Доступность ссылок

Срочные новости:

«Нужно будет разрешение на хадж». В Китае приняли положение по делам религии в Синьцзяне


Этнические уйгуры выходят из мечети после послеобеденной молитвы в Урумчи, Синьцзян, 12 сентября 2004 года
Этнические уйгуры выходят из мечети после послеобеденной молитвы в Урумчи, Синьцзян, 12 сентября 2004 года

С 1 февраля на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая вступает в силу специальное положение, которое призвано контролировать поведение верующих в этом регионе. Согласно документу, отныне строительство мечетей, совершение паломничества и получение религиозного образования возможно будет только с разрешения местных властей. Положение также запрещает хранение религиозных файлов на мобильных телефонах и компьютерах. Эксперты полагают, что с помощью новых правил Пекин намерен узаконить нарушение прав человека в Синьцзяне.

Положение по делам религии Синьцзян-Уйгурского автономного района в конце 2023 года принял постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей в СУАР.

Согласно новому документу, имеющему силу закона, ни одна организация или частное лицо не может использовать религию в деловой сфере или культуре. Например, никто не может проводить свадьбы и похороны по религиозным правилам, если таковые не зарегистрированы в соответствии с законодательством. А любые реконструкция или строительство религиозных зданий должны быть одобрены отделом по делам религии местных властей.

Правила также предписывают, что хадж в Мекку может быть организован исключительно «Исламской ассоциацией Китая», подконтрольной государству. Также запрещается приводить на религиозные собрания детей до 18 лет и давать им религиозное образование в целом.

Издание Bitter Winter, освещающее вопросы религиозной свободы и прав человека, пишет, что «Пекин таким образом пытается оправдать вандализм в отношении мечетей под видом этой правовой политики и политики китаизации».

Мужчины-уйгуры собираются на рынке в Кашгаре, провинция Синьцзян, 3 августа 2011 года
Мужчины-уйгуры собираются на рынке в Кашгаре, провинция Синьцзян, 3 августа 2011 года

«Статьи Положения в Синьцзяне более жёсткие, чем те, которые применяются в других провинциях и регионах. Даже китайская пропаганда признаёт, что в Синьцзяне религия будет контролироваться более жёстко, чем в "нормальных" провинциях и регионах, но, как обычно, оправдывает это необходимостью борьбы с "экстремизмом" и "терроризмом"», — говорится в статье.

К примеру, новое положение диктует, что религиозные объекты, даже уже построенные, должны отражать «китайские особенности и стиль» с точки зрения архитектуры, скульптуры, живописи, а храмы, мечети и церкви должны отчитываться перед местным народным правительством.

Ужесточены правила и в части публикации религиозных статей и книг: их выпуск возможен только с одобрения отдела по делам религии народного правительства автономного района. При этом ни одна организация или физическое лицо не может использовать цифровые публикации, в том числе записи в интернете, соцсетях и даже в мобильном телефоне.

Закон содержит несколько статей для глав религиозных учреждений — имамов, глав церквей, храмов. В нем указывается, что духовенство «должно быть патриотичным и законопослушным, придерживаться правильного пути и противостоять экстремизму». Духовенство в Синьцзяне отныне не может принимать признание, назначение и почётные звания от зарубежных организаций или частных лиц.

В случае нарушения правил религиозные лидеры, служащие и центры лишаются выданного властями разрешения на осуществление деятельности. Религиозные группы и частные лица, нарушившие этот закон, подлежат наказанию — от штрафов до уголовного преследования.

«В СИНЬЦЗЯНЕ МНОГИХ ХОРОНЯТ БЕЗ ОБРЯДА ЖАНАЗЫ»

Бекзат Максутханулы, лидер незарегистрированной организации «Атажурт», которая поднимает проблемы этнических казахов в Синьцзяне, считает, что «посредством этого закона Китай намерен узаконить притеснения по религиозным убеждениям в Синьцзяне».

— В Синьцзяне почти нет религиозной деятельности. С 2016 года люди лишились возможности открывать религиозные образовательные учреждения, совершать религиозные обряды. Большинство имамов, которых Китай сам обучал, были заключены в лагеря. Многие вышедшие на свободу потеряли здоровье или боятся совершать религиозные обряды. Имам одного села не может пойти в другое село и читать там Коран. Сейчас в Синьцзяне в большинстве случаев умерших хоронят без обряда жаназы, потому что нет имамов или их права ограничены. У нас есть такие факты, когда имам одного села подвергался преследованию за проведение обряда жаназы в другом селе. Хотя Китай не принимал конкретных законов, религиозные права в Синьцзяне уже давно ограничены. Этот закон является легализацией всех предыдущих действий, — говорит он.

На этой фотографии, сделанной 15 июля 2023 года, изображены полицейские, стоящие на страже главной площади Кашгара в северо-западном регионе Синьцзяна Китая
На этой фотографии, сделанной 15 июля 2023 года, изображены полицейские, стоящие на страже главной площади Кашгара в северо-западном регионе Синьцзяна Китая

Ербол Даулетбекулы, лидер «Атажұрт еріктілері», ещё одной организации, занимающейся проблемой синьцзянских казахов, говорит, что «в Синьцзяне и раньше не было религиозной свободы и Китай пытается оправдать свои действия в Синьцзяне новым законом».

— С 2017 года Китай связывает геноцид в Синьцзяне с религией, а религию — с терроризмом. Миллионы людей были обвинены в терроризме, заключены в лагеря, тюрьмы и отправлены на принудительные работы из-за идеологии. Теперь Китай пытается оправдать свои преступления в Синьцзяне перед миром и международным сообществом, чтобы их преступления выглядели законными. Этот закон — один из них. Кроме того, из-за границы приглашаются журналисты и блогеры, которые показывают «счастливую жизнь» в Синьцзяне. Но в Синьцзяне по-прежнему существуют лагеря, тюремное заключение и принудительный труд. Религиозная деятельность контролировалась ещё до выхода этого закона, — говорит он.

Положение о религии в СУАР был принят после того, как президент Китая Си Цзиньпин поставил задачу «китаизировать ислам» в Синьцзяне. 26 августа прошлого года в ходе визита Си Цзиньпина в Урумчи, административный центр Синьцзяна, он поручил местным чиновникам «продолжать политику китаизации ислама» и «контролировать незаконную религиозную деятельность».

Ситуация в Синьцзяне ухудшилась после 2017 года. По данным ООН, с 2017 года в лагеря политического перевоспитания в Синьцзяне были заключены более миллиона уйгуров, казахов и других мусульман. Международные организации раскритиковали действия Китая, однако Пекин называет свою политику в Синьцзяне «борьбой с экстремизмом», а политические лагеря — «центрами профессиональной переподготовки».

Вышедшие из лагерей на свободу уйгуры и казахи не раз рассказывали, что их там пытали, насиловали, давали неизвестные препараты и привлекали к принудительному труду.

Китайские мусульмане-уйгуры сидят возле мечети в городе Кука, в северо-западном регионе Китая Синьцзян, май 2022 года
Китайские мусульмане-уйгуры сидят возле мечети в городе Кука, в северо-западном регионе Китая Синьцзян, май 2022 года


Соединённые Штаты и страны Запада заявили, что произвольные задержания, пытки, принудительная стерилизация женщин и принудительный труд жителей Синьцзяна в Китае являются геноцидом и преступлениями против человечности.

В прошлом году в организации Human Rights Watch заявили, что Китай продолжает политику притеснения в Синьцзяне. В районе закрыли две трети мечетей, а в самих храмах убрали минареты и купола. Организация также сообщила, что власти установили камеры в мечетях страны.

Китай не пускает в Синьцзян экспертов ООН и западных стран. Пекин приглашает в Синьцзян дипломатов и журналистов из стран, находящихся под его влиянием, и проводит экскурсии. Такую поездку совершили и казахстанские дипломаты и журналисты.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG