Доступность ссылок

Канат Ибрагимов: Наблюдается время духовного джута


Художник и гражданский активист Канат Ибрагимов на митинге в Алматы. 28 января 2012 года.

Художник и гражданский активист Канат Ибрагимов на митинге в Алматы. 28 января 2012 года.

Гражданский активист и художник Канат Ибрагимов накануне второй годовщины Жанаозенских событий в интервью Азаттыку говорит, что объективная оценка тому, что случилось 16 декабря 2011 года, никогда не будет дана.


Художник Канат Ибрагимов — гражданский активист, обладатель премии оппозиционных организаций Казахстана «Свобода» 2013 года, автор художественной акции «Рыба гниет с головы», участник благотворительной выставки картин в поддержку политических заключенных и осужденных жанаозенских нефтяников после событий в Жанаозене в декабре 2011 года. Накануне их второй годовщины Канат Ибрагимов дал интервью корреспонденту Азаттыка.

Азаттык: Канат, каково быть художником, независимым художником, в Казахстане?

Канат Ибрагимов: Быть художником в Казахстане — это хуже, чем быть писателем в России. Быть художником в Центральной Азии — это добровольно занять нишу камикадзе. Если ты хочешь быть художником, то ты должен распрощаться со многими вещами, которые доступны простым людям. Это семья, друзья, достаток, любовь. Потому что Центральная Азия — это дыра, где с середины прошлого века нет ни настоящей культуры, ни настоящего искусства, потому как Сталин отвел Центральной Азии место тюрьмы. Определил местом ссылки диссидентов, «неблагонадежных» людей, тюрьмой народов. На территории Казахстана существовали лагеря смерти. Поэтому духовного ренессанса ожидать здесь безнадежно.

Сейчас у молодежи нет никакой ценности, кроме как отхапать как можно больше денег. Наблюдается время духовного джута. Исключения, конечно, есть, но как только ты отдаляешься от стада, то с тобой перестают общаться.

Художник никому ничем не обязан. У художника есть одна обязанность — умереть за свой народ. Я не пытаюсь звучать пафосно. Время пафосных речей уже прошло. Но я убежден, что любой вменяемый художник, если он видит, что его народ расстреливают, как это было в декабре 1986 года в Алматы или как это было в декабре 2011 года в Жанаозене, он не должен молчать.

ЖЕЛТОКСАН И ЖАНАОЗЕН

Азаттык: Как участник Декабрьских событий 1986 года, какую параллель вы можете провести между Желтоксаном и событиями в Жанаозене в 2011 году?
Люди рядом с разрушенной на площади Жанаозена сценой. 16 декабря 2011 года. На этой площади нефтяники простояли более семи месяцев, требуя справедливой оплаты труда.

Люди рядом с разрушенной на площади Жанаозена сценой. 16 декабря 2011 года. На этой площади нефтяники простояли более семи месяцев, требуя справедливой оплаты труда.


Канат Ибрагимов: После Декабрьских событий 1986 года «творческая интеллигенция» в лице Асанали Ашимова, Ермека Серкебаева, Халижана Бекхожина и куча другой псевдоинтеллигенции заявила, что им стыдно, что «несколько десятков хулиганствующей молодежи, опьяненных алкоголем и наркотиками, громили и поджигали город». Спустя 25 лет эта история повторилась с Жанаозеном. Та же «творческая интеллигенция» заявила после Жанаозенских событий, что «группа пьяных наркоманов» устроила беспорядки в Жанаозене в декабре 2011 года. Это были те же люди, которые разгоняли нас в декабре 1986 года. Один в один.

Некоторые деятели пытаются придерживаться нейтральной позиции по Жанаозену или по Желтоксану. Но это невозможно. Ты либо за народ, либо против народа. Нет золотой середины. Говорить, что ты над схваткой, — это значит потворствовать государственным карателям.

О ГРАЖДАНСКИХ АКЦИЯХ

Азаттык: Канат, что вы думаете о радикальных акциях своих? Такие акции протеста вы устраивали нередко.

Канат Ибрагимов: Мои акции — это призыв к революции, призыв бороться против тирании и мракобесия нынешней власти.

Что касается моей акции, когда я решил подарить Ноль Первому [президент Казахстана] свою крайнюю плоть, эта акция, конечно, содержала элементы садомазохизма, но это не жест обречённого — это сарказм в самой крайней форме. Это не членовредительство — это диверсия мысли. Сейчас многие меня сторонятся из-за моих радикальных гражданских акций, из-за того, что я принял сторону народа. Моей бывшей жене и сыну угрожали, что если я еще раз выйду на площадь, то мне пришьют «уголовку». Но я не боюсь. Я уже отсидел 30 суток за митинги после Жанаозенских событий. И дважды объявлял голодовку.
Перформанс Каната Ибрагимова, устроенный в знак протеста против требований руководства БТА Банка вернуть спонсорские деньги, выделенные когда-то фонду «Алем Арт». Алматы, 24 августа 2009 года.

Перформанс Каната Ибрагимова, устроенный в знак протеста против требований руководства БТА Банка вернуть спонсорские деньги, выделенные когда-то фонду «Алем Арт». Алматы, 24 августа 2009 года.


Азаттык: Декабрьским событиям 1986 года всё еще не дана объективная оценка, а когда, на ваш взгляд, такую оценку дадут Жанаозенским событиям? Ведь многие молодые люди мало информированы об этих событиях.

Канат Ибрагимов: А им всё равно. Им наплевать на это. А этим событиям никогда не будет дана объективная оценка, так как до сих пор во главе государства сидят люди, причастные к этим событиям. Те люди, которые лично руководили операцией «Метелица», чтобы разогнать нас с площади в Алматы в декабре 1986 года.

Азаттык: Вы хотите сказать, что оценка как Декабрьским событиям 1986 года, так и Жанаозенским событиям будет дана только после ухода нынешней власти?

Канат Ибрагимов: А она не уйдет. Эта власть никогда не уйдет.
Сейчас зачищают информационное поле. Все независимые СМИ прикрыли накануне 16 декабря. Всем закрывают рты. В свое время я, будучи серым советским мышонком, и то понимал, что Советский Союз — это тюрьма. Я понимал, что СССР — это серая, безысходная, подавляющая дух и тело репрессивная машина. Не верьте этим молодым социалистам, которые утверждают, что в СССР жить было хорошо. Они не жили в то время, они судят о жизни в СССР по марксистским учениям.

Не бунтовать, не быть против Советского Союза — это было выше моих сил. Поэтому мы и вышли на площадь в декабре 1986 года.

Если ты хочешь быть современным художником, актуальным, то ты обязан рефлексировать на современности, будь это проблема ЛГБТ, проблема революции, социальные проблемы. То есть у художника обязательно должна быть гражданская позиция.

Азаттык: Спасибо за интервью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG