Доступность ссылок

Рахат Алиев: Назарбаев будет сидеть у власти до 2025 года и передаст власть сыну


Рахат Алиев, бывший посол Казахстана в Австрии, диссидент.

Рахат Алиев, бывший посол Казахстана в Австрии, диссидент.

Главный оппонент казахского президента Рахат Алиев обещает на днях презентовать книгу разоблачений «Крёстный тесть». В интервью нашему радио Азаттык Рахат Алиев говорит о мифическом плане «Суперхан».

- Господин Алиев, в Вене находятся ваши оппоненты по делу Нурбанка – Армангуль Капашева и Абильмажин Гилимов. Дает показания прокуратуре Вены и следователь казахстанского МВД Гаши Машанло, который возглавлял расследование скандала вокруг вас. По всей видимости, они утверждают, что вы причастны к исчезновению двух алматинских банкиров два года назад. Что вы ожидаете от действий венской прокуратуры?

- Не хотел бы вмешиваться в действия властей Австрии. Тем более, что я лицо заинтересованное.

На что хотел бы обратить внимание, так это на то, что эта троица попросту вынуждена отрабатывать те деньги, которые были выделены Акордой на черный пиар в отношении меня. На пропаганду за рубежом против Рахата Алиева казахстанскому МИДу, по моим сведениям, в прошлом и в этом году выделено по 10 миллионов долларов. И это вместо того, чтобы потратить эти деньги на социальные нужды.

В Казахстане растет финансовый кризис, государство находится на грани банкротства. Президенту Назарбаеву, его команде нужен жупел, внешний враг, на которого можно было бы свалить все неудачи и беды. Не хочу сравнивать, но у Сталина был Троцкий, в России был Березовский. А вот в Казахстане – Рахат Алиев.

- Господин Алиев, в интернете недавно было опубликовано решение заочного суда, который прошел над вами и над вашими приближенными в Алматы. Как вы можете охарактеризовать наиболее крупные детали в этом приговоре?

- Я не хочу комментировать это. Я не комментирую заочный суд. Тем более такой суд, который был проведен по сценарию и заказу президента Назарбаева.

- Господин Алиев, состоялся также заочный суд в Астане над вами и вашими соратниками. Вы говорите, что не хотите комментировать эти процессы, но по решению этих судов в тюрьмы отправлены десятки людей и определены другие наказания. Вам известна судьба тех людей, которые отправлены в тюрьмы? Что с ними происходит?

- Ну, конечно, известно. Во всяком случае, им не дают встречаться с родственниками. Часть из них сидит в следственных изоляторах КНБ в Алматы и Астане. До сих пор против них применяется физическое давление с целью выбить новые показания уже по делам других.

Они проходят в качестве свидетелей. Они не выехали в места лишения свободы, в исправительные заведения. Одного из них, по-моему, выпустили из изолятора. Это бывший заместитель посла в Австрии и заместитель постоянного представителя в ОБСЕ Вячеслав Денисенко, которому вынесли 8 лет, и через год он неожиданно вышел на свободу. Вот такие странности происходят там.

Было бы интересно мне почитать данный приговор секретного суда и показать читателям и гражданам Казахстана, как публикуются, фальсифицируются, штампуются приговоры по заданию президента Назарбаева.

- Господин Алиев, возвращаясь к некоторым вашим заявлениям, в которых вы обвинили ряд лидеров политических партий в тайном сотрудничестве с властями. Они опровергли ваши слова, посчитав, что у вас конкретных доказательств на руках нет. При этом вы ссылаетесь на аудиофайлы, которые власти Казахстана восприняли как незаконно добытые, сомнительные источники информации.

- Во-первых, я никого не обвинял. Я не прокурор и не судья, чтобы кого-то обвинять. Единственное, я сделал достоянием гласности те аудиофайлы телефонных разговоров, которые мне передал генерал Жомарт Мажренов. С какой целью?

Первое, показать реальных клоунов режима Назарбаева, которые играют по сценарию за определенную мзду из комитета национальной безопасности и администрации президента. Я думаю, что граждане должны отличать, где фальшь и где реальная политика, оппонирование власти. Все это делается Акордой. В силу того, что я был допущен к многим государственным тайнам и даже к секретам Назарбаева, я считаю, что все тайное когда-нибудь должно стать явным.

Нельзя закрыть и сказать на черное «это белое». Когда-то это должно выйти. А что касается ряда лидеров оппозиции, это их вопрос, если они не могут отличить свои голоса от тех голосов, которые были представлены в интернете. Что я могу сказать? Наверное, в этом и состоит искусство политика.

- Пока идет ваша политическая борьба, тезис о люстрации, о необходимости очистки от тайных осведомителей, которые якобы работают против демократии, вы используете взвешенно. В то же время в общество пришла КНБ-фобия, которая заменила КГБ-фобию. То есть вы раскрываете имена возможных осведомителей, тайных агентов только в том случае, если они выступают с критикой против вас.

- Почему? Я могу возразить. Допустим, мое поведение в вопросах Декабрьских событий красноречиво подчеркивает, что нет избирательности в этих действиях.

Что касается люстрации, я поддерживаю этот тезис, но это не должно быть кампанейщиной. Давайте вы организуйте, например, круглый стол или еще что-то, где будет возможность предоставлена мне выступить со списком тех людей, которые сотрудничают, сотрудничали как и с КГБ, так и с КНБ, которые работают против своего народа, против людей, которые имеют свою позицию. Я готов выступить.

- Господин Алиев, теперь давайте вернемся к теме нашего разговора. Что за таинственная специальная информационная служба (СИС)? Есть ли аналог этой службы в других постсоветских странах, был ли такой аналог в советском КГБ? Судя по тем аудиофайлам, которые вы публикуете на подконтрольных вам веб-сайтах, даже первые лица государства вынуждены оглядываться на возможную незаконную запись их телефонных разговоров. Даже они вынуждены в личной жизни каких-то своих приближенных называть под каким-то псевдонимом. Что за жизнь такая? Ведь это постоянный стресс…

- Еще раз хочу подчеркнуть - в 2000 году, когда я пришел в комитет национальной безопасности, первым делом я хотел реформировать органы специальной службы с целью, чтобы они были подконтрольны парламенту и чтобы они были открыты для общественности и работали также, как и в демократических странах.

Именно поэтому мы хотели разделить комитет, чтобы он не имел собственные следственные изоляторы, чтобы их передать в ведение министерства юстиции. Мы смогли это сделать с другими следственными изоляторами.

К сожалению, по ряду причин, в том числе и зависящих от президента Назарбаева, который не дал санкцию на передачу следственных изоляторов КНБ во владение министерства юстиции, мы не смогли это осуществить. Я хочу добавить, что мы работали над тем, чтобы комитет национальной безопасности не имел возможность расследовать уголовные дела, только в ограниченном перечне и это касалось бы только терроризма.

Например, судя по информации, сейчас комитет национальной безопасности в Таразе даже занялся неуплатой налогов. Но это вообще нонсенс. Для этого существуют финансовая полиция, налоговый комитет и, в конце концов, есть министерство финансов и другие специалисты.

- Какое дело вы здесь имеете в виду? О каком деле в Таразе идет речь?

- Речь идет о деле против Султана Махмадова. Следствие в отношении него ведет комитет национальной безопасности. Это вообще просто нонсенс. Спецслужба никогда не занималась налогами. Я хочу подчеркнуть, что самое важное в деятельности спецслужб – это получение и добывание упреждающей информации, касающейся террористической деятельности или по защите конституционного строя.

Я стоял у истоков создания этой специальной информационной службы. Я был непосредственным руководителем этой службы с момента ее создания. Я курировал ее, будучи первым заместителем председателя КНБ. Директором этой службы я предложил покойного генерала Жомарта Мажренова. Эта служба была организована в 2001 году.

Чем она занимается? Практически, это аналог американского агентства национальной безопасности, которое производит электронную разведку. В России есть подразделения, которые занимаются технической разведкой. В основном СИС занимается так называемым ОРМом. Это оперативно-розыскные мероприятия на средствах связи.

Со всех технических служб разведывательных сообществ Казахстана были собраны технические возможности, было куплено новое оборудование, укреплены кадры. И была создана мощная, современная, мобильная техническая спецслужба. Как молодая служба, она могла иметь различные функции, но это было в строгих рамках законодательства. С другой стороны, комитет национальной безопасности до сегодняшнего момента не регулируется законодательством, а регулируется подзаконными актами, которые подписывает президент Назарбаев.

- Господин Алиев, получается, что в тех аудиофайлах, которые, как вы утверждаете, передал вам генерал Жомарт Мажренов, еще будучи при исполнении своих служебных обязанностей, находится санкционированная запись телефонных разговоров высших лиц. Или он неофициально записывал и разговоры председателя КНБ, своего вышестоящего начальника?

- Нет, он действовал официально, в рамках тех нормативных актов, которые существуют в КНБ. Они до сих пор есть.

И не надо бояться этого слова, я не побоюсь сказать, что практика контроля за всеми телефонными звонками существует во всех странах без исключения. Другое дело, это не выводится, все это проходит под грифом «секретно».

Я не исключаю того, что даже наш разговор с вами ведется под контролем ряда спецслужб. Но это не говорит о том, что они нарушают законы. Особенно это касается изменений в законодательстве США после террористических актов 11 сентября 2001 года.

Международные телефонные звонки находятся под контролем спецслужб. Другое дело, в демократическом сообществе спецслужбы не имеют возможность проводить уголовное расследование, уголовное преследование. Они могут только информировать вышестоящее правительство, и на этом - всё.

А в нашем случае комитет национальной безопасности Казахстана, так же как и бывший советский КГБ, имеет возможность контролировать человека, создать условия для фальсификации различных противоправных или преступных действий. Он же проводит расследование, он же сажает людей в следственный изолятор, он же проводит физическое и моральное давление на задержанного, и он же оформляет всё.

- Господин Алиев, вы утверждаете, что боролись с тотальным контролем КНБ и за это теперь страдаете. Что скажете о непотизме? Ведь эта проблема продолжается в Казахстане во всю мощь. Говорят, основной причиной вашего конфликта с Назарбаевым была борьба за высшую власть. Назарбаев все-таки уйдет из власти рано или поздно.

- У меня есть документальное подтверждение, доказывающее, что Нурсултан Назарбаев не собирается уходить из власти. Все, что касается торможения демократизации и свободы прав человека в Казахстане, напрямую связано с правлением Назарбаева.

- Какого рода это документальное подтверждение? Что вы имеете в виду? Это какое-то постановление?

- Нет, это его план по сохранению власти в Казахстане. Никакой реформы или передачи власти там не существует. С целью закрепления своей позиции Назарбаев будет использовать принцип личной преданности. В первую же очередь он, конечно, использует своих родственников.

- Вот один из его близких родственников - ваш сын Нурали Алиев – недавно получил очередное крупное назначение. Некоторые политологи говорят, что он в будущем может рассматриваться в качестве возможного преемника.

- Опять-таки это вопрос к гадалке. Будет или не будет? Я не хотел бы комментировать этот вопрос в отношении моего сына, родственников, с которыми, по ряду причин, опять же из-за президента Назарбаева, я не могу видеться и встречаться. Это все гадание на кофейной гуще.

Я еще раз подчеркиваю, Назарбаев никому не хочет отдавать власть. Он сам будет править. Тем более у него есть определенный план, по которому он двигается. Все, что касается этого плана, я готов его показать, все его пиар-акции, выступления координируются этим планом. Выстраиванием его имиджа, как отца нации, по типу якобы как Ататюрк, де Голль и другие.

- До какого года рассчитан этот предполагаемый план, о котором вы говорите?

- Вы, наверное, будете смеяться, но этот план рассчитан до 2025 года, если я не ошибаюсь.

- А что дальше произойдет? Что в этом плане говорится?

- Я, конечно, не верю, что этот план будет длиться до 2025 года. Но во всяком случае, как любой отец, Назарбаев хочет передать власть своему сыну по наследству.

- Но у него официально нет сына.

- Поживем, увидим. Когда я что-то говорю, это рано или поздно выйдет. И у Франсуа Миттерана это вышло. Его дочь объявилась, когда он умер. Помните? До похорон ведь никто не знал о ней.

- Да, но там личную жизнь Миттерана гласно обсуждали.

- Но, по-моему, про дочь не было известно широкой общественности.

- Но при этом он не передавал власть своей дочери, при каких бы таинственных обстоятельствах она ни появилась.

- Ну, вот именно поэтому я являюсь оппонентом режима Назарбаева. Я за то, чтобы в стране была сменяемость власти. Невозможно одному человеку править государством, даже при всем уважении к нему.

Я подчеркиваю, Назарбаев сделал многое положительное в становлении независимого Казахстана. Но один человек сам не может быть специалистом, не может удерживать и контролировать ситуацию, тем более в условиях глобализации и финансового кризиса. Это же большая нагрузка.

Вот в развитых странах, как в Америке и странах Европы, постоянно идет смена лидеров. Именно поэтому там поэтапно развиваются как и экономика, так и общественные формации.

- Если этот план до 2025 года действительно существует, то в то время Нурсултану Назарбаеву будет 85 лет.

- Я желаю ему дожить до этого времени, но, будучи пенсионером. Я даже готов выступать за то, чтобы ему дали иммунитет, чтобы он не преследовался. Лишь бы он освободил кресло и дал другим лидерам возможность руководить страной.

- Господин Алиев, в одном из предыдущих интервью нашему радио Азаттык вы говорили, что у президента Назарбаева появился «генетический» наследник. Вы дипломат и политик. Вы об этом говорили обтекаемо.

- Я ссылаюсь на этот документ. Я еще раз подчеркиваю, что не хочу использовать те же средства массовой информации в каких-то целях и выливать ведро грязи. Я не хотел бы, чтобы меня поняли так, что я пользуюсь тем, что я был близок к Назарбаеву.

Я ссылаюсь на документы, стратегический план, который представлен и утвержден Назарбаевым. Этот план красочно озаглавлен. По-моему, что-то, связанное с ханством.

- А кто разрабатывал этот план? Если он утвержден президентом, значит, этот документ носит официальный характер?

- Данный план утвержден и подготовлен американскими лоббистами во главе с Александром Мирчевым. План называется «Суперхан». Утвержден он администрацией президента. О нем в курсе ограниченный круг людей, такие как премьер-министр, руководитель президентской администрации и эти лоббисты.

- Скажите нам, пожалуйста, кто такой Александр Мирчев? Время от времени появляется фигура этого гражданина, который является гражданином не Казахстана, но при этом он занимает высшие официальные посты. И как вы говорите, он еще, оказывается, и проводит генеральную линию администрации президента.

- Вы можете заказать по интернет-почте мою книгу, которая называется «Крестный тесть». Вот в этой книге все описывается очень красочно. Как Александр Мирчев и его компания Global Options Management попали в Казахстан, как он работал, - все это я объясняю в своей книге. Газета Wall Street Journal многое написала об этом.

Александр Мирчев практически с 2003 года является автором всех выступлений, докладов, пиар-акций с участием президента Назарбаева. Ему оплачиваются все его услуги не в Америке, для избежания налогов и законодательства США. Они пользуются своими посредническими фирмами в Лондоне, в офшорных зонах.

- То есть ваша книга, которую вы обещали давно уже выпустить, вышла в свет?

- Она еще не вышла. Она находится в процессе. Но уже можно ее заказать в австрийском издательстве на немецком и русском языках. В феврале в Лондоне будет презентация книги на английском языке. Дата приурочена к годовщине убийства Алтынбека Сарсенбаева.

- Господин Алиев, спасибо вам за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG