, и контролировать его технически не представляет никакой сложности, мы отслеживаем ситуацию и всю информацию передаем в штаб Операции объединенных сил. Что касается действий России, то она не задерживает суда, а их осматривает. Тут важно понимать, что осмотр судов в Азовском море не является нарушением международного законодательства. С конца 2003 года согласно договору о сотрудничестве Украины и России Азовское море является морем внутреннего пользования, и украинская и российская сторона во всем бассейне могут делать все, что считают нужным. Лишь бы это не вредило другой стороне. Мы тоже иногда досматриваем суда, которые идут в российские порты.

Меры противодействия отрабатываются вместе с вооруженными силами и штабом Объединенных сил.

В то же время мы прекрасно понимаем, что эта мера, которую они начали применять уже с конца апреля, – это попытка показать, кто хозяин в Азовском море, и соответственно контролировать передвижение всех судов в море. Тем более что Керченский пролив уже находится под фактическим контролем Российской Федерации. Количество переброшенных судов Российской Федерации тоже не соответствуют размерам небольшого Азовского моря. Как противодействуем? Пограничники не отвечают за безопасность Азовского моря, меры противодействия отрабатываются вместе с вооруженными силами и штабом Объединенных сил. Это комплекс мер, в котором задействованы все, – поясняет ситуацию для Радио Свобода помощник командующего Пограничными войсками Украины Олег Слободян.

Азовское море очень мелкое с большим количеством течений и малопригодно для десантных операций, но десантные корабли России в него зашли. Тотальный досмотр судов не имеет практического смысла и результата, но флот артиллерийских катеров в Азовье резко увеличен. Еще более сюрреалистичной ситуацию сделала переброска из Каспийской флотилии в местные воды двух ракетных корветов из числа участвовавших в обстреле ракетами "Калибр" территории Сирии. Они и находясь на Каспии вполне могли накрыть любую цель от украинского Азовского побережья до Киева и дальше.

На столь наглядную демонстрацию российской военной мощи Украина начала реагировать.

У пограничной охраны есть 18 катеров, которые в состоянии патрулировать только прибрежные воды.

С 1 июня до конца лета на побережье объявлено о проведении учений, что едва не сорвало местный курортный сезон. Над пляжами начались полеты штурмовиков. В июне на полигонах возле Бердянска прошли боевые стрельбы артиллерии Николаевской бригады морской пехоты. В полку "Азов" не скрывают своего участия в противодесантных мероприятиях, и, судя по отсутствию большинства танков на базе в Урзуфе, часть из них находится в засадах на опасных направлениях. Сил ВМФ Украины на Азовском море нет никаких, у пограничной охраны есть 18 катеров, которые в состоянии патрулировать только прибрежные воды.

В Мариуполе же российское демонстративное наступление связывают с историей рыболовецкого сейнера "Норд", который с марта 2018 года стоит арестованный под контролем пограничников в Бердянске. Радио Свобода поговорила с бывшей общественной активисткой, одним из создателей "Самообороны Мариуполя" Марией Подыбайло. Сейчас Мария военнослужащая на контракте – офицер формирующейся в Мариуполе бригады территориальной обороны. Украинское министерство обороны формирует 25 бригад территориальной обороны со штатным составом в 3600 человек во всех областях страны (в Киеве и области их будет две), в июне на Гончаровском полигоне прошли первые бригадные учения Черниговской бригады теробороны, которая была пилотным проектом новой реформы. В Мариуполе бригада только формируется, осенью здесь прошли первые ротные учения, Радио Свобода застало Марию Подыбайло за беседой с очередным добровольцем – мастером одного из цехов металлургического комбината имени Ильича Владимиром Машошиным.

Нас собирались "шатать" по всем направлениям – как в 2014 году. Все необходимые меры нашими тогда были приняты.

– Мы на нашей земле отслеживаем все, – пояснила Мария Подыбайло. – И этот Азовский кризис для нас начался 21 мая, когда одному из наших людей на обе сим-карты телефона с одного и того же сайта пришло сообщение: "Рыбаки города! Идем 25.05 в 12-00 к зданию администрации! Пусть отдадут это корыто русским, и мы снова сможем рыбачить в море!" Ты понимаешь? Какого города, какой администрации, какие рыбаки? Одновременно начались сплошные проверки кораблей, и с 21 мая на три дня россияне объявили о закрытии участка морской акватории из-за учений на Азовском море, которые в итоге почему-то так и не состоялись. Нас собирались "шатать" по всем направлениям – как в 2014 году. Все необходимые меры нашими тогда были приняты.

В Мариуполе здание городской администрации сгорело в мае 2014 года в ходе событий "русской весны", и до сих пор оно не восстановлено. Различные службы городской власти квартируют в разбросанных по городу разных помещениях, люди массово рыбачат на пляжах с удочками, а рыболовецкие артели работают не в городе, а в селах возле линии соприкосновения. "Корыто" – сейнер "Норд" – стоит под арестом в порту Бердянска, а не Мариуполя.

– Кроме того, после того как подтянулась армия, россияне разместили на одном из своих пропагандистских ресурсов материал от лица журналиста, которого здесь не могло быть, с большим количеством неправды, но довольно точными данными о перемещениях и усилении украинской армии и подготовке к отражению десанта, – продолжает Подыбайло.

Материал вышел на сайте "Свободная пресса" и, кроме всего прочего, сообщал о переброске к побережью артиллерийских частей из-под Одессы, пехотных частей из-под Кропивницкого и развертывании под районным центром Никольское (до декоммунизации Володарское, соседствует с Мариуполем) третьего по счету в этих местах зенитно-ракетного дивизиона С-300ПС, ракеты которого в случае необходимости можно применять и по морским целям.

НОВУЮ БЛОКАДУ СО СТАРОЙ НЕ СРАВНИТЬ

Дополнительные затраты ложатся наценкой на продукцию комбинатов.

Приведут ли задержки и давление на экипажи и владельцев судов к блокаде портов украинского Приазовья? Директор и сотрудники Мариупольского торгового порта говорят о блокаде крайне осторожно и неохотно. Негативное влияние на порты Азовского моря оказал Крымский мост. Его главная арка вместо обещанных и предварительно заявленных 44 метров имеет высоту в 35 метров, что позволяет проходить судам только высотой до 33 метров. Это сразу "не пустило" в Мариуполь большие сухогрузы, которые перевозили продукцию металлургических комбинатов. Теперь металл вывозят более малыми судами и впоследствии перегружают на более крупные. Дополнительные затраты ложатся наценкой на продукцию комбинатов.

В комментарии украинскому ресурсу Ліга.net глава администрации Мариупольского порта Борис Барский сообщил, что из-за Крымского моста в порт больше не могут заходить "144 судна, которые заходили на протяжении последних двух-трех лет". По данным местной пресс-службы, это 30 процентов традиционного флота Мариупольского торгового порта.

Радио Свобода нашло в Мариуполе эксперта, близкого к порту, который на условиях анонимности рассказал о ситуации вокруг всех блокад Мариуполя.

Что касается давления России на экипажи и собственников судов, то это дополнительные убытки и нервы.

– Обычно задержка судна в море является большой проблемой, судно срывает график и, приходя в порт, часто сталкивается с тем, что под разгрузку взяли другого – убытки только множатся. Но наш порт совершенно не перегружен сейчас, и эта проблема нам не грозит! Если в 2016 году мы отгружали в месяц от 1,3 до 1,5 миллиона тонн, то сейчас хорошо, если 300 тысяч. Отсюда везли чугун, уголь, кокс из Донецка, Енакиево, и были планы по Алчевску. С блокадой, а потом захватом самопровозглашенными республиками предприятий украинской юрисдикции на неконтролируемых территориях этот поток прекратился. Второй бедой порта является малая пропускная способность железной дороги, ее под себя сейчас используют только меткомбинаты, и никаких других грузов быстро и, главное, планово завести и накопить в порту в Мариуполе для экспорта практически невозможно. На фоне этих проблем новая блокада, конечно, проблема для порта, но не решающая. Что касается давления России на экипажи и собственников судов, то это дополнительные убытки и нервы. Наши арестовали этот "Норд", вдруг русским придет в голову задержать какой-нибудь сухогруз в отместку? День фрахта 18–20 тысяч долларов, вот и умножайте эти цифры на десять дней простоя, на сто, – говорит он.

С потерей Донецка украинский Мариуполь оказался в логистическом тупике, грузы отсюда уходили по обводной маломощной железнодорожной ветке Камыш Заря – Волноваха. Сейчас ее несколько расширили, и ее пропускная способность достигла 50 пар составов в сутки, из которых нужно вычесть пассажирские поезда на Киев, Львов, Одессу и Харьков. Пропускной способности железнодорожной ветки и, главное, имеющихся в наличии исправных тепловозов в этих условиях едва хватает, чтобы закрывать потребности металлургических гигантов Мариуполя.

ЧЕГО ДОБИВАЕТСЯ РОССИЯ?

Наблюдатели предполагают, что в Азовском море куется новый российский рычаг воздействия на Украину, который пойдет в дело после окончания чемпионата мира по футболу.

Следующая комбинированная российская атака на Украину будет производиться с использованием моря.

– Я не считаю, что нынешний кризис на Азовском море связан с задержанием судна "Норд", таких инцидентов было и будет еще много, – говорит главный редактор сайта Blackseanews Андрей Клименко. – "Казус белли" в современном мире искать несложно. Корень нынешней проблемы в том, что российская сухопутная операция в Донбассе зашла в тупик и продолжение ее теми же методами приведет к неприемлемым потерям. Украина усилилась на суше, но по-прежнему слаба на море. Поэтому следующая комбинированная российская атака на Украину будет производиться с использованием моря. И ответом на нее должен быть комплекс дипломатических, политических и военных мер и в том числе денонсация договора от 2003 года. Чего мы в том числе и добиваемся!

В свою очередь, политолог директор Агентства развития Приазовья Константин Батозский считает, что на Азовском море идет подготовка к разрыву большого договора о дружбе между Россией и Украиной:

– Политика России в Азовском море – это продолжение гибридной войны новыми средствами. В этой войне Кремль преследует несколько целей одновременно. Первая – создать в акватории Азовского моря ситуацию, которая заставит Украину поставить вопрос о пересмотре действующего большого договора о дружбе с Россией. Этот договор интересен несколькими аспектами. Во-первых, это зафиксированный в нем статус Азовского моря как внутренних вод России и Украины. Во-вторых, взаимное признание сторонами государственных границ. Если Украина в одностороннем порядке выйдет из данного договора, то Россия будет рассматривать это как отказ от признания границ. То есть как отказ борьбы как за Крым, так и за оккупированные территории. Очевидно, что Кремль использует этот аргумент в своей дальнейшей борьбе за признание Крыма российской территорией.

На руку Кремлю также будет играть изменение статуса Азовского моря. В этом случае Москва будет исходить из того, что новая государственная граница должна включать в себя Крым. А поскольку Украина никогда на это не согласится, Россия будет и дальше считать Азовское море внутренними водами. Что позволит ей оправдывать бесконтрольное наращивание сил на Азове соображениями безопасности и неопределенности.

Наращивать им логистику через существующую железнодорожную сеть на сегодняшний день невозможно.

Вторая цель России – создание вокруг украинского Приазовья "логистической удавки" путем умышленного, на грани закона, ограничения свободы судоходства. Это делается через незаконные досмотры следующих в украинские порты кораблей силами ФСБ. Из-за этого нарушается график маршрута, что приводит к прямым убыткам судовладельцев. Другой способ ограничить свободу судоходства – это создание постоянных "пробок" на пути следования кораблей через Керчь-Еникальский пролив путем надуманных ограничений, связанных с работами по сооружению мостового перехода из материковой России в украинский Крым. Таким образом, созданная Россией "логистическая удавка" наносит прямые убытки мариупольским меткомбинатам, ведь наращивать им логистику через существующую железнодорожную сеть на сегодняшний день невозможно.

Все это, безусловно, создает дополнительные риски экономической и физической безопасности всего украинского Приазовья, – говорит он.

Большой договор "О дружбе" между Россией и Украиной автоматически продлевается каждые десять лет, если одна из сторон не заявляет о выходе из договора. Очередной срок пролонгации договора близок – он в сентябре 2018 года.

Материал Дмитрия Кириллова, корреспондента Русской редакции Азаттыка – Радио Свобода.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG