Доступность ссылок

Серик Медетбеков: Акорду ждет более скандальный процесс, чем «Казахгейт»


Серик Медетбеков, руководитель Заграничного бюро Казахской оппозиции. Дрезден, лето 2009 года.

Серик Медетбеков, руководитель Заграничного бюро Казахской оппозиции. Дрезден, лето 2009 года.

Руководитель Заграничного бюро Казахской оппозиции Серик Медетбеков в интервью радио Азаттык говорит, что, когда начнется процесс по делу Global Option Management, резонанс будет громче, чем от «Казахгейта».

ГЛУМЛЕНИЕ НАД ЖОВТИСОМ

- По общему мнению и правозащитников, и международных организаций, недавно осужденный правозащитник Евгений Жовтис является политическим узником. Господин Медетбеков, получил ли хозяин Акорды и его политический режим какие-то преференции в связи с его осуждением?

- К несчастью, Евгений Жовтис оказался в неправильный момент в неправильном месте. К несчастью, в первую очередь, для того человека, который погиб. Это одна часть правды, а дальше началась расправа властей с правозащитником при помощи закона. То, как по отношению к Жовтису вело себя казахское правосудие, – это неприкрытая месть.

Президент Назарбаев и его соратники испытывают чувство животного удовлетворения от того, что смогли поглумиться над Жовтисом, последовательно отказывая ему в любой возможности смягчения приговора: ни по примирению с родственниками погибшего, ни в форме условного осуждения.

Когда пьяный сын высокопоставленного чиновника в Астане застрелил человека, ему ничего не было, потому что жертва своего палача «простила». Подобных историй в последние годы было множество. Наезды на пешеходов – это семечки по сравнению с преступлениями, которые заминались или заканчивались условными сроками. Таково назарбаевское правосудие.

Приговором Жовтису Акорда послала сигнал не за границу, а своим гражданам: будьте лояльны власти, не критикуйте ее и тогда можете рассчитывать на снисхождение. Но если выступил открыто против – будь готов к самому плохому.

Я думаю, что Евгений Жовтис понимал, что с ним могут расправиться в любой момент и по любому поводу. Его мужество и стойкость заслуживают уважения.

ОППОЗИЦИЯ ВОШЛА ЧЕРЕЗ СПУТНИК

- Господин Медетбеков, что вы можете сказать по поводу появления ряда скандальных интервью Рахата Алиева на телеканале «К-плюс», где он сливает свои аудиокомпроматы, записи чьих-то телефонных разговоров?

- Я приветствую предоставленную Рахату Алиеву возможность высказаться. Как к нему ни относиться, но Алиев – носитель уникальной информации о тайной жизни Назарбаева, функционировании его власти. Живой рассказ в эфире телеканала эффективнее книжного текста, воздействует сильнее. Фонограмма с фотомонтажом, которые сопровождают его рассказ на телеэкране, придают дополнительную достоверность сказанному.

Рахат Алиев рассказывает о страшных и возмутительных фактах достаточно неэмоционально, как о само собой разумеющемся. Когда слышишь, какими словами и на каком уровне мысли изъясняются самые близкие президенту люди, кажется, что это – отбросы
Когда слышишь, какими словами и на каком уровне мысли изъясняются самые близкие президенту люди, кажется, что это – отбросы общества, а не его элита.
общества, а не его элита.

Многочасовое интервью Рахата Алиева телеканалу «К-плюс» наносит колоссальный урон власти. Оно разоблачает ее изнанку, выставляет на обозрение «нижнее белье». Поэтому КНБ так остервенело и пытается глушить телеканал, чуть ли не лазером ослепить спутники «Хот берд» и «Ямал».

Но все равно народ смотрит эти программы, особенно в регионах. Там, куда глушилки не дотягиваются. Через Интернет также не составляет труда посмотреть видеозаписи интервью. Не говоря уже о том, что телепрограммы смотрят заинтересованные зрители в Европе, в США, в России.

Как вы помните, несколько лет назад на Казахстан из США вещало Радио Дат. Его тоже глушили, преследовали корреспондентов в Казахстане. Но голос Бигельды Габдуллина, который в те годы работал на Радио Дат, доходил до самых отдаленных аулов.

И вот теперь – новый виток развития техники, о котором еще пять лет назад трудно было и мечтать: оппозиционный свободный телеканал. Безусловно, это– огромная заслуга Мухтара Аблязова. Он проявил дальновидность, основав «К-плюс» задолго до того, как открыто перешел в оппозицию.

БУДУЩЕЕ ЕРТЫСБАЕВА

- Господин Медетбеков, как вы оцениваете недавнее объединение оппозиции в лице демократической партии «Азат» и Общенациональной социал-демократической партии в ОСДП «Азат»? Если перефразировать незабвенного вождя мирового пролетариата Владимира Ленина, это объединение всерьез и надолго?

- Жаль, что партия «Алга!» не вошла в это объединение. Ее активистам из регионов было бы очень важно почувствовать себя частью большого и признанного оппозиционного движения. Никаких идейных оснований для того чтобы «Алга!» оставалась в изоляции, нет. Ресурсы и кадры, когда они объединены, могут быть использованы гораздо эффективнее, чем врозь.

Жаль, что Мухтар Аблязов, отличающийся, как мы все убедились, широтой мышления и стратегическим видением, не чувствует критической важности партнерских отношений с другими лидерами оппозиции. Способность к компромиссам – это признак силы, а не слабости политика.

Надеюсь, что объединенная оппозиция не будет на долгие месяцы погружаться в спячку, как это было со старым «Азатом» и старой ОСДП. Загранбюро казахстанской оппозиции нередко указывало за это коллегам.

Спрашивать с усмешкой, всерьез ли и надолго, я бы не советовал. Патриотически настроенным гражданам нельзя уподобляться толпе вокруг ринга, на котором идут бои без правил. Оппозиционеры Казахстана работают в тяжелейших условиях, им противостоит репрессивный аппарат по-настоящему диктаторского режима. Они последовательно многие годы борются с ним. Надо уважать гражданское мужество и интеллектуальную смелость оппозиционеров.

Высмеивать казахстанскую оппозицию стало общим местом для платных пропагандистов при Назарбаеве. Говорить об этих «критиках» без брезгливости нельзя: продажные перья служат в «Нур Отане», сладко едят и хмельно пьют на государственные деньги. Для власти у
Говорить об этих «критиках» без брезгливости нельзя: продажные перья служат в «Нур Отане», сладко едят и хмельно пьют на государственные деньги
них не находится ни слова упрека, зато оппозиция им всем нехороша.

Посмотрим, как тот же Ертысбаев, когда начнутся демократические преобразования в Казахстане, кинется рассказывать, как он защищал оппозицию и тайно ей помогал. Калетаев вообще окажется «подпольщиком», который вел подрывную работу в Акорде по примеру Штирлица.

ДЛЯ ЧЕГО НАЗАРБАЕВУ ОБСЕ

- Господин Медетбеков, есть ли какие-то положительные моменты для казахстанской оппозиции от предстоящего председательства Казахстана в ОБСЕ? Расскажите вкратце о ближайших планах представительства казахстанской оппозиции за рубежом, в частности в год председательства Казахстана в ОБСЕ?

- Оппозиция должна использовать этот год для того, чтобы принимать участие во всех мероприятиях ОБСЕ и вокруг нее. Всюду, где собирается «светиться» официальная Астана, надо ехать делегации оппозиции и брать слово. Если мероприятия правительственного уровня, надо параллельно, в залах по соседству, проводить контрфорум.

Дебют должен бы состояться уже в декабре в Афинах, когда пройдет совещание министров иностранных дел стран - членов ОБСЕ. Думаю, что объединенная оппозиционная партия должна уже сегодня готовить свои встречи и мероприятия в Афинах.

Председательство в ОБСЕ далеко не главная цель Назарбаева, который понимает, что лично ему это обстоятельство мало что даст. Ведь по уставу ОБСЕ главой организации считается не президент, а министр иностранных дел страны-председателя. В нашем случае – Канат Саудабаев. Получается, что Назарбаев старался для этого бывшего циркача? У которого, судя по «прослушкам» Алиева, даже пост посла в Вашингтоне вызывал отвращение.

Назарбаев предпринял всю затею с ОБСЕ только для того, чтобы провести в Астане саммит глав государств и насладиться этим торжеством. Но этот саммит – событие далеко не само собой разумеющееся. Состоится он или нет - зависит от позиций ведущих критиков Назарбаева на Западе: правительств США, Великобритании и ФРГ.

Недавно в Конгрессе США состоялись слушания на эту тему, на которых сразу три заместителя государственного секретаря – Филип Гордон (по евразийским вопросам), Майкл Познер (по демократии и правам человека) и Александр Вершбоу (по международной безопасности), все трое заявили, что конференция глав государств в Астане может состояться, если только Назарбаев продемонстрирует впечатляющие успехи в демократизации и исполнит обещания, данные Казахстаном всем странам - членам ОБСЕ в Мадриде в 2007 году.

Точно так же правительства многих стран - членов Европейского союза не собираются ехать в Казахстан летом только для того, чтобы дать Назарбаеву возможность с ними сфотографироваться.

Уверен, что у оппозиционных организаций уже есть план того, как донести до руководства западных стран свои рекомендации на предмет того, проводить ли саммит ОБСЕ в Астане и при каких условиях. В реализации его Загранбюро готово помогать всем.

«АКИМАТ НЕ РАЗРЕШАЕТ ПРОТЕСТОВАТЬ»

- Господин Медетбеков, после известной речи президента Франции Николя Саркози во время визита в Астану сложилось устойчивое мнение о том, что нынешние власти Франции во главе с Саркози неприкрыто лоббируют казахстанский режим. Насколько это, на ваш взгляд, соответствует действительности и какие цели преследует при этом официальный Париж?

- Президент Франции проводит интересы своего государства, своего бизнеса. Изменять политический режим в Казахстане – не его задача. В свое время французы изменили у себя режим с помощью известной революции. Так что не нам им мораль читать.

В последнее время в публикациях казахских демократических публицистов звучит неприкрытая обида на народы Запада, гневные отповеди европейским и американским лидерам, которые не занимаются вопросами демократизации в Казахстане. Хотя гнев и сарказм правильнее было бы обратить на свой народ, на своих правителей. Абай, будь он жив, поступил бы именно так.

Во Франции и теперь часто проходят бурные стычки протестующих демонстрантов с полицией, летят булыжники, горят автомобили. Полиция применяет дубинки и газ. Так французы борются за свои права. В Казахстане ничего похожего не происходит. Боязно. Акимат не разрешает. Могут побить. Мы «законопослушные граждане». Зато казахстанцы готовы предъявлять претензии и Саркози, и Обаме, и
Мы «законопослушные граждане». Зато казахстанцы готовы предъявлять претензии и Саркози, и Обаме, и Папе Римскому: почему они плохо защищают наши права?!
Папе Римскому: почему они плохо защищают наши права?!

В то же время можно повлиять и на президента Франции. Но только через общественное мнение этой страны. Наша оппозиция должна выходить во французскую прессу, встречаться с оппозиционными политиками. Перед визитом Саркози в Астану это было элементарно просто: любая парижская газета взялась бы критиковать своего президента, который продал идеалы Великой французской революции за казахский уран. Депутаты-социалисты в Национальном собрании накануне визита потребовали бы от Саркози конкретных шагов в поддержку демократии. Но никто не поехал в Париж, никто не послал журналистам и депутатам меморандумов с изложением своих позиций.

МАСИМОВУ - ПОВЕСТКА В СУД

- Господин Медетбеков, может быть, причина в том, что международная арена считается исключительной площадкой Назарбаева, что там он обеспечивает себе безусловные успехи?

- Это миф. Это одна из самых застарелых иллюзий. Авторитет в мире – это мечта Назарбаева. Он надеется, что мировое признание защитит его от судебных процессов в США. На самом деле международные позиции Назарбаева не идеальны. С Россией трения: в ущерб ближайшему союзнику и соседу Казахстан пытается влезть в проект «Набукко». Зачем, если у нас нет больших запасов газа?

В доказательство успехов в мире нам регулярно рассказывают о том, как казахский капитал покупает нефтеперерабатывающие заводы в Румынии или Хорватии, собирается строить там причалы. Назарбаев уже много раз съездил в Хорватию. Но что-то подсказывает, что дело совсем не в НПЗ, а в отелях, которые там для него тайком возводят его приближенные. В аудиозаписях Рахата Алиева эта тема раскрыта очень подробно.

Точно такие же «государственные визиты» Назарбаева в Эмираты. Сколько можно туда ездить? Где все эти многократно обещанные инвестиционные суперпроекты? Не собираются шейхи ничего у нас строить, потому что возврат вложений не гарантирован.

Шумное подписание «договоров о намерениях» - это пропагандистский прием, который должен оправдать очередную поездку Назарбаева за рубеж. В Италии политическое руководство в кризисе, у бизнеса нет денег. Какие могут быть «новые многомиллиардные проекты», когда Eni, национальная нефтедобывающая корпорация, завязла на Каспии на долгие годы, а нефти все нет?

В то же время в США процесс по «Казахгейту» неумолимо движется к развязке. Оттяжки заседаний скоро закончатся. Обратите внимание, что только что был вынесен приговор по азербайджанскому «гейту». Был осужден американский бизнесмен, который давал взятки отцу и сыну Алиевым в обмен на обещание приватизировать государственную нефтедобывающую компании. Алиевы назывались напрямую, хотя деньги брали через посредников. Никаких личных счетов в Швейцарии, никаких офшорных компаний на свое имя. Как говорится, умные люди учатся на чужих ошибках.

Так или иначе, но в начале января суд в Нью-Йорке вновь приступит к рассмотрению дела «Казахгейт». Вот и посмотрим, попытается тогда кто-нибудь выдвинуть главного подозреваемого во взятках кандидатом на Нобелевскую премию?

В нанесении ущерба репутации Назарбаева усердствует не столько оппозиция, сколько комитет национальной безопасности. Его «труженики пера» регулярно публикуют материалы, разоблачающие, как им кажется, Рахата Алиева. Но одновременно они компрометируют самого Назарбаева.

Всего один пример: с возмущением рассказывается, как Алиев переводил многие миллионы долларов из Казахстана в Ливан, на счета фирмы World Media Corporation, которая выступала заказчиком программы «Суперхан» и других сочинений Александра Мирчева, болгарско-американского лоббиста и одного из директоров фонда «Самрук-Казына».

Многие миллионы долларов, перекочевав из Казахстана в Ливан, оттуда отправились на счета компании Global Option Management, принадлежащей Мирчеву. Что касается ценности программы «Суперхан», то на ум приходит анекдот про то, как один человек решил жить вечно и через неделю написал другу, что все идет по плану.

В «Казахгейте» фигурирует бывший премьер-министр Казахстана Нурлан Балгимбаев, в деле Мирчева соучастником проходит действующий премьер – Карим Масимов.
Этот советник Назарбаева в буквальном смысле слова «второй Гиффен». Да и весь ход повторяет развитие «Казахгейта». В обоих случаях прокуроры, ведущие расследование, рассчитывают на громкие процессы и карьерный рост. Они не позволят замять дело. Замечено, что чем дольше расследования дела, тем длиннее срок приговора.

Интересно, что по этому поводу сообщает посол в Вашингтоне? Намекнул ли он президенту на то, что Мирчев вскоре потянет за собой многих? В «Казахгейте» фигурирует бывший премьер-министр Казахстана Нурлан Балгимбаев, в деле Мирчева соучастником проходит действующий премьер – Карим Масимов.

Когда начнется процесс по делу Global Option Management, резонанс от него будет громче, чем от «Казахгейта», повестки в суд на имя действующего премьера Казахстана не избежать. Карим Масимов может догадываться о своей участи: в прошлом году он в последнюю минуту отменил визит в США, в этом году он даже не попытался поехать туда на инвестиционный форум.

Скорее всего, только Назарбаев не знает об этой перспективе. Он по-английски не читает, а перевод статьи на эту тему из «Уолл-Стрит Джорнэл» ему не показали. Если жить в таком неведении, можно любой провал считать победой на международной арене.

- Спасибо вам, господин Медетбеков, за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG