Доступность ссылок

Кто такие салафиты? Рассказывает российский эксперт Ахмет Ярлыкапов


Казахские беженцы-салафиты проводят демонстрацию протеста против намечаемой депортации в Казахстан. Прага, 7 февраля 2009 года.

Казахские беженцы-салафиты проводят демонстрацию протеста против намечаемой депортации в Казахстан. Прага, 7 февраля 2009 года.

В Чехии 205 казахстанским беженцам-салафитам и их детям грозит депортация на родину. Сотрудник Института этнологии и антропологии Российской академии наук Ахмет Ярлыкапов рассказывает о течении салафизма и его последователях.

- Господин Ярлыкапов, в начале беседы хотелось упомянуть о недавнем случае, когда стало известно о сотнях казахстанских беженцев, проживающих в Чехии. Года три назад, попав под прессинг властей и спецслужб Казахстана, они были вынуждены покинуть родину. Некоторые эксперты называют их салафитами, но сами они называют себя истинными мусульманами. Некоторые эксперты высказывают мнение, что салафизм - это мирное течение внутри ислама.

- К сожалению, я не знаком с казахстанскими беженцами, которые появились в Чехии. Понимаете, салафиты - это очень расплывчатое понятие, и поэтому салафитами могут называть себя кто угодно. Слово «салаф» означает предок. Салафиты - это те люди, которые считают, что идут по пути этих предков - тех, кто жил во времена пророка Мухаммеда. Салафизм - это общее течение в исламе, которое апеллирует к тем временам. Говоря более понятными терминами, это, скорее всего, фундаментализм в исламе.

Фундаментализм может быть разным, он может быть агрессивным или же наоборот. Он может быть каким угодно. Допустим, салафитами называют и ваххабитов, которые более-менее уживаются в Саудовской Аравии с людьми, относящими себя к другим ветвям ислама, а на Северном Кавказе салафиты достаточно агрессивные.

Также салафитом называли имама Шафия, который является основателем одного из четырех мазхабов, толков суннитского ислама. Сами термины «салафиты» и «салафизм» очень широки и расплывчаты. Очень трудно, назвав кого-то салафитами, дать этой группе мусульман исчерпывающую оценку. Вот в чем заключается моя основная мысль.

- Господин Ярлыкапов, скажите, пожалуйста, были ли случаи, когда на Северном Кавказе последователи салафизма вовлекались в какие-либо террористические акты?

- Конечно, этих случаев очень много, но не все из тех, кого называют салафитами, участвуют в террористической деятельности. Однако большинство из тех, кто участвует в террористической деятельности, являются салафитами. Это явно установленный факт, именно поэтому можно сказать, что очень часто салафиты являются чрезмерно агрессивными, но не все. Есть огромная масса людей, которые являются салафитами, но не поддерживают террористическую деятельность.

- Среди некоторых специалистов и журналистов бытует мнение о том, что салафизм - это глобальная мировая сеть, члены которой до поры до времени ведут себя тихо и мирно, но потом могут поставить перед собой цель всеми средствами бороться против государства.

- Хочу сказать, что сетевая структура - это не изобретение мусульманских салафитских групп. Сетевая структура показала свою эффективность уже давно. И многие салафиты используют эту структуру в своих целях. Однако не только салафиты. Допустим, сетевые структуры создают суфийские деятели на Северном Кавказе. Например, если есть один шейх и под его руководством имеется несколько мюридов, находящихся в разных местах и контролирующих какие-то должности в экономике, в государственной сфере, то это явление также можно назвать своего рода сетью.

Сетевая структура характерна для такой мощнейшей исламской партии, как «Хизбут-Тахрир», также она характерна для «Аль-Каиды». Сетевая структура широко используется самыми разными группами, и не только салафитами. Однако единой глобальной исламской сети не имеется. Есть сети, которые созданы разными исламскими группами, то есть суфийские сети, сети, созданные той же «Аль-Каидой», сеть «Хизбут-Тахрир».

Допустим, на Западе есть люди, которые создают панику и говорят, что мусульмане создали сеть и они быстро возьмут власть в свои руки. Но они ошибаются: такого исхода никогда не будет. Потому что среди данных исламских групп нет единства. Также нет единой сети, созданной салафитами.

Имеющиеся сети всегда конкурирует друг с другом. Допустим, та же «Аль-Каида» просто ненавидит членов партии «Хизбут-Тахрир». Надо понимать, что единой исламской сети нет. Есть несколько сетей, созданных разными, конкурирующими, иногда даже открыто борющимися друг с другом группами мусульман.

- Господин Ярлыкапов, также у некоторых наблюдателей есть мнение о том, что краеугольным камнем этого течения является абсолютное неприятие государства, государственного аппарата, которое может вылиться в одномоментное, вооруженное сопротивление против государственного аппарата.

- Государственный аппарат этими людьми не принимается, так как, по их мнению, все государства основаны на человеческих законах, а не божественных. Для салафитов же очень важно, чтобы на земле восторжествовали законы Бога. Именно поэтому они выступают против Конституции и против светских законов.

Часто они, особенно радикальные группы салафитов, действительно выступают за то, чтобы свергнуть нынешние правительства и изменить суть государства. Для них очевидно, что государство должно быть основано на законе Бога, то есть на Коране. Коран для них - Конституция, а земные законы, придуманные человеком, не является для них авторитетом.

- Господин Ярлыкапов, насколько сообщество салафитов получило распространение в странах Центральной Азии? Можно ли в этом случае провести какую-либо параллель с системой «Хизбут-Тахрир», которая вызывает негативную реакцию со стороны властей стран Центральной Азии?

- «Хизбут-Тахрир» в силу своей чисто политической окрашенности получила, мне кажется, гипертрофированное внимание со стороны властей и силовых структур стран Центральной Азии, так как является политической партией, изначально декларирующей политические цели. В уставе «Хизбут-Тахрира» сказано, что они борются за создание всемирного Исламского государства - Халифата. Они видят решение всех проблем через создание данного государства. Именно в этом режимы Центральной Азии увидели для себя угрозу.

Но мне кажется, что гораздо большая угроза этим режимам кроется как раз в других салафитских группах - в тех, кого называют ваххабитами, и в других исламских группировках, которые называются иначе. Эти группы не декларируют создания всемирного Исламского государства, но они борются не мирными (как «Хизбут-Тахрир»), а террористическими средствами против имеющихся режимов. Поэтому мне кажется, что действительно «Хизбут-Тахриру» уделено гипертрофированное внимание.

- Господин Ярлыкапов, хотелось бы сузить нашу тему до салафитов, то есть до салафитов в Центральной Азии. Известно, что недавно в Таджикистане запретили это течение, а в Казахстане салафиты не входят в список, так сказать, террористических организаций.

- Очень трудно понять, кого же подразумевают под салафитами. Почему в России не запретили ваххабитов? Например, был опыт запрещения салафитов в Дагестане, но по всей России их деятельность не запретили. Потому что в юридических терминах очень трудно объяснить, кого же запрещать.

Салафиты - очень широкий термин, поэтому очень трудно кого-то конкретно запретить. К примеру, можно запретить «Хизбут-Тахрир», потому что это политическая партия и совершено очевидная политическая структура.

А салафитов очень трудно запретить. Кто такие салафиты? Это мусульмане, которые говорят, что они следуют опыту предков времен пророка Мухаммеда. Но это слишком широкое определение. Практически все мусульмане говорят, что не отрицают опыт тех времен. Они на нем и основываются. В этом и заключается трудность запрета.

В Таджикистане салафитские группы даже входят в парламент, чуть ли не участвуют в политической жизни республики, это люди, которые имеют салафитские убеждения. Поэтому трудно запретить нечто, называемое салафизмом. Оно очень трудно определимое понятие.

- Господин Ярлыкапов, вам известно, как обычно они сами себя называют? Например, беженцы из Казахстана говорят, что они не салафиты, а последователи чистой веры.

- Как они вам говорят, так они себя и называют везде: «чистые», «настоящие мусульмане». Иногда могут называть себя «молящиеся мусульмане». В основном на постсоветском пространстве салафиты называют себя молящимися или практикующими мусульманами, тем самым противопоставляя себя так называемым этническим мусульманам.

По мнению салафитов, этнические мусульмане родились среди мусульманского народа, но не являются мусульманами, потому что не исполняют основных обязанностей мусульман. Салафиты же могут по-разному себя называть. Какого-то единого самоназвания у них нет. Это также является дополнительной трудностью для определения. Если государство хочет запретить салафитов, то кого же оно будет запрещать?

- Но в беседе с нашими репортерами представители беженцев из Казахстана говорят, что они встали на этот путь после того, как наблюдали в мечетях страны, куда хождение граждан поощряется, засилье «нечистой» веры, лицемерие, а также видели там коррупционеров, пьющих и курящих людей. По словам казахстанских беженцев, официальные власти превратили мечети в идеологическое оружие. Как вы считаете, это характерно для салафитов?

- Абсолютно характерно. Они противопоставляют себя тому, к чему сегодня пришли остальные мусульмане. Именно в этом пафос их призыва к временам пророка Мухаммеда. Они считают, что ислам изменился за это время, точнее не ислам сам по себе как религия, а мусульмане изменились. По мнению салафитов, люди, считающие себя мусульманами, отошли от истинной веры и им необходимо вернуться к истинной вере. В этом и заключается фундаментализм салафитов. Это мы называем фундаментализмом. Они часто противопоставляют себя так называемому традиционному исламу.

- Господин Ярлыкапов, репортеры радио Азаттык при встрече с казахстанскими беженцами, заметили среди них молодых людей 20 - 25 лет, есть даже и моложе. У них есть дети - по двое, по четверо. Как вы думаете, что может послужить внутренним побуждением, мотивом молодых людей для того, чтобы они пришли к данному течению ислама.

- Причины могут быть самыми разными. Нет какой-то универсальной причины, которая приводит их к салафизму. Часто элементарный протест против существующих реалий может послужить причиной. Для вас не секрет, что в странах Центральной Азии это такие проблемы, как коррупция, часто встречающееся клановое засилье.

Молодому человеку невозможно пробиться вверх. Ему для карьеры необходимо копить определенные средства, чтобы дать взятку и затем пробиться в люди и так далее. Все это вызывает протест у молодежи, после чего она находит некий иллюзорный выход из этой ситуации в религии и в возврате к тем золотым временам, золотой эпохе, когда жил пророк Мухаммед.

Это некая эмоциональная замена, когда они понимают, что сейчас у них этого нет, но когда-то это было. Что они принадлежат к той религии, которая эту справедливость устанавливала в мире. Поэтому они пытаются апеллировать к тем временам и говорить, что надо вернуться к тому времени, когда была возможность каждому проявиться в чем-то.

Часто это может произойти из-за протеста против элементарного государственного или нередко встречающегося силового насилия. Вам известно, что на постсоветском пространстве силовые структуры часто действует очень неосмотрительно, тем более сталкиваясь с таким новым для себя явлением, как практический ислам.

Есть соблазн запретить все, и силовики действуют понятным для себя методом. Например, избивая людей. Это вызывает протест людей против государственно-силового нажима. Таким образом, существует масса причин, по которым молодежь становится на путь салафизма.

- Спасибо вам за беседу, господин Ярлыкапов.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG