Доступность ссылок

Акежан Кажегельдин: Будущее страны казахи могут и должны построить сами


Акежан Кажегельдин, лидер казахской оппозиции в изгнании. Страсбург, 25 апреля 2006 года.

Акежан Кажегельдин, лидер казахской оппозиции в изгнании. Страсбург, 25 апреля 2006 года.

Лидер оппозиции в изгнании Акежан Кажегельдин в интервью радио Азаттык говорит, что за «громкими» арестами следуют «тихие» расследования, судебные процессы и вовсе «секретные».

«БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ И БИЗНЕС С ПОМОЩЬЮ КОРРУПЦИИ»

- Господин Кажегельдин, что происходит в Казахстане? Громкие аресты последнего времени происходят по какому-то четкому сценарию Акорды или это что-то другое?


- Один к одному по сценарию, как известно, даже фильм снять невозможно. Потому что обстоятельства на съемочной площадке и поведение актеров не поддаются стопроцентному расчету. Так что, Акорда – это не коллективный драматург, а только сцена, на которой разыгрывается драма под названием «Борьба за власть в недалеком будущем». Все ее участники могут оказаться в роли и злодеев, и жертв. Как мы видим на примере Рахата Алиева, охотник легко может стать дичью, на которую объявлена охота.

Ни один самый могущественный властитель не может управлять течением жизни и, тем более, распорядиться будущим. «Артисты» борются за сохранение места под солнцем. А лидеру приходится думать, как справиться с настоящим и исправить прошлое. Разве тут до бастующих шахтеров или дольщиков?

- Господин Кажегельдин, какие цели или задачи могут стоять за всеми громкими арестами, громкими расследованиями и уже начатыми судебными процессами за закрытыми дверями над министрами, вице-министрами, генералами, топ-менеджерами? Это попытка начать реальную борьбу с повальной коррупцией или что-то другое, на ваш взгляд?

- Аресты - громкие, а расследования - тихие. Процессы и вовсе секретные. Такое впечатление, что судят не государственных чиновников высокого ранга по обвинению в расхищении бюджетных средств, а физиков-ядерщиков за неправильное конструирование водородной бомбы.

Объяснить каждый конкретный арест рациональными и государственными резонами невозможно. Арестовали Джакишева, на его место назначили Школьника. Могло быть и наоборот: арестовать Школьника, а на его место назначить Джакишева… Могли бы арестовать обоих, назначить на их место Буркитбаева и Ахметова… У президента Назарбаева при назначениях всегда одна формулировка: его знаю, я ему доверяю, он себя показал на всех постах.

Такая борьба с коррупцией напоминает борьбу за мир с помощью увеличения числа ядерных боеголовок. Скорее здесь - борьба за власть
Такая борьба с коррупцией напоминает борьбу за мир с помощью увеличения числа ядерных боеголовок. Скорее здесь - борьба за власть и бизнес с помощью коррупции. Группы используют правоохранительные силы для борьбы за передел власти и собственности.
и бизнес с помощью коррупции. Группы используют правоохранительные силы для борьбы за передел власти и собственности. Как иначе объяснить, что дело, открытое одним правоохранительным ведомством (КНБ, например), разваливается в другом (в прокуратуре). Можно ли предположить, что в том и в другом ведомстве следователи действуют бескорыстно?

Никакая «программа борьбы» не поможет. Нужно вывести власть из экономики. Тот экономический строй, что у нас сложился, не есть капитализм. Все ведущие фигуры политики одной ногой - в экономике, все олигархи – во власти. Даже чиновники среднего звена живут богаче предпринимателей, которые рискуют в своем бизнесе.

Спасет страну не «программа борьбы», а реформа системы. Она возможна и даже не так сложна, как может сейчас показаться. У всего есть свое начало. Надо вернуться к началу и решительно изменить те предпосылки, которые тогда сложились. В нашем случае далеко вглубь десятилетий заглядывать не придется.

Один крупный казахский бизнесмен недавно очень доказательно рассказывал, что коррупция на правительственном уровне особенно расцвела при премьер-министре Касым-Жомарте Токаеве. Именно тогда стали открыто носить сумками деньги за должности в правительстве.

ОБЩИЕ ИНТЕРЕСЫ НАДЕЖНЕЕ ИДЕОЛОГИИ

- Господин Кажегельдин, после побега Мухтара Аблязова на некоторых интернет-сайтах появился прогноз о возможности возникновения политического союза Кажегельдин – Алиев – Аблязов, некогда политических противников. В интервью нашему радио Азаттык Ержан Досмухамедов, известный в Казахстане как лидер партии «Атамекен», заявил, что вы, Рахат Алиев и Мухтар Аблязов уже нашли общую точку соприкосновения. Вы можете ли подтвердить или опровергнуть это заявление? Если да, то есть ли у вас какие-то планы действия или какая-то стратегия?


- Опровергать и тем более подтверждать заявления такого крупного общественного деятеля, как Ержан Досмухамедов, я не берусь. Полет его мысли безудержен.

Давайте говорить о реальных вещах. Посмотрим на Иран: протест против попытки президента Ахмадинежада узурпировать власть объединил активистов студенческих движений, ведущих аятолл, интеллектуалов и средний бизнес. Этот союз интересов распадется, если угроза узурпации минует. Но сейчас он демонстрирует высокую эффективность.

Точно так же в Польше времен «Солидарности» союзницей либеральной интеллигенции была католическая церковь. После победы демократии они разошлись по разным лагерям.

Общие интересы служат платформой для совместных действий и гарантируют более надежное сотрудничество, чем простое идеологическое родство. Две коммунистические партии в Казахстане борются друг с другом яростнее, чем с «антинародным режимом».

«ПЕРВОМАЙ 2009 ГОДА МЕНЯ НЕ ПОВЕРГ В УНЫНИЕ»

- Господин Кажегельдин, как вы сами оцениваете или можете подвести какие-то итоги вашего призыва к объединению всех оппозиционных партий, в том числе и партии «Ак жол» Алихана Байменова, и свое обращение к населению страны выйти на «акцию солидарности» 1 Мая? Большинство народа не поддержало ваш призыв.


- Если быть точным, то обращался со своим призывом я не к народу Казахстана, а к вполне конкретным лидерам оппозиции: Серикболсыну Абдильдину (Коммунистическая партия), Жармахану Туякбаю (ОСДП), Болату Абилову («Азат»), Алихану Байменову («Ак жол»), Гани Касымову (Партия патриотов), Асылбеку Кожахметову («Шанырак»), Владимиру Козлову («Алга»).

Им я послал письмо, предложил провести общенациональную акцию солидарности. Но они не смогли ничего серьезного предпринять.
Впервые за многие годы на 1 Мая повсеместно были организованы массовые гуляния. Не случайно они начинались в 10 утра. Люди, которые знали о призыве, вышли на эти гуляния, так сказать, с фигой в кармане. Сколько их было – поди, сосчитай!
То ли побоялись, то ли сами в свои силы не поверили, то ли на дачу решили поехать на праздники.

Зато на предложение по-настоящему откликнулась власть. Впервые за многие годы на 1 Мая повсеместно были организованы массовые гуляния. Не случайно они начинались в 10 утра. Люди, которые знали о призыве, вышли на эти гуляния, так сказать, с фигой в кармане. Сколько их было – поди, сосчитай!

1 Мая 2009 года среди выигравших оказались я и администрация президента Казахстана. Те оппозиционные политики, которые из ревности отказались поддержать акцию, в глазах политически активного населения проиграли.

Уже после 1 Мая мы говорили об этом с Болатом Абиловым и Мухтаром Аблязовым. Я считаю, что любой политической организации нужно проходить проверку на массовость. То, что на Западе называют риэлити-чек. Для этого надо уметь в нужный момент привлечь на свою сторону НПО, которые созданы для защиты определенных интересов, профсоюзы, организации обманутых дольщиков и вкладчиков, союзы озабоченных родителей и так далее.

Я в принципе выступаю за любые и самые широкие формы объединения оппозиции и предъявления к властям своих требований. Поэтому Первомай 2009 года меня не поверг в уныние. Я продолжаю настаивать на том, что Казахстану нужны еще одна-две общенациональные партии, в том числе - созданная путем объединения в одну из нынешних оппозиционных партий. Они не должны быть подобны «Нур Отану» и КПСС.

Нынешние оппозиционные объединения, которые даже называются партиями, ими пока не стали. Тут не вина руководителей. Просто в Казахстане отсутствует политический процесс. Это как в спорте: представьте, что есть футбольные команды, но матчи между ними проводить запрещено. Самой сильной назначается команда «Нур-Кайрат», которая ежегодно занимает первое, второе и третье место, а также получает Кубок Федерации.

Сегодня вопрос о численном составе партии вообще не имеет значения. Важно, сможет ли она влиять на общественные настроения и отмобилизовать население в нужное время с нужной целью.

С этой точки зрения надо понимать, почему я регулярно обращаюсь, в том числе к Алихану Байменову с его организацией «Ак жол». Он чувствует ситуацию и умеет сыграть свою роль во время избирательных кампаний.

«КРЕСТНОГО ТЕСТЯ» - В НАЦИОНАЛЬНУЮ БИБЛИОТЕКУ

- Господин Кажегельдин, как вы можете прокомментировать книгу Рахата Алиева «Крестный тесть»?


- Один эксперт по Казахстану сказал, что она состоит из трех компонентов: фактов, полуправды и лжи. Факты касаются президента и его приближенных, на каждое из утверждений книги у Рахата Алиева, судя по всему, есть файл документов, которые он готов и даже
Книгу Рахата Алиева надо рассматривать как его серьезную заявку на то, чтобы выступить свидетелем обвинения против бывшего тестя. Как на «суде истории», так и на конкретных процессах, посвященных властной коррупции в Казахстане.
рвется предъявить западному суду. Полуправда касается его родственников. Ложь – все, что он пишет о себе.

Ложь комментировать не имеет смысла, полуправду – неинтересно. Факты должны обсуждаться и оцениваться обществом. С этой точки зрения книга полезна и должна быть представлена как минимум в Национальной библиотеке Казахстана. Замалчивать ее нелепо.

То обстоятельство, что автор – личность неприятная, мало что меняет. Представьте, что Мартин Борман или Генрих Гиммлер написали бы мемуары. Конечно, там бы они всячески преуменьшали свою страшную роль. Но разве не важна была бы для немцев уникальная информация о нацистской верхушке, которая бы в этих мемуарах содержалась?

Книгу Рахата Алиева надо рассматривать как его серьезную заявку на то, чтобы выступить свидетелем обвинения против бывшего тестя. Как на «суде истории», так и на конкретных процессах, посвященных властной коррупции в Казахстане.

«МИНИСТРОВ СЛЕДУЕТ ПРИЗНАТЬ НЕДОУМКАМИ»

- Как вы можете объяснить или как-то прокомментировать, по общему мнению, «рейдерский» захват банка БТА и преследование Мухтара Аблязова, а затем арест Мухтара Джакишева, уже экс-президента «Казатомпрома»?


- Не хочу давать оценки действиям руководителей банка БТА, потому что никому не достает серьезной информации о его деятельности. Пока не опубликован баланс банка, о чем можно говорить?

Известно, что БТА попал в трудное финансовое положение. Уверен, что ответственность за это должны взять на себя и члены совета директоров, и топ-менеджеры. Вместе с ними ответственность падает на регулирующие органы Казахстана и на акционеров. И тех, и других долгое время устраивала политика руководства банка.

БТА не единственный казахстанский банк, пострадавший от кризиса. И в мире ему много подобных. Но вот попытка вывода этого банка из кризиса, предпринятая правительством, уникальна по своей ошибочности. Проблемы банка правительство умножило во много раз и тут же возложило на государство. Не поворачивается язык назвать членов кабинета министров «врагами народа», но тогда следует признать их недоумками.

К сожалению, политику в Казахстане творят, опираясь на эмоции, а не на разум. Попал под подозрение в нелояльности Мухтар Аблязов – захватили банк, попал под подозрение в дружбе с ним Мухтар Джакишев – все контракты «Казатомпрома» называют «воровством урана».

Один из этих контрактов с французским концерном ARIVA в прошлом году Мухтар Джакишев подписывал в Париже в присутствии Нурсултана Назарбаева. Другой был заключен после встречи президента Назарбаева с канадским предпринимателем Джустрой в Астане. Это тоже воровство урана? Тогда кто воры?

Не случайно для выдвижения таких обвинений в Астане выбирают самых глупых тёток. Подумайте, как можно украсть месторождения урана, которые в стране находятся? Если контракты были заключены неправильно, так опротестуйте их в суде, взыщите деньги, которые были, по вашему мнению, недоплачены. Нет же, арестовали всех заместителей Джакишева и одновременно заявляют, что все контракты «Казатомпрома» будут уважаться. Театр абсурда.

«НЕ СЛЕДУЕТ ИЗЛИШНЕ ДЕМОНИЗИРОВАТЬ ФИГУРУ МИРТЧЕВА»

- В своей книге Рахат Алиев утверждает, что фонд «Самрук-Казына» создан для того, чтобы собрать все ценные активы государства и продать их инвесторам из Сингапура, Малайзии и Объединенных Арабских Эмиратов. По его утверждению, за этими инвесторами будто бы стоит на самом деле сам Назарбаев. Эта схема вроде бы создана с подачи лоббиста Назарбаева - Александра Миртчева? То есть, по мнению самого экс-эятя президента, Назарбаев решил окончательно приватизировать всю страну. Вы допускаете, господин Кажегельдин, такую возможность? Не кажется ли вам, что подобная цель Назарбаева, если она действительно существует, вполне вписывается в план Назарбаева превращения Казахстана в ханство, с передачей власти его сыну?


- Теоретическая возможность продажи всего имущественного комплекса Казахстана каким-то людям со стороны существует. Это уже проделывалось, причем сам Рахат Алиев участвовал в такой сделке. Вспомните продажу 40 процентов «Мангыстаумунайгаза» якобы индонезийской компании «Централ Эйша петролиум».

Сначала усиленно намекали, что за ней стоит семья тогдашнего президента Индонезии Сухарто. Время показало, что семья имела отношение, но – совсем другого президента. Четвертью акций завладели Рахат Мухтарович и Дарига Нурсултановна. Сейчас в связи с разрывом по этим акциям идет юридическая тяжба, насколько известно.

Что касается Александра Миртчева и угрозы распродажи богатств Казахстана иностранцам, то я призываю сограждан не отчаиваться. Казахстан является частью глобального мира, в котором установить, куда и за сколько ушли активы, будет не сложно. Особенно, если поисками займется государство. Западные правительства и международные институты нам в этом помогут.

Схемы, в которых участвовал Александр Миртчев и его казахстанские покровители, теперь известны всему миру. По иронии судьбы заняться поисками и наказанием виновных опять должны будут американские прокуроры из Южного федерального округа Нью-Йорка.

Важную роль в этом процессе предстоит сыграть лично Рахату Алиеву. Он нашел и привлек Александра Миртчева к работе в надежде развалить дело «Казахгейт», он контролировал его до тех пор, пока его не сменили Канат Саудабаев и Карим Масимов.

В то же время не следует излишне демонизировать фигуру Миртчева. Может быть, Рахату Мухтаровичу будет обидно, но несколько лет
Программа «Суперхан», предложенная Миртчевым, - это пародия на серьезный документ. Анализ показывает, что она написана московскими пиарщиками, теми же самыми, что когда-то раскручивали партию «Асар» и обеспечивали заказные публикации в Москве.
назад в Вашингтоне он наткнулся не на влиятельного лоббиста, а всего-навсего на шустрого болгарского эмигранта, который входит в доверие клиентов в странах бывшего СНГ, потому что хорошо говорит по-русски и понимает, чего от него хотят слышать. Серьезные американские адвокаты никогда не станут обещать клиенту всего, что он пожелает. Несерьезные так и делают.

Александр Миртчев пообещал закрыть дело «Казахгейт». И оно действительно стало тянуться очень долго. Но только заслуга в этом совсем не Миртчева, который даже рядом не стоял, а одного из самых талантливых американских адвокатов Уильяма Шварца. Он выбрал для защиты Джеймса Гиффена хитроумную стратегию, которая требовала от ЦРУ и Госдепартамента раскрытия массы секретных документов. Спецслужбы долго отказывались, но наконец исполнили требование суда и предоставили все секретные документы. Теперь предстоит публичное слушание дела. Уильяму Шварцу больше нечего придумать.

Кстати, судья Денни Чин, который приговорил недавно американского финансового афериста Медоффа к 150 годам тюрьмы, рассматривал дело об аресте и привлечении к суду Джеймса Гиффена.

Иногда в печати сравнивают Джеймса Гиффена и Александра Васильевича Миртчева. Это люди разного масштаба. Гиффен был действительно влиятельной фигурой. Благодаря своему многолетнему опыту в бизнесе с СССР он открывал двери в самые большие американские кабинеты. Его первая жена происходит из очень влиятельной старой американской семьи. Поэтому Гиффен действительно знал госсекретарей и они знали его.

Миртчев – бывший комсомольский активист из Болгарии, эмигрант без опыта и связей. Характерно, что болгарское правительство к его услугам не прибегает. Зато казахское правительство заплатило Миртчеву, по сведениям Рахата Алиева, не менее 40 миллионов долларов за четыре года.

Я заинтересовался компанией Миртчева «Глобал опшинз менеджмент» еще в 2008 году. Уже тогда меня поразила халтура, которую эта контора гнала в Астану под видом секретной аналитики. О сложных транзакциях лучше расспросить Рахата Алиева. Но программные бумаги, которые Александр Миртчев направлял президенту Назарбаеву под видом плода мысли американских мудрецов, просто смехотворны.

Если помните, «Программа-2030», которую инициировал и организовал Гиффен, была полна мудреных положений, глобальных размышлений. Время показало, что они не имели ничего общего с жизнью. Ну да ладно.

Программа «Суперхан», предложенная Миртчевым, - это пародия на серьезный документ. Анализ показывает, что она написана московскими пиарщиками, теми же самыми, что когда-то раскручивали партию «Асар» и обеспечивали заказные публикации в Москве.

Уверен, что президент Назарбаев не может воспринимать всерьез этот нелепый текст. Он реалист и, надеюсь, отличает действительность от собственной пропаганды. Эта «секретная программа» будет похоронена после ухода Миртчева и Масимова.

Иностранные проходимцы попадают на высокие этажи только потому, что у нас во власти полно собственных проходимцев. Мы, казахи, никому не уступаем в своих знаниях, компетентности. Нам есть чему поучиться у американского и болгарского народов. Но не у Миртчева или Гиффена. Будущее страны казахи могут и должны построить сами, без чужих чертежей. Пришло время оценить своих интеллектуалов и платить им достойные гонорары.

Рабочие версии «Суперхана», когда их опубликуют, будут читаться как юмористические рассказы. Хорошо, что у нас в новейшей истории есть страницы, над которыми можно не только рыдать, но и посмеяться.

СВОБОДУ ИНТЕРНЕТА НЕ ЗАКРОЕШЬ, НО ЗА ГОСУДАРСТВО СТЫДНО

- Господин Кажегельдин, и в заключение позвольте задать вопрос о самом свежайшем политическом событии Казахстана – президент Назарбаев подписал противоречивый закон, предусматривающий ограничение свободы Интернета. Международные демократические организации с самого начала критиковали эту идею. Однако призывы Запада не возымели действия.


- Я хотел бы отвлечься от недемократического и репрессивного по своей сути духа этого закона. Об этом говорилось на всех уровнях достаточно. Уже ОБСЕ и Европейский Союз в полном составе упрашивали президента Назарбаева одуматься. Но давайте посмотрим на него с точки зрения культуры государственного управления.

Сама система подготовки законодательных актов в стране выродилась в худшую форму самодеятельности. Законы инициируют и пишут те, кому они нужны для облегчения жизни. Нет никакой экспертизы независимых и компетентных специалистов. Если разрешить составление закона о захоронениях работникам кладбищ, а закона о деторождении – акушеркам, то в Казахстане нельзя будет ни родиться, ни умереть.

Закон, о котором все говорят, не просто реакционный. Он нелеп, он иллюстрирует глупость его авторов. Любой интернет-сайт теперь в глазах казахских властей становится СМИ и подлежит регистрации. Если на сайте какого-нибудь интернет-магазина есть форум, на
В Иране государственный репрессивный аппарат – не чета казахстанскому. Но сотни тысяч или даже миллионы оппозиционеров по-прежнему в Сети. Свободолюбивые граждане Казахстана тоже приспособятся. Но за государство стыдно.
котором высказываются покупатели, то это – тоже электронное СМИ по извращенной логике закона.

Блоги тоже приравняли к СМИ. У министра иностранных дел Великобритании Дэвида Милибэнда есть блог. Какому-нибудь Мадинову покажется, что министр своими призывами к демократии ущемляет его латифундистское достоинство, он тут же бежит в Бостандыкский суд. Который наложит запрет на блог министра, а «Казтелеком» его заблокирует. Что делать Великобритании? Спутники «Казтелекома» сбивать? Но они и так сами падают…

По этому закону районный казахский суд становится центром международного правосудия, как Гаагский трибунал. Не могу понять, они собираются рассылать исполнительные листы с приговорами по всему миру или будут направлять судебных приставов.

Ясно, что авторы и инициаторы закона ни о чем не думают. Им до Милибэнда дела нет, зато хочется иметь дело (и желательно – уголовное) на Юрия Мизинова, редактора веб-сайта Zonakz.net, например. Радио Азаттык надо тоже задуматься, не ожидают ли его журналистов репрессии.

Но жизнь пробивается сквозь любые заторы мертвечины. Помнится, много лет назад на первый информационный сайт «Евразия» тоже было не выйти через «Казтелеком». Только в иностранных представительствах и в администрации президента на него был свободный доступ. Прокси-серверами тогда пользоваться было сложно. Но выход нашли: по подписке простым казахстанцам ежедневно рассылалась информация на тысячи адресов. Потом блокировку научились обходить.

Каждые полгода информационные технологии делают новый рывок. Тем, кто пытается надеть на Интернет намордник, за ним не угнаться. В Иране государственный репрессивный аппарат – не чета казахстанскому. Но сотни тысяч или даже миллионы оппозиционеров по-прежнему в Сети. Свободолюбивые граждане Казахстана тоже приспособятся. Но за государство стыдно.

- Спасибо, господин Кажегельдин, за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG