Доступность ссылок

Срочные новости

Загадочная смерть турецкого дипломата в «свободном от вируса» Туркменистане


Турецкий дипломат Кемал Учкун.

В начале июля в Туркменистане умер дипломат посольства Турции. Туркменские власти утверждают, что он скончался от пневмонии. Но человек, обладающий сведениями из первоисточника, говорит, что ему позволили умереть, лишь бы только Туркменистану не пришлось признавать, что в стране был случай коронавируса.

Турецкий дипломат Кемал Учкун находился в Туркменистане с января 2018 года.

27 июня Учкун понял, что начавшиеся двумя днями ранее приступы кашля могут быть чем-то серьезным.

Он поехал в больницу в столице Туркменистана Ашгабате, куда и был принят с респираторными проблемами, и проходил лечение от пневмонии.

Но покинуть больницу живым ему не было суждено.

Согласно официальным данным Туркменистана, Учкун умер от пневмонии в разгар внезапной волны смертей, которую туркменские чиновники списывают на пневмонию.

Но один человек, хорошо осведомленный о событиях, предшествовавших смерти Учкуна, говорит, что дипломат умер от COVID-19.

Этот источник, пожелавший сохранить анонимность из-за опасений расправы за предание этой информации огласке, сказал Туркменской редакции Азаттыка, что Учкун мог бы быть спасен, если бы туркменские чиновники не были так одержимы приверженностью утверждениям правительства, что в Туркменистане нет случаев заболевания коронавирусом.

Учкун скончался вечером 7 июля. Вскоре после этого за его телом для захоронения прибыл специально высланный из Турции самолет.

Собеседник-источник Туркменской редакции Азаттыка подробно рассказал о событиях, происходивших с момента госпитализации Учкуна и до его смерти.

По словам источника, Учкуну диагностировали пневмонию и врачи в ашгабатской больнице давали ему антибиотики. Он рассказывает, что туркменские врачи дважды проверяли Учкуна на коронавирус, но оба раза результаты, с их слов, были отрицательными.

Так как состояние турецкого дипломата ухудшалось, он получил медицинские записи, включая рентгеновские снимки, снятые с интервалом в несколько дней, и отправил их нескольким врачам в Турции, чтобы узнать их мнение.

Среди врачей в Турции были медики, которые специализируются на лечении случаев коронавируса.

По их мнению, можно было быть более чем на 90 процентов уверенным в том, что Учкун заразился коронавирусом, они посоветовали ему немедленно вернуться в Турцию для лечения.

На седьмой день нахождения в больнице Учкун потребовал экстренной эвакуации.

Но, по словам источника Туркменской редакции Азаттыка, чиновники в стране отказались разрешить самолету турецкой санитарной авиации прилететь в Туркменистан.

Отчасти в этом нет ничего удивительного.

Женщины в защитных масках в Туркменистане. Ашгабат, 13 июля 2020 года.
Женщины в защитных масках в Туркменистане. Ашгабат, 13 июля 2020 года.

С начала марта Туркменистан перенаправляет все международные рейсы, прибывающие в Туркменистан, в аэропорт в восточном городе Туркменабат, в нескольких сотнях километров к востоку от Ашгабата.

Санитарный самолет, который хотела отправить Турция, естественно, запрашивал разрешение на посадку в Ашгабате, где находился на госпитализации Учкун.

По идее, это не должно было стать серьезным препятствием. Но отчего-то стало...

Разрешение на полет в Ашгабат было выдано только 9 июля, через два дня после смерти Учкуна.

С того момента, когда Кемал Учкун получил заключение турецких врачей, и до его смерти врачи ашгабатской больницы продолжали лечить его антибиотиками.

Учкун знал о том, что ему нужно попросить противовирусные препараты. Но врачи ашгабатской больницы продолжали лечить его антибиотиками.

Настойчивые утверждения туркменских представителей власти о том, что в стране нет случаев коронавируса, противоречат всякому здравому смыслу.

Расположенные по соседству с Туркменистаном страны — Казахстан, Узбекистан, Афганистан и Иран — зарегистрировали десятки тысяч случаев COVID-19.


По неофициальной информации из Туркменистана, вирус уже нанес сильный удар по населению.

Власти Туркменистана время от времени вводили меры, которые внедрили другие страны для борьбы с распространением коронавируса. Но в Туркменистане официальные лица не признавали, что COVID-19 является причиной новых мер по охране общественного здоровья.

Например, ношение масок было неофициально запрещено, полиция на деле даже снимала маски с лиц людей, вплоть до 8 июля, вскоре после прибытия делегации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и на следующий день после смерти Учкуна.

Но затем внезапно ношение масок на публике стало обязательным в бывшей советской республике Центральной Азии.

Официальная причина нового требования на ношение маски — защита людей от пыли. Но пыль — обычное дело для Туркменистана, так как большая часть страны — пустыня.

Когда с северо-востока дуют сильные ветры, они часто несут соль со дна высохшего Аральского моря.

Власти ранее никогда не призывали людей носить маски.

Этот визит делегации ВОЗ первоначально планировался на конец апреля. Но туркменские власти задержали прибытие команды более чем на два месяца.

На пресс-конференции 15 июля глава миссии ВОЗ Кэтрин Смолвуд сказала, что команда посетила все объекты по заранее согласованному с туркменскими властями плану.

Она заявила, что представители миссии не увидели и не услышали ничего из того, что противоречило бы утверждению туркменского правительства о том, что коронавируса в стране не существует.

Тем не менее Смолвуд порекомендовала туркменским властям действовать так, «как будто по стране циркулирует COVID-19».

Она также прокомментировала «сообщения об участившихся случаях острых респираторных заболеваний или пневмонии неизвестного происхождения». По ее словам, ВОЗ рекомендовала «активизировать работу систем эпиднадзора и тестирования, а также направлять взятые образцы в референс-лаборатории ВОЗ для повторного тестирования».

Туркменские власти закрыли страну от остального мира много лет назад, сделав практически невозможной независимую проверку многочисленных заявлений об успехах, озвучиваемых правительством.

Ашгабат предпринял очень много усилий для того, чтобы мифы не были развенчаны.

Трудно представить, что кому-либо, особенно иностранному дипломату, было бы позволено умереть лишь ради того, чтобы поддержать утверждение правительства о том, что в стране нет COVID-19.

Но источник Туркменской редакции Азаттыка не сомневается, что именно такая судьба постигла Кемала Учкуна в Туркменистане.

При подготовке статьи были использованы материалы Туркменской редакции Азаттыка.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG