Доступность ссылок

Семья казахских беженцев-мусульман сдается в чешскую полицию, чтобы избежать депортацию


Семья Нургалиевых идет к приемному центру лагеря беженцев. Вышни Лхоты, 1 февраля 2009 года.

Семья Нургалиевых идет к приемному центру лагеря беженцев. Вышни Лхоты, 1 февраля 2009 года.

Семье Нургалиевых, которая бежала из Казахстана в 2006 году из-за преследований по религиозным мотивам, грозит депортация из Чехии - как и другим десяткам казахских беженцев. Соискатели статуса беженца в отчаянии.

Супруги Самат Нургалиев и Гульфара Конырова бежали из Западного Казахстана в 2006 году. Вот уже три года беженцы находятся в Чехии, где они просят политическое убежище из-за преследований по религиозным мотивам в своей стране. У них четверо детей –Айнур, Елеугали, Ясин и Хамит. Они живут в общежитии благотворительного общества в городе Брно.

Казахстанские власти называют их салафитами, но сами беженцы утверждают, что они являются последователями «Чистой веры». Салафизм – одно из течений в исламе.

В данный момент их правовой статус сложный, потому что они три раза получили отказ в предоставлении статуса беженца. На языке чешской бюрократии это так называемые «негативы». Первый “негатив” – это отказ полиции по делам иностранцев, второй “негатив” – это отказ местного суда. А после “третьего негатива”, то есть в случае отрицательного решения суда высшей инстанции, претендент на статус беженца должен покинуть Чехию.

А это значит, что семью Нургалиевых могут в любой момент насильно депортировать из Чехии. Даже
Отметка в паспорте казахского беженца гласит, что ему выдан приказ чешской полиции на депортацию, при этом ему дается 8 дней на сбор новых документов.
их ребенок, родившийся в Чехии, не имеет никакой легальной основы для пребывания в этой европейской стране. Гульфара Конырова объясняет:

- Когда родился наш младший сын Хамит, ему в течение 30 дней чешские власти дали первый «негатив», и сразу же после этого он подряд получил два «негатива». Чешские власти это объясняют тем, что новорожденный ребенок не видел никаких притеснений в Казахстане.

Для семьи Нургалиевых 2 февраля истек срок третьего «негатива». Накануне они пошли добровольно сдаваться в приемное отделение полиции по делам иностранцев, здание которой находится на границе с Польшей, на самой восточной окраине Чехии.

Корреспонденты нашего радио Азаттык сопровождали их во время всего процесса.

Утром в воскресенье, 1 февраля, шел снег. Во внутреннем дворе трехэтажного, старого, давно не видевшего ремонт общежития в городе Брно играли дети беженцев. На балконах развешено белье. Родители собрали вещи, приготовились в дорогу, поели и сели в машину, на которой такой же, как и он
беженец развозит продукты, подрядившись к одному чешскому фермеру. Всю дорогу беженцы-салафиты рассказывали о своих проблемах, связанных с бюрократией чешских властей.

Дорога из города Брно до деревни Вышни Лхоты, где расположен приемный центр чешского лагеря беженцев, заняла около трех часов. Несмотря на это казахские беженцы сохраняли спокойствие.

Когда семья Нургалиевых прибыла в приемный центр чешского лагеря беженцев, представитель полиции по делам иностранцев начал грубо обращаться с казахскими беженцами. В приемном центре - две маленькие комнаты, в середине которых стояли столы с перевернутыми стульями. В одной из комнат есть уголок с игрушками для детей. Самат Нургалиев жалуется на отношение чешских властей к беженцам-салафитам:

Семья Нургалиевых в ожидании приема в лагерь беженцев. Вышни Лхоты, 1 февраля 2009 года.
- Вы же сами видели одну украинку, которая сидела в этой комнате, когда мы приехали. Она простояла здесь три часа. Как только полицейские увидели вас, журналистов, тут же начали действовать по-другому. Вы же сами были свидетелями того, как полицейский, увидев нас снова, махнул рукой. Они с нами обращаются не по-человечески, как будто мы не люди. Как увидели журналистов, сразу другие разговоры начали вести.

Пока оформлялись документы, полиция заставила ждать семью Нургалиевых более четырех часов в приемной комнате. Некоторые беженцы проводят здесь около 7 - 10 часов, ожидая от полиции ответа по поводу их ситуации.

Было удивительно то, что дети казахских беженцев вели себя очень сдержанно, но, видимо, уже привыкли ко всяким неожиданностям. Только вот двухлетний Хамит временами плакал от постоянного напряжения.

Чешские власти в любой момент могут депортировать семью Нургалиевых. Такая же участь грозит и другим 199 казахским беженцам и их детям.

Судебные власти и министерство внутренних дел Чехии считают: так как Казахстан в 2010 году будет председательствовать в ОБСЕ, то в Казахстане не может быть преследования людей по религиозным мотивам.

Лагерь беженцев в деревне Вышни Лхоты.
Соискатели статуса беженца в отчаянии. Этих беженцев в Казахстане власти называют салафитами. Правозащитники предупреждают, что на родине их ждет тюрьма.

Корреспондентов радио Азаттык также интересовал вопрос о материальном положении беженцев. Наши собеседники говорят, что местные жители дают им подработать. Некоторые из них зарабатывают на фермах, другие занимаются производством мясных продуктов, а третьи работают на стройке.

- Чехи нам доверяют, потому что они знают, как мы работаем: качественно, быстро и без обмана, - говорит Самат Нургалиев.

В субботу, 7 февраля, беженцы-салафиты планируют провести пикет в центре столицы Чехии.

Как же решится судьба казахских беженцев? Покажет время.
  • 16x9 Image

    Саида БАБАМХОДЖА

    Родилась 1 апреля 1979 года в Ташкенте. Выпускница экономического факультета Узбекского Национального университета. Обучалась в магистратуре Американского университета LaSalle в Праге по специальности PR/Communication. 10 лет проработала в службе мониторинга телеканала BBC. C 2005 года работала радиоведущей прямого эфира в Пражской редакции Казахской службы Радио «Свободная Европа/Радио Свобода».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG