Доступность ссылок

Срочные новости:

Диверсия от России или труба сломалась под санкциями? Что произошло с КТК и как теперь Казахстану продавать нефть  


Морской терминал Каспийского трубопроводного консорциума в Новороссийске

Два выносных причальных устройства Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) в Новороссийске, через который транспортируется 80 процентов казахстанской нефти на Запад через Россию, вышли из строя более недели назад. Эксперты прогнозируют, что, если замедление экспорта нефти продолжится, экономику Казахстана ждет очередной кризис.

В 2022 году Казахстан планировал добыть 87,5 миллиона тонн нефти на трех месторождениях — Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке, что на два миллиона тонн больше, чем в прошлом году. На экспорт должно было уйти 69 миллионов тонн — таковы были прогнозы министерства энергетики Казахстана.

Две трети казахстанской нефти перекачивается через нефтепровод Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), протяженностью более 1500 километров. Он соединяет Западный Казахстан и российский морской порт Новороссийск. Нефтепровод Тенгиз — Новороссийск берет начало от нефтеперекачивающей станции Тенгизского месторождения в Атырауской области. Нефть доставляется к Черному морю через такие же станции в Курмангазинском и Исатайском районах, а затем танкерами через морские порты отправляется в Европу.

22 марта Россия сделала официальное заявление о том, что трубопровод КТК вышел из строя и не будет функционировать в течение двух месяцев. Казахстанская экономика, зависящая от нефти, оказалась в тупике.

Общий вид нефтеперерабатывающего завода «Болашак» на Кашаганском морском нефтяном месторождении недалеко от Атырау
Общий вид нефтеперерабатывающего завода «Болашак» на Кашаганском морском нефтяном месторождении недалеко от Атырау

ЧТО ПРОИЗОШЛО?

20 марта на Черное море обрушился шторм силой пять баллов. Российские СМИ сообщили, что шторм разрушил причалы терминалов КТК в российском порту Новороссийск. Руководство консорциума, где Казахстану принадлежит 20 процентов доли, а России — 30, заявило, что из-за непогоды не представляется возможным направить водолазов и проверить неповрежденное устройство. Поставки нефти по трубопроводу прекратились.

Высказываются предположения, что это могло быть диверсией со стороны России против иностранных нефтяных компаний в Казахстане. Россия находится под санкциями половины мира за вторжение в Украину и не может продать свою нефть в полном объеме.

Генеральный директор Каспийского трубопроводного консорциума Николай Горбань заявил 24 марта Азаттыку, что два причальных устройства порта вышли из строя, а третья установка не будет работать, пока ее не осмотрят водолазы. Глава компании заявил, что на их ремонт потребуется не менее двух месяцев, но, говорит он, самое сложное — компания не может получить необходимое оборудование из-за санкций, введенных против России иностранными компаниями.

По словам Николая Горбаня, еще в декабре европейские заводы направили открытое письмо, в котором говорилось, что отказываются от сотрудничества и не будут доставлять оборудование, необходимое для ремонта объектов. «Несмотря на предоплату», — добавляет Горбань.

ОПТИМИЗМ МИНИСТРА

Официальные лица Казахстана заявляют, что авария не окажет «существенного влияния» на экспорт нефти и поврежденные устройства будут отремонтированы раньше, чем обещало руководство консорциума.

По словам министра энергетики Казахстана, одно из неисправных устройств трубопровода консорциума уже заработало.

— Пока нефть будет собираться в резервуарах. Только вчера мы получили сообщение от консорциума, что одно устройство заработало. В целом КТК обходился двумя устройствами, а третье было резервным. Поэтому мы продолжим работу с одной установкой, а остальную нефть будем отправлять по альтернативным маршрутам. Существенного влияния это не окажет, консорциум заработает в полную силу через три недели, в крайнем случае через месяц, — сказал министр энергетики Болат Акчулаков на брифинге 25 марта.

Нефтяные резервуары на территории Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) в Новороссийске
Нефтяные резервуары на территории Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) в Новороссийске

Послать своих наблюдателей и узнать, что же там на самом деле произошло, Казахстан, оказывается, не может, так как, по словам Акчулакова, «устройства и порт принадлежат КТК».

Информацию министра энергетики о том, что одно из устройств введено в эксплуатацию, через несколько дней подтвердили в КТК.

«По состоянию на 28 марта 2022 года прием нефти в систему Тенгиз-Новороссийск производится на минимальной производительности. ВПУ-1 (выносное причальное устройство) обследовано и признано пригодным к операционной деятельности. Осуществляется погрузка танкера через ВПУ-1, — сообщили в пресс-службе КТК. — Погрузка через ВПУ-1 осуществляется в штатном режиме. ВПУ-2 и ВПУ-3 остаются выведенными из эксплуатации».

Однако в консорциуме не уточнили объемы «минимальной производительности». Неизвестно, какая часть казахстанской нефти в настоящее время экспортируется через КТК.

«ПОВТОРЯЮТ СКАЗАННОЕ РОССИЯНАМИ»

Министр Акчулаков верит, что устройства были повреждены в результате шторма.

— Устройства могли выйти из строя в один день после десяти лет противостояния сильным ветрам. Также есть износ. Как человек с каждым годом стареет, так и оборудование изнашивается. Сейчас трудно сказать. Поскольку порт находится под юрисдикцией другой страны, я не могу направить туда своих наблюдателей и технических специалистов, — говорит Болат Акчулаков.

Западные эксперты первыми высказали предположения о диверсии со стороны России. Эксперты, с кем удалось пообщаться британской Financial Times, скептически относятся к тому, что такие нефтяные гиганты, как Chevron и Exxon, имеющие доли в консорциуме, не отправили своих специалистов для осмотра поврежденного устройства, и предполагают, что только Россия будет решать, когда его запускать.

Пункт приема топлива на морском терминале Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) в Новороссийске
Пункт приема топлива на морском терминале Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) в Новороссийске

После вторжения России в Украину США, помимо прочих санкций, полностью ограничили покупку российской нефти. По словам некоторых экспертов, Кремль таким образом пытается помешать американским нефтяным гигантам транспортировать нефть через свою территорию.

Председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков считает, что правительство Казахстана, как один из владельцев консорциума, должно создать комиссию по расследованию аварии и направить туда своих экспертов.

— Казахстан знает, почему приостановлен КТК и каковы требования. Но не говорит об этом народу. У нас нет ничего, кроме политики «не трогай этого, не задевай другого». Что я хотел услышать от министра? «Я отправил вице-министра, курирующего КТК, мы связались с другими акционерами, создали комиссию, она работает, о результатах объявим, когда он приедет». Поэтому решение этой проблемы должно быть объявлено в Новороссийске, в порту. У нас есть специалисты, способные установить проблему, но мы лишь повторяем сказанное россиянами, — говорит он.

Рашид Жаксылыков считает, что устранение неполадки — несложная задача, которая занимает два месяца, и что причина не в отказе зарубежных поставщиков от поставок оборудования.

— Россия не может продать свою нефть после санкций. Если рыночная цена барреля нефти составляет 120 долларов, она продается по 30 долларов. Поэтому не исключено, что нефтепровод, по которому Казахстан перегоняет до 53 миллионов тонн нефти в год, приостановили, чтобы создать искусственный дефицит. Здесь, помимо экономических выгод, есть и политические цели. Мы не признали и не поддержали «ЛНР» и «ДНР» [сепаратистские регионы на востоке Украины], и мы не были в числе четырех стран, поддержавших российскую оккупацию [на Генеральной Ассамблее ООН]. До сегодняшнего дня звучала сказка «о вечной дружбе между двумя странами». Но Россия лучше Европы знает сильные стороны казахстанской экономики. КТК не является частным инвестором, он всего лишь оператор, поэтому поставка оборудования — несложная задача, которую можно решить с его другими учредителями, — говорит Рашид Жаксылыков.

КАК МОЖЕТ ПОСТРАДАТЬ КАЗАХСТАН?

Казахстанские и зарубежные эксперты считают, что замедление отгрузки нефти по КТК не является таким незначительным событием, каким хочет показать его министр Акчулаков. Всё зависит от того, когда будет устранена неисправность. Представители консорциума пока ссылаются только на санкции. Действительно ли нефтепровод будет простаивать «месяц», как сказал министр энергетики Казахстана? Что будет, если ремонт затянется?

Генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Нурлан Жумагулов говорит, что добыча нефти на крупнейших месторождениях страны будет ограничена, что сразу ударит по экономике.

Нефтеперекачивающая станция на морском терминале Каспийского трубопроводного консорциума
Нефтеперекачивающая станция на морском терминале Каспийского трубопроводного консорциума

— Выход из строя сразу двух выносных устройств — большая проблема. Если не найти решения, это окажет серьезное влияние на экономику Казахстана. Потому что теперь проекты «Тенгиз», «Кашаган» и «Карачаганак» должны будут ограничить добычу нефти как минимум в 6–7 раз. Это означает, что экспортируется меньше нефти и платится меньше налогов. Нацфонд и республиканский бюджет могут получить примерно на 200–250 миллиарда тенге меньше, — говорит он.

Такой же прогноз и у Рашида Жаксылыкова. По его словам, для Казахстана, у которого 40 процентов бюджета и 60 процентов экспортных доходов приходится на нефтегаз, замедление или приостановка продажи нефти является серьезным ударом.

— Государство не сможет выполнить свои самые важные социальные обязательства перед своими гражданами, такие как строительство больниц, дорог, проведение питьевой воды и газа. Если тенге обесценится и половина бюджета останется без дохода, что будут делать учителя, врачи и чиновники, получающие зарплату из бюджета? Без продажи нефти не будет и долларов. Это приведет к еще большему ослаблению тенге, — говорит он.

Эксперт считает, что прекращение добычи нефти также усугубит безработицу.

— В Казахстане 72 тысячи нефтяников и более 120 тысяч человек, работающих в нефтесервисных компаниях. Если три оператора прекратят добычу нефти, это означает, что еще 40 тысяч человек потеряют работу, — говорит Рашид Жаксылыков.

ЕСТЬ ЛИ АЛЬТЕРНАТИВА?

Итак, каковы «альтернативы» нефтепроводу КТК? Позволят ли они обойти Россию, которая находится под санкциями? Эксперты говорят, что привязывать экспорт нефти к одной стране недальновидно и что альтернативные, пусть и дорогие, направления нужно реализовывать как можно быстрее.

Очевидно, что диверсификация экспорта не делается в спешке, она требует долгосрочного плана и это нужно было начинать раньше.

В связи с этим одним из перспективных проектов является подключение к трубопроводу Баку — Тбилиси — Джейхан. Некоторые эксперты говорят, что это направление обойдется Казахстану слишком дорого. Стоимость подключения сегодня оценивают в 4–5 миллиардов долларов. Рашид Жаксылыков говорит, что надо двигаться в этом направлении, пуст хоть и дорого.

— Я не могу согласиться с тем, что направление Баку — Тбилиси — Джейхан обойдется дорого. У выбора есть своя цена. Мы должны бороться за независимость. Через КТК мы прокачиваем 53 миллиона тонн нефти, через Самару — 12 миллионов тонн, и считаем, что наше будущее — в России. Без экономической стабильности независимость обесценится. Национальные интересы не измеряются деньгами, — говорит Рашид Жаксылыков.

Министр энергетики Казахстана Болат Акчулаков говорит, что КТК будет отремонтирован, пока нефть перенаправят на Баку.

«Для того чтобы с порта Баку нефть попала в трубопровод Баку — Тбилиси — Джейхан, нужно восстановить построенный некогда короткий трубопровод — перемычку, который бездействовал долгое время. На его восстановление потребуется не менее полугода. У нас нет времени ждать так долго», — говорит министр.

Казахстанская нефть также поставляется в Россию по трубопроводу Узень — Атырау — Самара и в Китай по трубопроводу Атасу — Алашанькоу. В настоящее время китайский трубопровод транспортирует 11 миллионов тонн нефти в год, 10 миллионов из которых принадлежат России. Эксперты считают, что потенциал этих направлений ограничен.

Акционерами Каспийского трубопроводного консорциума являются Россия (31 %), Казахстан (20,75 %), компания Chevron Caspian Pipeline Consortium Company (15 %), Lukarco b.v. (12,5 %), Mobil Caspian Pipeline Company (7,5 %), Rosneft-Shell Caspian Ventures Limited (7,5 %), BG Overseas Holding Limited (2 %), Eni International N.A. Н.В. (2 %) и Oryx Caspian Pipeline LLC (1,75 %).

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG