Доступность ссылок

Почему дебют председателя ОБСЕ начался с урегулирования внутреннего конфликта


Канат Саудабаев, министр иностранных дел - государственный секретарь Казахстана во время участия в совещании Постоянного Совета безопасности при ОБСЕ. Вена, 14 января 2010 года.

Канат Саудабаев, министр иностранных дел - государственный секретарь Казахстана во время участия в совещании Постоянного Совета безопасности при ОБСЕ. Вена, 14 января 2010 года.

В казахстанской тематике на мировой арене произошло два мощнейших события, сопоставимых по своей драматичности. Первое потрясение на уровне современной сказки сбылось. Казахстан принял эстафету председательства ОБСЕ.

С другой стороны, возросла критика в адрес Казахстана и Запада, который пошел на риск, предоставив Астане руководить ОБСЕ. Очень резко по этому поводу высказался в австрийской газете «Штандард» лидер оппозиционной партии «Атамекен» Ержан Досмухамедов, вынужденный проживать сейчас за границей.

Казалось бы, вся логика событий вокруг Казахстана говорит против кандидатуры этой страны на пост председателя. На этом настаивает Ержан Досмухамедов и другие критики режима. Западные страны защищают этот выбор в надежде, что не только критика, но и положительные процессы и конкретные обязанности вовлекут Казахстан в нужное русло развития, определяемого главными стандартами ОБСЕ.

БЫЛА ЛИ ВСТРЕЧА?

Приняв на себя этот груз, Казахстан невольно отдал должное одному из инициаторов, а практически автору идеи председательства. И мы переходим ко второму событию этих дней, которое тоже находится в точке политического кипения. Человеком, который предложил попробовать Казахстану стать кандидатом в председатели, был бывший посол Казахстана в Австрии Рахат Алиев.

И судя по сообщению той же газеты «Штандард», произошло, казалось бы, немыслимое: новый председатель ОБСЕ Канат Саудабаев,
Рахат Алиев, бывший зять президента Нурсултана Назарбаева, а ныне его оппонент. Вена, 2008 год.
пребывая в Австрии, тайно встретился с Рахатом Алиевым.

Это - как встреча главного актера с автором пьесы. Если она действительно состоялась, если это не очередная журналистская жареная утка, то это может иметь далеко идущие последствия.

Журналисты уже успели попытать Каната Саудабаева относительно того, была ли встреча. Министр дипломатично перевел стрелки на Рахата Алиева, сказав, что этот вопрос относится больше к нему. Министр знает, что Алиев мало с кем выходит на контакт, и поэтому вопрос легко растворился в воздухе.

В самой по себе встрече заложен довольно сильный заряд решительности. Представьте себе, что Владимир Путин пойдет на то, чтобы встретиться даже с оппозиционером уровня Михаила Касьянова. Уже не идет речь о Гарри Каспарове. По самому определению это не может произойти в принципе.

«БИЗНЕС» НА АЛИЕВЕ

Исходя из того, как в прошлом президент Казахстана искусно разводил тяжеленные ситуации, не исключено, что он всерьез взялся за, казалось бы, полностью запущенную историю, связанную с Рахатом Алиевым.

Не исключено также, что Нурсултан Назарбаев увидел, что его усердствующие помощники перебрали в взваливании на Алиева всех мыслимых и немыслимых грехов. Как опытный аппаратный мастер, Назарбаев не мог не видеть, что уйма его помощников делала на истории с Алиевым «бизнес», зарабатывая для себя дивиденды и капиталы перед главным начальником.

Наверняка, мало кому из них хочется, чтобы эта история закончилась. Просто, есть люди, которым это невыгодно. Они теряют объект, на который можно было сваливать все свои беды.

Мне, как бывшему режиссеру драматического театра, даже по душе представить, что Нурсултан Назарбаев стал остро чувствовать, как его использовали в этой истории. Дело вовсе не в Рахате Алиеве. Он уже продемонстрировал степень своей выживаемости. У меня даже есть подозрение, что он не поистратил все свои силы и ресурсы.

ДОСТАВКА НЕ СОСТОЯЛАСЬ

Одним из архитекторов антиалиевской интриги был сначала охранник, а потом глава КНБ Амангельды Шабдарбаев. На это уже работал своеобразный госкомбинат по изготовлению антиалиевщины. Доморощенные таланты (многие при офицерских погонах) соревновались в изыскании очередного трюка. Приносили в кабинет своего хозяина.

Тот отбирал самое лучшее - в смысле, самое худшее о Рахате Алиеве - и с очередным административным восторгом клал на стол высшему хозяину.

Может быть, Нурсултан Назарбаев решил прекратить закулисный спектакль на весь мир. Наверняка, до него дошла бессмысленность этого перебора. Ведь на практике ничего из запланированного не произошло, а ему ведь обслуга обещала, что Алиева очень скоро привезут в Казахстан. Если не живого, так мертвого.

Но карта не сработала. Более того, полностью провалилась. Прямо в эти дни проходят в Вене судебные тяжбы по поводу попыток казахстанских агентов достать Рахата Алиева и Альнура Мусаева - двух политбеженцев из Казахстана.

Встреча Каната Саудабаева с Рахатом Алиевым - если она действительно достоялась - смогла произойти именно после того, как от руководства КНБ удалили Амангельды Шабдарбаева. В пользу того, что эта встреча была не умыслом журналистов, говорит еще один факт.

Сам Алиев в своих интервью не скрывал, что готов к диалогу. К сожалению, получить комментарий от него сейчас не удается. Это тоже свидетельствует о том, что он не склонен спекулировать на тему диалога

ВЫРАЗИТЕЛЬНОЕ МОЛЧАНИЕ

Антиалиевский комбинат почти сходу прекратил свое существование. Попробуйте отыскать в казахстанской прессе за последние две-три недели хоть один пасквиль на Рахата Алиева.

Ведь еще недавно без хотя бы небольшой «бяки» в адрес Сатаны-Алиева не обходилось. Ему шили мокруху за мокрухой. Его метили в «главные изверги» страны. Он был «вором всех воров» и «гадом всех гадов».

Где она – эта песня всех казахстанских песен последних почти трех лет? Куда подевались все обвинители? Опустела эстрада в ожидании антиалиевского шлягера?! Я уже соскучился. Может, теперь начнется песнь любви и преклонения?

Кстати, параллельно с глухим молчанием в адрес «мерзавца всех мерзавцев» почему-то полностью оставили в покое его отца, а ведь еще в мае прошлого года Герой Казахстана Алиев-старший был подсудным. Вот только в октябре прошлого года на веб-сайте государственного агентства «Казинформ» появилась как месседж положительнейшая заметка об академике Мухтаре Алиеве вскоре после его возвращения из временной эмиграции. Своеобразный индикатор такой.

Венская встреча Каната Саудабаева с Рахатом Алиевым стала первой миссией казахстанского председателя ОБСЕ. Миссией по урегулированию сложного внутриказахского конфликта. Что называется, гасить конфликты Казахстан начал с себя.

(Независимый журналист Александр Народецкий живет в Лондоне. В данной статье излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции радио Азаттык.)

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG